Текст уведомления здесь

Продавцы (чистого) воздуха

Как быть ученым в России и зарабатывать миллионы

Молодые ученые из Новосибирска придумали очиститель воздуха, который оказался настолько хорош, что теперь его можно увидеть почти в каждой городской больнице и других учреждениях. Создатели прибора уже стали миллионерами. «Чердак» отправился в Новосибирский Академгородок, чтобы узнать, как заработать состояние, не бросая науку.
Добавить в закладки
Комментарии
Заезжаем на территорию ученых, в Академгородок. Между аккуратных корпусов, где находятся лаборатории, расставлены знаки «Без мозгов вход запрещен». Пейзаж завершают два стеклянных многоэтажных здания-гиганта — местные называют их «гуси». Мы проезжаем мимо и останавливаемся у здания Технопарка — именно здесь компания TION разрабатывает технологии очищения воздуха.

«У нас тут шутят, что Новосибирск — пригород Академгородка», — улыбается один из основателей компании Михаил Амелькин.

Михаил Амелькин — один из основателей TION. Фото из архива компании TION


Мы входим в новое просторное здание. Внутри огромного атриума разбит зимний сад, прогуливаются молодые сотрудники, пьют среди деревьев кофе. Атмосфера больше располагает к отдыху, нежели к работе.

Партнер Амелькина и сооснователь компании Дмитрий Трубицын, молодой и очень загорелый (он только вернулся из морской экспедиции к острову Пасхи), проводит экскурсию по всему технопарку и знакомит нас с сотрудниками. За компьютерами сидят люди, стоящие повсюду 3D-принтеры что-то печатают. В общем, работа кипит.

Вместо диссертации

Все началось как стартап выпускников Новосибирского государственного университета. Будущие коллеги вместе учились на физфаке, потом была аспирантура, Трубицын занимался разрушением боевых отравляющих веществ in vitro (в пробирке). Тогда же ему пришла в голову идея вывести эти технологии в массовое производство, и вместо того, чтобы окончить аспирантуру, Трубицын запустил хайтек-стартап. Так родилась компания ТION. Был 2006 год.

«Был даже бизнес-план и бизнес-ангел, который дал деньги на развитие стартапа. И понеслось... Но все оказалось совсем не так, как изначально планировалось. Но и слава богу!» — улыбается Михаил.

У ребят была комплексная технология, которая, в числе прочего, включала фотокатализ, благодаря которому можно улавливать и разрушать летучие органические соединения (например, вредные газы и запахи) на поверхности специальных катализаторов вроде диоксида титана, TiO2. Планы были наполеоновские: сибиряки хотели за месяц захватить рынок и поставить свой очиститель воздуха в каждую квартиру. Впрочем, молодые люди быстро осознали, что моментально ничего не случается. Первые два года у них ушли на то, чтобы собрать умную команду, научиться разрабатывать и производить серийные продукты.

«Основным источником кадров были наши телефонные книжки. Тогда же было заложено разработческое технологическое ядро. Мы научились превращать технологии в реальное «железо». Нам тогда помогали расти наши товарищи из компании «Аэролайф», которая уже 15 лет занимается разработкой и производством профессиональных высокотехнологичных систем очистки и обеззараживания воздуха. Потом мы с ними разошлись по сегментам рынка и по технологии. Условно их можно назвать нашими конкурентами, но мы практически не пересекаемся», — весело объясняет Миша.

Убить все живое

Фотокатализ, который на старте был ядром продукта, после детальных исследований остался в прошлом. Ребята сделали упор на другие технологии: электростатическое осаждение на пористых средах и адсорбционно-каталитическую очистку.

Технология работы очистителя «на пальцах». Изображение из архива компании TION


Первая стадия очистки в разработанном TION приборе — префильтр. Он останавливает тополиный пух и другие «крупномеры» — это стандартная технология. Дальше идет электростатический блок, где создается коронный разряд: на специальные электроды подается напряжение в 10 тысяч вольт и все пролетающие бактерии, частички аэрозолей, аллергенных пыли и сажи «цепляют» электростатический заряд. После этого они осаждаются на специальном фильтре из нетканого полипропилена.

В самом принципе электростатического осаждения ничего нового нет — ноу-хау в том, чтобы подобрать верные параметры системы в целом и намотки фильтров в частности. То есть важно правильно экстрадировать и уложить волокно фильтра, подобрать габариты блока зарядки и всю геометрию установки.

«Станки, которые наматывают фильтры, — абсолютно отдельная наша разработка, — Миша вертит в руках фильтр-цилиндр. — В серии их нет. С помощью этой технологии мы научились получать очень высокие классы фильтрации: добавление блока зарядки к «правильному» фильтру увеличивает его эффективность в тысячи раз. Поэтому мы реально можем задерживать самые-самые маленькие частички — вплоть до десятка нанометров — на очень дешевых и при этом емких фильтрах собственного производства».

Намотка фильтров. Фото из архива компании TION


Задерживать мелкие частички стало возможным уже давно благодаря HEPA-фильтрам, которые сегодня используются даже в «продвинутых» пылесосах. HEPA-фильтры образованы системой ветвящихся волокон определенной структуры — это дорогой, очень мелкоячеистый материал. Волокна устроены так, что частички за них цепляются и останавливаются. При всех достоинствах у HEPA-фильтров есть ограничения, которые мешают внедрить их везде: большое сопротивление воздуху, высокая стоимость, низкая емкость. В том числе поэтому сами НЕРА-фильтры обычно защищают от крупных загрязнителей каскадом более дешевых и менее эффективных фильтров. Что хуже, на HEPA-фильтрах в живом состоянии осаждаются микроорганизмы, в том числе болезнетворные.

«Наша фильтрация по эффективности не уступает НЕРА, но в наших установках в коронном разряде из кислорода продуцируется озон. Он постоянно «обдувает» поверхность фильтра, убивая все микроорганизмы, которые там собираются, — Миша гордо прохаживается мимо стоящих в ряд белых ящичков-очистителей. — У нас есть куча медицинских заключений, например по вирусу Эбола, сибирской язве, стафилококкам, по живому туберкулезу и т.д (документы, подтверждающие исследования, есть на сайте компании – http://pro.tion.ru/med/). Все это реально убивается. Более того, у нас есть заключения Противочумного центра Роспотребнадзора, что наше «железо» может использоваться для работы с микроорганизмами высокой патогенности».

Озон опасен не только для бактерий: если как следует им надышаться, можно заполучить такие симптомы, как головная боль, утомляемость, угнетение нервной системы и даже ожог легких. Впрочем, таких огромных концентраций озона в приборах TION нет. Газ, который остался после убийства микроорганизмов, при помощи адсорбционно-каталитических фильтров превращается снова в кислород. Заодно эти же фильтры задерживают другие газы и токсичные вещества.

В разрезе фильтр выглядит как матрешка: под каждым слоем скрыт еще один, меньший по диаметру. Внутри спрятана полипропиленовая катушка — там-то и идет электростатическое осаждение на пористых средах. Производство фильтров налажено в цехах, арендованных у Бердского электромеханического завода, что в 15 километрах от Академгородка.

Миллионы из больниц

В 2010 году в ТION закрыли все направления развития и сфокусировались на медучреждениях. Предприниматели объясняют свой выбор тем, что в этой области просто подтвердить эффективность очистки воздуха, так как есть четкие критерии по проверке оборудования.

«Можно прийти и доказать, что твоя штука работает, в отличие от кафешки, где очень сложно измерить запах. Инструментальных методов проверки по табачному дыму фактически нет, потому что это спектр из тысяч загрязняющих веществ, — поясняет энергичный Миша. — Это было интуитивное решение: мы пошли пробивать стену в медицине. Бегали по больницам, показывали свое оборудование, давали бесплатно на пробу, проходили кучу медицинских и клинических исследований. Даже «Склиф» (НИИ скорой помощи имени Склифосовского) нас проверял и в итоге закупил оборудование... Кто только не проверял!» Сибиряки собрали около 150 заключений об апробации приборов в медицинских учреждениях.

Ламинарный потолок TION c HEPA-фильтрами над операционным столом в Тушинской больнице. Фото из архива компании TION


«Мы просто ставили приборы в палаты и делали замеры по бактериальной обсемененности воздуха до, включали прибор и смотрели, что изменилось после. Видели, что все классно, что воздух чистый и обеззараженный», — Миша листает слайды презентации.

До того как ребята ушли в медицину, их оборот составлял порядка 15—20 миллионов рублей в год. Этого еле-еле хватало на выживание и развитие. В 2010 году обороты подскочили до 70 миллионов в год.

С 2011 по 2013 год оборот TION еще вырос до полмиллиарда рублей. Тогда создатели решили вернуться к диверсификации: пошли в рестораны и кафе, начали оснащать атомные станции, работать с РЖД и метро. Дело закрутилось, но мечтали они не об этом...

Голубая мечта TION — рынок B2C

В 2013 году сибиряки наконец-то вышли на рынок В2С (Business-to-consumer/Бизнес для Потребителя). Они создали компактный бытовой прибор — бризер TION O2.

Сейчас у всех стоят пластиковые окна. Они хорошо защищают от сквозняков и шума, но совершенно не пропускают в квартиру свежий воздух. Из-за скапливающегося в помещении углекислого газа рассеивается внимание, замедляются мозговые процессы, появляются вялость и усталость. Чтобы вернуть в комнату кислород, нужна вентиляция. Прибор под названием бризер (проветриватель) сконструирован как раз для того, чтобы ее обеспечивать. Установка бризера под ключ обойдется примерно в 25 тысяч рублей. Внутренности у него почти те же, что и у медицинских предшественников, разве что чуть-чуть проще. Фильтры в приборе нужно менять раз в год, причем сделать это можно самому.

Схема работы домашнего бризера. Фото из архива компании TION


«С ним можно нормально дышать при закрытых окнах, — говорит Миша. – Но надо понимать, что бризер не охлаждает воздух. Зато зимой он подогревает его при помощи системы электронного климат-контроля».

Опираясь на медицинский опыт, создатели установили в прибор серьезный набор фильтров, в том числе класса НЕРА. «Многие говорили нам, что людям не нужна такая серьезная защита — мол, никто не разбирается в этих классах фильтрации и не понимает опасностей, связанных с грязным воздухом. Но для нас очистка воздуха никогда не была маркетингом. Для нас это физика и здравый смысл», — рассказывает основатель компании.

У Амелькина и сотрудников еще много идей, до которых пока не дошли руки. Они продолжают трудиться над следующими поколениями бризеров с навороченными начинками и системами определения качества воздуха и автоматического управления микроклиматом квартиры по стандарту «умных домов». В общем, создатели «хитрой» вентиляции — живое доказательство, что ученый вполне может быть успешным и состоятельным, не бросая любимое дело.
Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы