Текст уведомления здесь

Москвичи и тайная комната

Что можно найти в Москве, если хорошенько покопаться под ногами

Во время работ по благоустройству улиц в столице около Новой площади археологи нашли тайную комнату, которую защитники средневековой Москвы использовали, чтобы подслушивать неприятеля. Где в Москве можно увидеть старинную огнеупорную мостовую, во что превратилась единственная оставшаяся от Китайгородской стены башня и что будет с тайной комнатой дальше, «Чердаку» рассказал историк-москвовед Павел Гнилорыбов.
Добавить в закладки
Комментарии

Обнаруженная археологами тайная комната — это небольшое помещение XVI века со сводчатыми стенами, которое на уровне фундамента встроено в Китайгородскую стену там, где раньше находилась Богословская башня. Комнату нашли в одной из траншей напротив храма Святого апостола Иоанна Богослова под Вязом.

«Скорее всего, этот тайник дремал все 500 лет, и его можно по-настоящему считать московской сенсацией», — считает Гнилорыбов.

Кладка комнаты, найденной археологами. Фото: официальный портал мэра и правительства Москвы

Кладка комнаты, найденной археологами. Фото: официальный портал мэра и правительства Москвы

Китайгородская стена была построена в 1535—1538 годах для защиты москвичей от набегов татар. Сооружение из красного кирпича длиной более 2,5 км имело 12 башен.

«Китайгородская стена для своего времени была передовым фортификационным сооружением. Там были и ловушки в самих башнях, чтобы враг пошел не в ту сторону, — просто еще один кирпичный проем; и, видимо, ноу-хау, которое обнаружили сейчас, — это возможность прослушивать врага с другой стороны. То есть полный комплекс: можно и кипятком поливать — в верхних ярусах были специальные наклонные бреши, можно и подслушивать», — сказал Гнилорыбов, добавив, что Китайгородская стена всего несколько раз участвовала в реальных боевых действиях, и то не на всем протяжении.

В 1934 году по приказу Сталина большая часть стены была разрушена, из башен до наших дней сохранилась лишь одна. Но, по мнению Гнилорыбова, стене «повезло», потому что во время сноса ее фундамент не трогали, так что он может подарить археологам новые неожиданные находки.

«От Китайгородской стены осталась одна настоящая башня, так называемая Птичья башня, которая находится сразу за гостиницей «Метрополь». К сожалению, на ее месте сейчас находится туалет для рабочих, которые занимаются реконструкцией «Славянского базара», — сокрушается Гнилорыбов.

Сокровища под колпаком

Прошлое можно коммерциализировать, уверен Гнилорыбов. И такая нетривиальная находка, как тайная комната, вполне может стать достопримечательностью, которая будет притягивать туристов.

«Ее вполне можно положить под стекло», — считает Гнилорыбов.

В Москве уже собирались накрыть стеклом один из памятников прошлого — подземный коллектор реки Неглинная, что течет с севера на юг от Марьиной рощи через Цветной бульвар, улицу Неглинная, Манежную и Театральную площади и после Кремля впадает в Москва-реку.

Проходчик у кирпичной кладки коллектора, в который реку Неглинную заключили в начале XIX века, 1986 год. Фото: Христофоров Валерий / Фотохроника ТАСС
Проходчик у кирпичной кладки коллектора, в который реку Неглинную заключили в начале XIX века, 1986 год. Фото: Христофоров Валерий / Фотохроника ТАСС

«Подземелья, какие бы они ни были, всегда несут ценность не только историческую, научную, но и туристическую. Это позволит сделать город более привлекательным, тем более что рядом парк „Зарядье“, это будет единый кластер, который покажет Москву XVI века», — считает Гнилорыбов, добавляя, что проект обсуждался в 2014—2015 годах, но с итоговым решением он не знаком.

Что еще зарыто под ногами

Тайную комнату, которую использовали для подслушивания, или по-другому «слух», обнаружили археологи во время работы по программе «Моя улица».

«Московская земля хранит абсолютно все: от подклетов церквей до кладбищ и тротуаров, в качестве которых использовались надгробные камни и могильные плиты; древние кладбища — все это ждет нас впереди. Тем более что в центре работы по прокладке коммуникаций из-за программы „Моя улица“ проводятся достаточно часто», — уверен Гнилорыбов.

Работы по благоустройству на Тверской по программе «Моя улица». Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

Работы по благоустройству на Тверской по программе «Моя улица». Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

Но настоящее историческое сокровище — это далеко не всегда клад золотых монет. Поэтому вместе со строителями должны работать археологи и градозащитники.

«Можно очень легко найти горшок с сокровищем и выкинуть его в сторону, приняв за черепки. К сожалению, в прошлые сезоны у градозащитников возникали определенные вопросы к качеству археологического надзора», — поделился Гнилорыбов.

В прошлом году археологи заявили, что работы по благоустройству поставили под угрозу гибели фундаменты древних зданий, например башен Белого города конца XVI века в районе Пушкинской площади. Вставал вопрос о сохранении обнаруженной на Тверской улице деревянной мостовой.

«Градозащитникам удалось отстоять очень маленький кусочек старой мостовой в районе Пушечной улицы. Она сделана из огнеупорного, так называемого клинкерного кирпича. Если зайти за „Детский мир“, возле церкви Софии Премудрости Божией на Пушечной улице, — там огорожен этот кусок, никак не отмечен. Поэтому только человек, который следит за новостями москвоведения, знает, что это старая мостовая», — рассказывает Гнилорыбов.

Атмосфера в деталях

«Что Москву меняют такими исполинскими темпами, может быть, хорошо — с точки зрения благоустройства, ЖКХ. Но не только дьявол, но и бог часто кроется в мелочах. Хочется мелочей, хочется более чуткого, внимательного, московского отношения, — убежден историк. — Москву приводят в порядок, но иногда уничтожают атмосферу. Ее не законсервируешь. Она складывается из старых ручек, из канализационных люков, из красивых подъездов с метлахской плиткой».

«До революции в Москве археологическим обществом руководила женщина, одна из самых начитанных для своего времени — Прасковья Сергеевна Уварова. Она в 1916 году, за год до революции, хотела инициировать закон, чтобы при продаже московских особняков специальная комиссия осматривала все: от оконных рам до тех же дверных ручек, чугунных балясин, потому что они могут представлять ценность как элементы. Без элементов это, извините, будет пятиэтажка с шестью колоннами», — говорит Гнилорыбов.

Во время поездок в Европу мало кто может удержаться и не сфотографировать красивую чугунную ограду, затейливую дверную ручку или другую милую мелочь. Но при этом в Москве такие артефакты найти не так легко: в столице сохранилось всего несколько десятков старинных канализационных люков, а после реконструкции 2013 года в зданиях на Никольской улице не осталось ни одного старого стекла.

Московский канализационный люк дореволюционной конструкции. Фото: vicspacewalker / Фотодом / Shutterstock
Московский канализационный люк дореволюционной конструкции. Фото: vicspacewalker / Фотодом / Shutterstock

«Я знаю десятки мест, где такие артефакты можно увидеть, но это палка о двух концах. Как только место становится популярным, появляется „энтузиаст“, который свинчивает табличку, скажем, страхового общества, и потом она в интернете „всплывает“ с неплохим ценником. В позапрошлом году в Санкт-Петербурге пытались продать балясины из Дома Лермонтова», — делится москвовед.

Чтобы увидеть старинные атрибуты в ландшафте города и почувствовать настоящую московскую атмосферу, Гнилорыбов рекомендует побродить в районе Сокольников, Немецкой слободы, Преображенки, Московской окружной железной дороги.

«Там иногда можно найти много всего интересного. Именно того, к чему прикасались люди 200 лет назад, а не легенды, которые нам продали», — говорит историк.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы