Московская археология

Что копают в столице

Археологические раскопки на Биржевой площади в Москве. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС
Археологические раскопки на Биржевой площади в Москве. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

В День археолога «Чердак» поговорил с археологом, членом-корреспондентом РАН Леонидом Беляевым о том, как развивалась эта наука в Москве, где самые интересные места в столице, какие находки преподносит строительство по программе «Моя улица» и найдут ли наконец Библиотеку Ивана Грозного.

Колыбель московской археологии

Московская археология сформировалась в 1940-х годах на небольшом участке земли между впадением Яузы и реки Неглинной в Москву-реку, рассказывает Беляев. На раскопках в Гончарной слободе и в Зарядье археологи выделили типы московской керамики, а она, в свою очередь, послужила каркасом для построения хронологической шкалы и системы стратиграфии столицы.

«В Зарядье археологи впервые вскрыли целые участки районов с планировкой, дома с мощеными дворами, заборами, воротами, погребами, подвалами, с огромным количеством сохранного дерева», — отмечает Беляев.

Археологические находки, обнаруженные на месте парка «Зарядье». Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Конечно, и другие места в столице представляют интерес для археологов. За пределами «старой Москвы» (зоны, которую в XVIII веке опоясал Камер-Коллежский вал) ученые работают с памятниками не городской культуры: городищами, курганными группами, сельскими церквями. На основе таких объектов формируется, например, парк «Митино», где археологи обнаружили более десятка курганов XI—XIII веков. А в центре столицы интересных для археологов мест не пересчитать: Кремль, Красная площадь с Василием Блаженным и Казанским собором, древние улицы — Никольская и Ильинка, Романов двор и московские монастыри — все это лишь отдельные примеры. Объектов, поменявших представление историков о древней Москве, археологи изучили уже многие десятки.

«Любая точка, в которой эпоха технического прогресса не уничтожила культурный слой полностью, потенциально важна для археологии. Нужно выделить такие участки культурного слоя (и остатки сооружений, разумеется), перспективные с научной точки зрения, и охранять их сугубо, отделяя от тех участков, которые безусловно уничтожены. Поэтому мы постоянно ведем учетную картографическую работу», — говорит археолог.


Большие раскопки

В центре Москвы уже третий год перекапывают улицы, и москвичи шутят, что власти ищут Библиотеку Ивана Грозного. Беляев серьезно возражает: «Московским властям совершенно не до этого. Никакую библиотеку они не ищут, да и библиотеки этой, конечно, не существует. Вернее, у Грозного было книжное собрание, но оно не представляло собой скрытого сокровища — значительная часть его книг хранится в наших библиотеках».

Ученый добавляет, что информация, которую археологи получают в результате работ по благоустройству улиц, «довольно обильная, но вполне случайная, бессистемная».

«Наилучшая ситуация для тех, кто прокладывает, — чтобы ничего не находилось. Институт археологии РАН к реализации программы привлечен не был, и мне трудно сказать точно, но судя по результатам, при прокладке в основном затрагивались остатки архитектурных сооружений, которые были и ранее известны историкам и археологам, — их появление легко было предвидеть. Собрали, конечно, и некоторое количество неожиданных, случайных находок, в основном позднего периода, которые представляют, так сказать, обывательский, и лишь подчас музейный интерес», — подтверждает ученый.

По-настоящему интересным Беляев считает лишь один участок, затронутый во время реализации программы «Моя улица», — Биржевую площадь, что на пересечении Ильинки с Богоявленским переулком. В Средние века это место входило в посад — торгово-промышленную часть города, где жили и торговали купцы, работали ремесленники, находились постоялые дворы, склады и таможня. В конце июня этого года археологи обнаружили там остатки деревянных и каменных сооружений.

«Участок, сколько известно, не был выделен заранее для пристального археологического изучения, но когда начали работы по установке фонтана на Биржевой площади, то сразу наткнулись на фундаменты XVII—XVIII веков. Возможно, церковного комплекса. От него не очень много сохранилось, зато возле них обнаружился большой участок культурного слоя Москвы, от первой половины XVII века и ранее, включая XIII, а возможно и XII век», — говорит Беляев.

Раскопки на Биржевой площади. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

По его словам, в раскопе археологи нашли подземные части деревянных сооружений, в том числе хорошо сохранившуюся деревянную лестницу. «Во влажной части культурного слоя Москвы вообще много деревянных настилов, мостков и мосточков, лестниц и других объектов древнего благоустройства, выполнявшихся из дерева. Эти дома, вернее подвалы домов, сменяют друг друга во времени, оставаясь на одном месте. Это тоже своеобразная стратификация. Если один дом уже не используется, на его месте ставят другой, роют новый погреб, который иногда попадает в старый, иногда — нет; то же и с печами. Стратификация рождает относительную хронологию: можно понять, какой раньше, какой позже», — поясняет Беляев.

Археологические работы еще ведутся, и пока рано оценивать их результат, но уже сейчас ученый уверен, что на Биржевой площади собран яркий материал.


Кремлецентричность

Как в любой науке, в археологии новые гипотезы вытесняют старые, одни теории подтверждаются, другие — нет. Так, в 1940-х годах считалось, что Москва началась не с Кремля.

«Считалось, что было большое количество отдельных городищ, укрепленных центров, где начиналась жизнь. И потом они слились в одно большое пятно. Похожим образом развивался Новгород. Но по мере развития археологии стало понятно, что Москва развивается из единой точки. И эта точка — Кремль. Вернее сказать, еще не Кремль, а холм между Неглинной и Москвой-рекой. И вот от этого места Москва начинает постепенно раздвигаться», — рассказывает Беляев.

Параллельно с ее развитием стали появляться поселки и вне Кремля, позднее они влились в город. Доказанная кремлецентричность опровергла сложившиеся в XIX веке представления историков о развитии Москвы.

В середине XX века историки и археологи считали, что уже в XII—XIII веках Москва занимала, по крайней мере в приречной части, все пространство нынешнего Китай-города, и даже говорили о плотном, городского типа, заселении этой территории.

«После наших работ, начиная с 60−70-х годов до последних лет, становится ясно, что это было не так, что конструкция была сложнее. Видимо, уже в раннее время Кремль был больше по площади, а его всегда считали очень маленьким. Видимо, была еще одна линия обороны снаружи от древнейших стен, внутри которой понемногу начиналась активная жизнь. Стало ясно, что яркий период торгово-ремесленного развития Китай-города — это XIV—XV века. Но в XVI веке эта территория уже в значительной степени занята городскими усадьбами, ремесленно-торговую зону сменяет плотная застройка, как происходит и в наши дни, когда лофт сменяет упраздненную фабрику», — замечает Беляев.

Другой пример — археологические работы на месте Казанского собора на рубеже 1980—1990-х годов. Они опровергли старые домыслы, что на этом месте и ранее стоял один из древних храмов Москвы, что собор построил князь Дмитрий Пожарский, и многие другие. Ученые доказали, что собор был освящен в 1636 году и что до него на этом месте не было ни храма, ни кладбища.

Берестяные грамоты, которые находят в Москве с конца XX века, — еще один пример развенчания мифов. Считалось, что письмо на бересте характерно лишь для Новгорода, однако археолог Сергей Чернов в 1988 году обнаружил первую московскую берестяную грамоту в Воскресенском проезде. А в 2007 году Николай Макаров нашел в Кремле самую длинную из известных на Руси берестяных грамот. Документ представляет собой опись имущества крупного землевладельца конца XIV века. Последнюю на сегодняшний день, четвертую, берестяную грамоту в Москве в 2015 году нашла экспедиция Леонида Беляева.

Берестяная грамота, найденная при раскопках в Зарядье в 2015 году. Фото: Институт археологии РАН

«В этом и состоит археология. Это наука о большом количестве маленьких, но точных деталей. Эти детали превращают историю из мифа в реальность», — говорит Беляев.

Алиса Веселкова
Теги:

Читать еще на Чердаке: