Текст уведомления здесь
Справа (и посередине) — Homo Neanderthalensis, слева homo SapiensИллюстрация: Ольга Скворцова, Chrdk.

Заповедник гоблинов

Скорее всего, «человек разумный», высадившись в Европе, не дал неандертальцам жизни в прямом смысле слова

В последние годы с каждым новым исследованием неандертальцы оказываются все ближе по степени разумности к Homo sapiens. Но это не помогло им пережить столкновения с представителями нашего вида. Испанский «заповедник», где они якобы существовали тысячи лет после прихода современных людей в Европу, не смог спасти аборигенов континента от гибели. Впрочем, скорее всего, не было и заповедника и «испанских» неандертальцев взяли в оборот так же быстро, как и их прочих европейских собратьев.
Добавить в закладки
Комментарии

На протяжении почти ста лет после того, как в пещере Неандерталь нашли скелеты новых родственников человека, в науке доминировало представление о том, что их обладатели — некие примитивные создания практически без членораздельной речи. И, следовательно, без сложной социальной организации. Считалось, что в силу недостаточно развитых лобных долей мозга они уступали людям практически во всем: в умении создавать совершенные орудия труда, украшения, рисунки.

Не умея сложного (в том числе — строить плоты и лодки), они так и не смогли заселить иные континенты, хотя люди современного типа уже 65 тысяч лет назад  успели колонизировать как неродную для них Евразию, так и далекую Австралию. В свете этих представлений логичным выглядело предположение, что после прихода Homo sаpiens в Европу неандертальцы были обречены.

Но постепенно в копилке оппонентов складировались факты, которые указывали на совсем другой облик нашего родственника. Например, в иракской пещере Шанидар была найдена могила мальчика-неандертальца, на дне которой было много цветочной пыльцы. Получается, неандертальцы хоронили мертвых с цветами — обычай, который даже у сообществ Homo sаpiens встречается далеко не с самого начала их исторического пути. Это явно требует абстрактного мышления и ставит под сомнение «примитивность» неандертальцев.

Однако факты без правильной интерпретации научное сообщество часто игнорирует. Ряд антропологов списал все на «случайность», а то и на случайный «полет шмеля» (перенос пыльцы насекомыми опылителями). Последняя точка зрения, впрочем, не снискала особую популярность: захоронение находилось 15 метрах от входа в пещеру и сложно представить себе пчелу, которая сама летит в такое место, да еще и прицельно садится в незарытую могилу, чтобы оставить там пыльцу. 

Реконструкция неандертальца, 30-е годы XX векаИллюстрация: CC BY Wellcome Collection

В 1990-х в Испании был сделан целый ряд археологических находок, которые вообще поменяли устоявшиеся представления о неандертальцах. Возраст находок оказался меньше, чем у первых следов Homo Sapiens в Европе. Человеку современного типа в момент его появления на этом континенте соответствовала ориньякская культура, а неандертальцам — мустьерская. «Мустьерские» следы в находках явно указывали на то, что два разных вида людей могли жить в Европе одновременно. Получалось, что Homo sаpiens пришли в Европу около 40 тысяч лет назад, а неандертальцы в Иберии вымерли только 30 тысяч лет назад. Сюрприз. 

Испанский антрополог Хосе Арсуага даже предположил, что предания о троллях, гоблинах и некоторых других мифологических существах могли быть формой отдаленной памяти, которая передавалась с помощью фольклора десятки тысяч лет подряд. Якобы это было свидетельством того, что человек разумный в древности сосуществовал с другим видом Homo. Тот факт, что в Испании неандертальцы задержались сильно дольше, чем в остальной Европе, ученые объяснили преградами в виде Пиренейских гор и реки Эбро. Таким образом, складывалось ощущение, что в древности Иберийский полуостров был чем-то вроде «заповедника гоблинов» (в знаменитом романе Клиффорда Саймака «Заповедник гоблинов», посвященного проблемам взаимопонимания и сосуществования, действует и привычный персонаж американских комиксов — «образованный» неандерталец — прим. «Чердака»), места, где позднее вытесненный вид Homo существовал тогда, когда современный человек уже давно освоил все окружающее Пиренейский полуостров пространство.

А был ли заповедник?

И вот в 2019 году новые данные раскопок пошатнули эту концепцию. Испанские исследователи установили время, когда ориньякская культура пришла в пещеру Бахондийо (Bajondillo) в Южной Испании. Оно оказалось неожиданно древним — 43-45 тысяч лет назад. Из этого следует, что люди современного типа появились на Иберийском полуострове в тот же момент или даже пораньше, чем в Западной и Центральной Европе в целом, а вовсе не на 15 тысяч лет позже. Это ставит под сомнение более ранние представления о «заповеднике» неандертальцев в Иберии, где они тысячи лет обитали и после того, как вымерли в других частях планеты. Из новых дат выходит, что замещение европейских неандертальцев людьми современного типа, ранее связывавшееся рядом исследователей с ухудшением климата 40 тысяч лет назад, на самом деле началось за тысячи лет до такого ухудшения. Возможно, ближе к истине сторонники точки зрения, что вытеснение более ранних «европейцев» пришлыми Homo sapiens шло за счет конкуренции между двумя видами.

Примитивный или продвинутый?

Вообще, вопросу о том, когда и почему вымерли неандертальцы, в последние годы уделяется заметно больше внимания, чем раньше. Раньше все было понятно: при столкновении двух видов, один из которых заведомо примитивнее другого, побеждает сами понимаете кто. Скажем, еще несколько десятилетий назад считалось, что неандертальцы якобы не знали метательного оружия, отчего, как считалось, часто травмировались и погибали на охоте и в бою. Предполагалось, что они были приверженцами однообразной мясной диеты и поэтому крайне зависимы от успешной охоты. А охота почти всегда рискованнее собирательства. От этого их численность ученые оценивали как стабильно низкую и даже убывающую. Малейшее снижение численности добычи должно было подвергать их риску голода. Из их предполагаемой малочисленности делался вывод, что неандертальцы страдали от близкородственного скрещивания и оттого были еще более уязвимым для любых внешних факторов видом.

Вопреки ранним представлениям, неандертальцы охотились сообща и имели сложную социальную структуру обществаИллюстрация: dieKleinert / Alamy

Однако в 1990-х выяснилось, что еще Homo heidelbergensis, прямые предки европейских неандертальцев, освоили групповую скоординированную охоту с метательными копьями. Недавняя работа британских исследователей показала, что копья имели специальную форму, дающую им оптимальный весовой баланс и хорошую баллистику. Если современные этнографы считают, что метательные копья современных охотников-собирателей малополезны дальше 10 метров, то точные реплики «гейдельбергских» копий показали неплохую кучность до 20 метров. И это при том, что в экспериментах их метали люди, до того вообще не тренировавшиеся попадать копьем в цель. Более того, нет среди неандертальских охотников и четких признаков более высокой травматичности в бою — частота травм для них и древних Homo sapiens очень похожа.
 

Общий вид конструкции (и схема), сооруженной неандертальцами в пещере Брюникель около 176 тысяч лет назадФото: E. Fabre, SSAC; Jacques Jaubert et al.

Ранее обнаружилось, что 177 тысяч лет назад европейские неандертальцы строили в глубине пещер крупные круги из сходных по форме и размеру сталагмитов, в центре которых сжигали кости животных. Это заставило ряд исследователей предполагать у них наличие религиозных представлений. Более ранние подобные примеры для рода Homo неизвестны. Выходит, религия и абстрактные представления могли появиться у «примитивных гоблинов» раньше, чем у таких предположительно совершенных существ, как Homo sapiens.

В 2018 году оказалось, что первые художественные изображения также оставили неандертальцы, причем на десятки тысяч лет раньше Homo sapiens. У иберийских неандертальцев нашли и крашенные ракушки (неясно, украшения или символы) древностью в 115 тысяч лет, а кроме того, неандертальцы оказались первыми, кто варил каши (из ячменя). Есть и находка челюсти иберийского неандертальца, страдавшего флюсом, причем на ней есть следы салициловой кислоты (ее производные входят в аспирин) и антибиотика пенициллина. Конечно, оба лекарственных компонента брались данным конкретным неандертальцем не в аптеке, а из естественных источников — коры тополя и плесени соответственно. Но тем сложнее стоявшая перед ним задача — он должен был знать, что именно эти средства помогают при его болезни. Для людей использование аналогичных средств в столь давние времена пока неизвестно.

Эти изображения (представлены зарисовкой 1913 года) ранее приписывались современным людям, но по датировкам 2018 года их сделали 65 000 лет назад, когда в Европе, по имеющимся данным, могли быть только неандертальцы

Дополнительно осложнила картину работа немецких ученых, по которой неандертальцы достигли пика численности к 43 тысячам лет назад. К картине разносторонне развитого вида со сложным поведением добавилась неясность: что вообще могло вызвать вымирание относительно успешного представителя человеческого рода, наращивающего численность вплоть до 43 тысяч лет назад?

Возникала и другая сложность. По ряду датировок в Иберии последние неандертальцы почему-то вымерли 28—34 тысяч лет назад, в то время как в остальной Европе их следы исчезают уже 40 тысяч лет назад. Почему Иберия оказалась «заповедником гоблинов»? Ряд ученых полагал, что причина этого в более позднем приходе сюда современного человека.

Новые даты

Недавняя работа испанских авторов в Nature Ecology & Evolution сосредоточилась на другой части вопроса исчезновения иберийских неандертальцев. Исследователи попытались точно установить, когда именно Homo sapiens пришли в Иберию. Для этого они взяли данные по пещере Бахондийо, заселенной представителями рода Homo, примерно со 120 тысяч лет назад. Ранее считалось, что до 34 тысяч лет назад там жили неандертальцы, изготавливавшие мустьерские каменные орудия. Оценки эти основывались на девяти датах, полученных радиоуглеродным анализом материала из слоя Бахондийо-13. Углерод для них ученые брали из кусочков древесного угля от костров, разводившихся на полу пещеры. Каменные орудия из этого слоя ранее считались позднемустьерскими (мустьерская археологическая культура связывается с неандертальцами).

Исследователи еще раз взяли пробы из древесного угля и провели радиоуглеродный анализ, используя ускорительную масс-спектрометрию.  Она позволяет прямо определять содержание углерода-14, по которому и ведется датировка. До сих пор образцы из этой пещеры датировали, используя непрямую оценку содержания углерода-14, по бета-распадам его атомов. Они происходят сравнительно редко, поэтому этот метод в целом менее точен и чувствителен. Ускорительный масс-спектрометр делит атомы различных изотопов углерода из образца, «разводя» их по разным потокам, и считает более массивные атомы углерода-13 напрямую (они попадают в отдельный от углерода-12 поток), а не по бета-распадам. С его помощью ученые получили 17 новых радиоуглеродных дат слоя Бахондийо-13 и обнаружили, что его возраст составляет 43—45 тысяч лет. Причем речь идет скорее о нижней границе возможных дат, то есть теоретически слой может быть еще древнее.

Затем исследователи повторно проанализировали принадлежность орудий из этого слоя к археологической культуре мустье. Оказалось, что среди 353 орудий не менее 1,1% сделаны на базе сравнительно крупных пластин, сколотых с нуклеуса (ядра каменной заготовки), длинных и тонких заготовок. Есть среди них и одно сверло (одно из древнейших в мире), а ряд орудий имеет ретушь вдоль всех своих краев. Это характерные черты уже не мустьерской, а ранней ориньякской археологической культуры.

Читайте также: Еще один из рода денисовцев. Что мы знаем о неожиданно появившемся неделю назад на свет пятом представителе вида Homo sapiens Denisovan

Ориньяк сегодня однозначно ассоциируется с Homo sapiens. Неандертальская мустьерская культура, напротив, с пластинами не связана, ее мелкие орудия делали из более простых отщепов. Конечно, возникает вопрос о том, почему тогда ранее Бахондийо-13 связывали с неандертальцами. Ответ на него, кроме неидеальной тщательности археологической оценки найденных орудий, может лежать еще и в гипотезе «барьера Эбро». Это популярное объяснение того, почему люди современного облика якобы поздно заменили неандертальцев в Иберии. По этой гипотезе река Эбро на севере Пиренейского полуострова считалась барьером, который Homo sapiens почему-то долго не могли преодолеть. В итоге иберийские археологические находки древнее 34 тысяч лет многие исследователи были склонны рассматривать как (по умолчанию) неандертальские.

Выводы авторов работы однозначны: слой Бахондийо-13 оставлен носителями ранней ориньякской культуры, то есть Homo sapiens появились на Иберийском полуострове на десять тысяч лет раньше, чем считалось до сих пор. Возможно, и еще раньше. Более ранняя дата, надо сказать, вполне возможна: если наш вид вышел из Африки и высадился в Австралии 65 тысяч лет назад, то почему бы ему не достичь куда более близкой Европы ранее 43—45 тысяч лет назад? Для этого ведь даже не требуется преодолеть открытое море, ориентируясь по звездам, как это случилось с будущими австралийскими аборигенами при палеолитической колонизации Австралии.

Кто убил неандертальца — климат или брат-человек?

Новая датировка ставит под сомнение и гипотезу «климатического» исчезновения неандертальцев, имевшую определенную популярность в последние годы. Дело в том, что около 40 тысяч лет назад произошло два заметных климатических явления: событие Хайнриха, падение температур и вытекающее из него снижение уровня осадков, и извержение супервулкана на Флегрейских полях (близ современного Неаполя). Последний засыпал пеплом большую часть Европы. Например, в нижнем течении Дуная толщина слоя пепла местами превысила метр. К тому же такое крупное извержение должно было сделать глобальный климат более холодным на многие годы.

Возникли предположения, что современные люди сменили неандертальцев 40 тысяч лет назад в связи с тем, что по ним (и без того якобы неважно адаптированным) сильно ударило климатическое бедствие. Гибель растительности от извержений и холодов не могла не привести к сокращению количества доступной пищи. В теории это могло нанести удар по виду как раз накануне появления современных людей в Европе.

Однако, как отмечают авторы новой работы, их датировки явно противоречат объяснению ухода неандертальцев климатом. 43—45 тысяч лет назад он был еще довольно мягким, близким к сегодняшнему. Очевидно, он не мог иметь отношения к вымиранию неандертальцев.

Читайте также: Младенчество неандертальца. Чем неандертальские младенцы отличаются от современных?

Другой важный вывод из работы: носители ранней ориньякской культуры практически одновременно появляются как в Центральной Европе, так и в Западной. Уверенных дат европейского ориньяка древнее 43—45 тысяч лет восточнее Бахондийо просто нет. То есть по археологическим меркам культура распространилась по Европе «мгновенно», на протяжении очень небольшого времени. Возможные причины такой высокой мобильности авторы видят в том, что ориньякцы могли двигаться вдоль морских побережий, непрерывно мигрируя по наиболее простому для прохождения маршруту.

Публикация испанских исследователей вызвала быструю реакцию. В том же номере Nature Ecology & Evolution немецкая исследовательница Катерина Доука (Katerina Douka) напомнила, что ранее уже сомневалась в поздних датировках существования неандертальцев на Иберийском полуострове. Типичные палеолитические люди держали полы своих пещер сравнительно чистыми — там почти нет человеческого биологического материала. То есть устанавливать, когда и какой вид занимал ту или иную пещеру, чаще всего приходится по орудиям, найденным там. Между тем далеко не всегда археологический слой с четкой датировкой содержит такое количество орудий (от сотни и выше), по которым легко сделать однозначный вывод, к какой именно культуре принадлежали обитатели пещер.

Особенно сложной ситуацию сделала «гипотеза Эбро», из-за которой многие исследователи автоматически считали все находки в Испании до 34 тысяч лет назад «неандертальскими». Не помогало точности и то, что большинство радиоуглеродных датировок на иберийском материале делалось методом подсчета бета-распадов углерода-14, а не ускорительной масс-спектрометрией (этот более точный метод требует и более сложного оборудования, отчего стал широко применяться лишь недавно).

Очевидно, на данный момент точка зрения об «иберийском заповеднике» для неандертальцев подтверждается не вполне. Более вероятно, что смена их людьми современного типа шла практически одновременно по всей Европе, причем, как ясно из новой работы, в благоприятных климатических условиях. Это может указывать на то, что ключевым фактором вытеснения вида-предшественника стал именно контакт с современными людьми, пришедшими в Европу с юга. Тогда убийцей вида древних людей следует считать их собратьев — Homo sapiens.

Впрочем, не все так плохо. Европеоиды и монголоиды все еще несут в себе несколько процентов неандертальских генов. А значит, между этими двумя видами людей были не только конфликты.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы