Текст уведомления здесь

Ни проехать, ни пройти

Что мешает беспилотному транспорту захватить мир

Они в каждой пятой новости: дроны доставляют посылки, беспилотные грузовики рассекают по автострадам. Но если с беспилотниками все так хорошо, то где же они применяются и почему их еще не видно на каждом углу? Об этом «Чердаку» рассказал Антон Рогачев, руководитель образовательных программ лаборатории аэрокосмической инженерии МГУ.
Добавить в закладки
Комментарии

Сами по себе беспилотники — явление не новое. «Спутник — это, наверное, самый беспилотный беспилотник, потому что после запуска его ни поймать, ни отремонтировать нельзя. Но для спутника никакая особенная инфраструктура не нужна. Так, маленькие студенческие спутники „запускают“, попросту выбрасывая с МКС. А уж на орбите от них не требуется особых маневров», — говорит Антон.

Антон Рогачев. Фото предоставлено организаторами Олимпиад НТИ

Антон Рогачев. Фото предоставлено организаторами Олимпиад НТИ

Главное — доставить спутник в околоземное пространство, для чего существуют дорогие, но отработанные технологии. Дальше он будет оставаться на орбите или сгорит в атмосфере, а если на его пути окажется обломок космического мусора, то очень жаль, но увернуться от него у спутника практически нет возможности.

Другой пример работающих технологий беспилотного транспорта — автопилоты самолетов и кораблей. Конечно, такие сложные операции, как взлет и посадка или заход в порт, автопилоту доверить нельзя, однако в воздухе или открытом море, там где нет препятствий, он отлично справляется со своими обязанностями.

Относительно неплохо себя чувствуют и дроны (пока). По крайней мере, военные используют их давно и успешно. Правда, когда дело доходит до их применения в сложных условиях мирной обстановки, например в городе, начинаются проблемы.

Доставка дроном от Amazon: выглядит круто, но в реальной жизни сажать коптер прямо на асфальт перед домом чревато тем, что его украдут вместе с посылкой. Нужна специальная площадка

«Дроны — не самый сложный случай, потому что из инфраструктуры им нужен только воздух и место для посадки. Однако место для посадки требуется специальное, например на крыше. А вот влететь в окно — очень сложная задача, поскольку дрона сносит воздушными потоками, идущими вдоль здания», — поясняет Антон.

Так что доставка пиццы или мелких посылок дронами прямо в квартиру — это пока аттракцион, нежели реальное применение дронов. Чуть лучше дела обстоят с промышленным использованием беспилотников.

«Коптеры умеют автономно осматривать строительные площадки и сельхозполя, где можно смонтировать площадку для дрона. Однако таких областей пока немного, — рассказывает Рогачев. — Даже автономный осмотр ЛЭП — это пока нерешенная задача. Сейчас вместе с коптером вдоль ЛЭП всегда идет инженер».

Использование в сельском хозяйстве: дрон-опрыскиватель

Самый сложный случай — беспилотные автомобили, поскольку им нужна сама сложная инфраструктура, а ее, признает собеседник «Чердака», пока нет: «Если бы все автомобили были беспилотными, проблем бы не было — они бы обменивались информацией о том, что происходит на дороге, и координировали свои действия. Но мы-то живем в мире, где за рулем — обычные люди, которые иногда могут ездить неадекватно. Машина пока не может предсказать поведение такого водителя». Ну, а погодные и регулярно меняющиеся дорожные условия (ремонт/новые развязки/ямы) еще больше усложняют общую ситуацию.

Соответственно, для этого нужны технологии обмена информацией между устройствами и технологии искусственного интеллекта и машинного зрения для распознавания остальных элементов пространства.

Когда датчики станут достаточно дешевыми, а искусственный интеллект достаточно развитым, беспилотный транспорт можно будет сделать действительно безопасным. Возможно, это произойдет в ближайшее время, так как работа над машинным зрением, искусственным интеллектом и интернетом вещей ведется в усиленном режиме во всем мире. История может повториться как с внедрением автомобилей на электрической тяге, полагает эксперт: «Вспомним, как начали распространяться электромобили. Сначала их было почти негде заряжать, но с появлением электромобилей Tesla они стали мейнстримом в Америке. Когда такого уровня продукт появится и среди беспилотных автомобилей, тогда, я думаю, все начнет потихонечку выправляться».

Пока же беспилотные автомобили, автобусы, трамваи и поезда тихонечко ездят там, где им никто не мешает. Как, например, будут это делать автобусы «Матрешка», запуск которых запланирован на следующий год в Сколково.

Тестовый запуск «Матрешки» в Сколково

А реальную практическую пользу пока приносят беспилотные комбайны и сеялки, которые применяются в сельском хозяйстве.

Беспилотный комбайн компании Cognitive Technologies

Антон Рогачев — эксперт Олимпиады НТИ для школьников, профиль «Автономные транспортные системы».

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Исправляя А-Т на Г-Ц

Создан инструмент корректирования генома по буквам

Редактирование геномов на базе системы CRISPR-Cas9 продолжает свое триумфальное вторжение в нашу жизнь. На наших глазах рождается технология точечного редактирования оснований — отдельных букв нашего генома. Возможно, именно ей предстоит стать основной рабочей лошадкой медицинской генетики будущего.
Добавить в закладки
Комментарии

Грубо говоря, жизнь — это воспроизведение неточно самокопирующихся систем. И неточность тут так же важна, как и копирование: ошибки наследования делают живые организмы разными, а значит дают кому-то из них шанс на «апгрейд» приспособленности к условиям окружающего мира, постоянно подбрасывая эволюции новый материал для отбора. Но то, что хорошо для живого в целом, не всегда хорошо для конкретного организма — особенно если он обременён разумом и амбициями.

Изменчивость, в особенности мутационная, частенько наделяет нас помимо нашей невыносимой неповторимости ещё и некоторыми наследственными заболеваниями. Особенно заметно это на примере точечных мутаций, которыми в основном и отличаются друг от друга наши геномы.

Перед тем, как продолжить, давайте устроим себе короткий экскурс в молекулярную биологию. Каждая из двух цепей спирали ДНК состоит из нуклеотидов. Самая важная для хранения информации часть нуклеотида — его азотистое основание. Всего этих оснований четыре штуки: аденин (А), тимин (Т), гуанин (Г) и цитозин (Ц). Эти основания из двух разных цепей развёрнуты к центру двойной спирали, где аденин дополняет тимин (и наоборот), образуя с ним пару А-Т; подобные же отношения связывают и гуанин с цитозином, формирующих пару Г-Ц. Именно этой азбукой и записывается информация об аминокислотной последовательности всех белков нашего организма.

В коллаже использованы иллюстрации chromatos / Фотодом / Shutterstock
В коллаже использованы иллюстрации chromatos / Фотодом / Shutterstock

[ ... ]
Читать полностью

О чем мечтают андроиды

Как корреспондент «Чердака» пыталась поговорить с роботами

В прошедшие выходные в Москве прошла выставка Robotics Expo. Корреспондент «Чердака» узнала на ней, чем дерутся дроны, посмотрела на роботов, которые отбирают у людей работу, и взяла у одного из них интервью.
Добавить в закладки
Комментарии

«Приветствую вас в этот погожий денек!» — восклицает робот у стенда Московского технологического института, когда я к нему приближаюсь. В теплом павильоне в Сокольниках, где проходит выставка, ему, конечно, невдомек, что на улице хмурое небо, минусовая температура и ветер. Дальнейший разговор с чудом техники тоже не клеится. «Кто ты такой?» — настойчиво спрашивает стоящий рядом со мной мальчик, но на дисплее робота появляется лишь надпись, из которой следует, что Герман Греф — это президент и председатель правления Сбербанка России. Наверное, ко второму дню выставки он устал общаться с посетителями и думает о чем-то своем, роботическом.

Робот Московского технологического института. Фото: Екатерина Боровикова / chrdk
Робот Московского технологического института. Фото: Екатерина Боровикова / chrdk

На соседнем стенде, принадлежащем компании GBL Robotics, изо всех сил развлекает публику маленький робот-футболист. Он не умеет разговаривать, зато ходит, кувыркается и садится на шпагат. Дети в восторге и выхватывают друг у друга пульт управления.

Единственного робота, с которым мне удалось пообщаться, зовут Kiki. Она может работать в автономном режиме, самостоятельно поддерживая диалог за счет встроенных библиотек и поиска в Google по ходу разговора, а может управляться оператором. Подобраться к Kiki для интервью не так просто — она постоянно окружена желающими поболтать. [ ... ]

Читать полностью

Светлое будущее

Оптогенетика для чайников

15 лет назад ученые приблизились к созданию лабораторного «светового оружия»: оказывается, можно научить клетки реагировать на свет и управлять ими с помощью фонаря. Попробуем разобраться в том, чем удобны оптогенетические методы и как бактерии помогли ученым лечить больных диабетом мышей с помощью смартфона.
Добавить в закладки
Комментарии

Точность — вежливость королей

Чем дальше развивается медицина, тем сильнее она стремится к точному и целенаправленному воздействию на организм. Старые добрые методы вроде кровопускания или ртути остаются в прошлом, в современном мире стоит задача действовать избирательно на конкретные группы клеток. Например, заставить выделять инсулин клетки поджелудочной железы (и только их, а не клетки, скажем, глаза или кости). Или стимулировать определенный участок головного мозга. Такие же вопросы стоят и перед исследователями, изучающими конкретные процессы в организме или в сложных клеточных культурах. Чем точнее мы учимся управлять физиологией выбранных групп клеток, тем понятнее, как именно эти клетки работают и кто из них участвует в развитии заболеваний.

Уже довольно долго эти задачи решаются либо с помощью веществ, действующих только на определенные типы клеток (но не в каждом случае их удается подобрать), либо путем генной инженерии. Можно «кормить» клетки дополнительной генетической информацией и заставлять их производить нетипичные для них белки или, наоборот, выключать уже работающие в клетках гены. Однако ни один из методов не позволяет контролировать происходящее. Например, не получается резко прекратить воздействие на клетки, если что-то пошло не так; не всегда удается дозировать сигнал, варьировать его во времени и пространстве и исключать побочные эффекты. А хотелось бы уметь встраивать в клетки какой-то выключатель и активировать его с помощью стимула, безопасного как для самих клеток, так и для их окружения. Такой стимул придумали в 2002 году — им оказался свет.

Я вижу свет! [ ... ]

Читать полностью