Текст уведомления здесь

Транслит без правил

Все умеют писать транслитом, и никто не знает, как это правильно делать

Русский язык для большинства иностранцев, приезжающих в Россию, — большая проблема, которая начинается сразу с алфавита, не похожего на более распространенную латиницу. В связи с этим иногда звучат даже радикальные призывы перевести русский язык на латиницу. О том, почему эта затея не удалась в прошлом и вряд ли удастся в будущем, «Чердак» уже писал, а теперь мы поговорили с директором Института языкознания РАН Андреем Кибриком о более реалистичном способе решить эту проблему, а именно о правилах транслитерации русских имен и названий.
Добавить в закладки
Комментарии

В эпоху появления интернета и мобильных телефонов на просторах нашей необъятной Родины умение писать транслитом было необходимым условием общения в сети, потому что из-за несовершенства кодировок русский текст по дороге к адресату мог превратиться в кракозябры, которые не всегда поддавались расшифровке. На транслите каждый писал в меру своего понимания и, хотя с тех пор рунет стал куда меньше похож на дикий-дикий Запад, ситуация с транслитерацией мало изменилась: вариантов ее правил настолько много, что в конечном счете каждый пишет по-своему.

Современные стандарты транслитерации
Современные стандарты транслитерации

«Стандарт транслитерации отсутствует, а он нужен, особенно в цифровую эпоху. Есть ГОСТ, однако он не применяется. Вместо этого разные ведомства в РФ пользуются разными системами: МИД — одной, МВД — другой. Это отдельный вопрос, как они их придумывают и проводят ли при этом какие-то исследования», — говорит Андрей Кибрик.

Некоторые страны, в которых используется не латинский алфавит, такой стандарт транслитерации выработали. Например, в Китае с 1950-х существует система романизации для китайского языка, «пиньинь». Благодаря ей сейчас в американских и европейских газетах название китайской столицы пишется как Beijing. Это примерно читается как «Бэйцзин» и совсем не похоже на знакомый нам «Пекин» — привычное нашему уху название китайской столицы пришло из французского в XIX веке.

Boris Eltsyn и Xoxlovskij pereulok

Если единых правил нет, возникают разные неприятности: от курьезов, таких как написание имени Бориса Ельцина несколькими разными способами (Yeltsin, Jelzin, Eltsine, Eltsyn), до скандалов. Например, в 2014 году в Москве появились вывески вида Xoxlovskij pereulok, где для русской «Х» был использован очень похожий на нее по виду латинский «X». Люди, которые пытались прочесть латинскую транскрипцию в соответствии с правилами английского языка, были возмущены, так как название звучало примерно как «Зоксловский».

«На самом деле это совершенно нормальное решение: есть языки, в которых латинский „X“ (икс) читается похоже на русскую „Х“ (ха). Однако из-за критики сделанные по этому принципу вывески поснимали, вместо них повесили новые. Я считаю, что бояться критики не стоит. В конце концов, китайский пиньинь тоже весьма неинтуитивен, но к нему привыкли», — считает собеседник «Чердака».

После «зоксловского казуса» проблемой заинтересовался Департамент транспорта Москвы. На схемах московского метро с 2003 года пишут названия станций кириллицей и латиницей, и варианты транслитерации от схемы к схеме различаются.

Фрагмент схемы метро 2003 года
Фрагмент схемы метро 2003 года

Фрагмент современной схемы метро. Сравните транслитерацию названий станций «Цветной бульвар» и «Комсомольская»
Фрагмент современной схемы метро. Сравните транслитерацию названий станций «Цветной бульвар» и «Комсомольская»

«С одной стороны, это мелочь: в этом году написали так, в следующем напишут по-другому. Но люди, которые этим занимаются, захотели получить какие-то правила и обратились в МГУ на кафедру теоретической и прикладной лингвистики, где я тоже работаю, — рассказывает Кибрик. — Мы занялись выработкой рекомендаций, и на конференции „Диалог“ в том же году представили результаты».

Неважно, как это будет читаться

Одна из очевидных областей применения транслита — уличные указатели и карты метрополитена, рассчитанные на туристов. Поскольку в Россию приезжают не только англоговорящие туристы (их как раз не большинство), лингвист считает, что ориентироваться именно на английский вариант латиницы не имеет смысла.

«Люди, которые подходят к проблеме транслитерации наивно, знакомы обычно только с латинской графикой английского языка. Например, для них наиболее очевидный кандидат для буквы Й — латинская Y. Между тем в немецком, польском и шведском языках для обозначения схожего звука выступает буква J. При этом носители английского языка не составляют большинства туристов в России», — поясняет он.

Как будет читаться транслит, неважно, потому что носители разных языков все равно прочитают его по-своему. «Приспособиться ко всем вариантам произношения все равно не получится. Главное, чтобы у нас был однозначный способ кириллических написаний на латинице. Важна не транскрипция, а именно транслитерация — передача буквы в букву», — отмечает Андрей Кибрик.

Второе требование к системе транслитерации: она должна быть обратимой, то есть нужно, чтобы по латинице можно было восстановить исходное кириллическое написание. Для этого разные буквы русского алфавита и их сочетания нельзя передавать одной и той же латинской буквой. Это важно не столько для городских названий, сколько для официальных бумаг, иначе из обычной русской фамилии «Иванов» можно получить сначала Ivanow, а при обратной транслитерации — романтическое и загадочное «Айвэноу».

На этом фрагменте схемы метро латинская Y используется для транслитерации Я («Кропоткинская»), для Ы («Парк культуры») и для ИЙ («Кузнецкий мост»). Иллюстрация: «Яндекс»
На этом фрагменте схемы метро латинская Y используется для транслитерации Я («Кропоткинская»), для Ы («Парк культуры») и для ИЙ («Кузнецкий мост»). Иллюстрация: «Яндекс»

Когда основные правила транслитерации определены, в случае с уличными табличками возникает еще множество вопросов. В названиях есть имена собственные, а есть нарицательные — «улица», «площадь», «переулок». Что с ними делать: транслитерировать их или переводить? Как переводить родительный падеж: «улица Винокурова» — это Vinokurov street, Vinokurova street или ulica Vinokurova?

Вариант таблички, предложенной лингвистами. Источник: Андрей Кибрик, Юрий Коряков, Владимир Плунгян, Ольга Федорова «RUSSKY YAZYK LATINICEJ — na primere dorozhno-uličnoy seti Moskvi», конференция «Диалог», 28 мая 2015 года
Вариант таблички, предложенной лингвистами. Источник: Андрей Кибрик, Юрий Коряков, Владимир Плунгян, Ольга Федорова «RUSSKY YAZYK LATINICEJ — na primere dorozhno-uličnoy seti Moskvi», конференция «Диалог», 28 мая 2015 года

Система транслитерации, которую лингвисты предложили Департаменту транспорта, использована не была. «Представители департамента в конечном счете решили, что с лингвистами связываться слишком сложно, и сделали по-своему», — констатирует Андрей Кибрик.

По-хорошему проблему нужно решать в рамках всей страны, а не одного московского департамента, считает ученый: «Я в свое время упустил возможность это сделать. В девяностые годы, когда у нас было несколько хаотическое правительство, я участвовал в семинаре, где была дама, которая находилась в двух рукопожатиях от президента Ельцина. Я с ней стал обсуждать эту проблему, и она сказала: „Да пожалуйста — напишите, мы указом завтра проведем“. Но я был чем-то занят, и указа не получилось. Но проблема не исчезла, и я обдумываю такую инициативу от нашего института. Хотя когда мы с ней выйдем, я не могу сказать — все-таки это не единственная проблема, которая нас волнует».

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы
Фрагмент Королевских ворот в Хаттусу, столицу Хеттской империиStylone / Фотодом / Shutterstock

Бронзовый коллапс, или Куда делись все эти люди

Чем был вызван кризис средиземноморских цивилизаций три тысячи лет назад

В конце второго тысячелетия до нашей эры в Греции и на Ближнем Востоке — в Месопотамии, в Древнем Египте, в Сирии, в Малой Азии — творились очень странные дела. Великие царства бронзового века одно за другим уходили в небытие, из ниоткуда появлялись новые народы, хроники повествовали о нашествиях, голоде и прочих бедствиях. Историки долго предпочитали винить во всем «народы моря», но теперь, благодаря археологическим данным, полученным в последние годы, у нас, кажется, есть основания иначе отвечать на вопрос, кто виноват в коллапсе «бронзовых» цивилизаций.
Добавить в закладки
Комментарии

Как рассказывает профессор Эрик Клайн из Университета Джорджа Вашингтона, директор Капитолийского археологического института, автор книги «1177 BC: The Year Civilization Collapsed», Средиземноморье позднего бронзового века представляло собой мир, очень похожий на современный, — глобализованное пространство с торговыми нитями, опутавшими всю ойкумену, то есть все страны, составлявшие на тот момент европейскую цивилизацию.

Торговые и культурные связи второго тысячелетия до нашей эры обеспечивали единый высокий технологический уровень городов Греции и Ближнего Востока во всем: в кораблестроении, в архитектуре, в обработке металлов. Чтобы показать протяженность и устойчивость торговых путей бронзового века, достаточно сказать, что олово для выплавки бронзовых изделий поступало, скорее всего, из Афганистана, а медь брали на Кипре.  Города были оснащены системами водоснабжения, инженерный уровень которых античным грекам тысячу лет спустя и не снился.

Все это откатилось назад со страшной скоростью в кратчайшие по меркам истории сроки, чтобы сбросить с древнего мира бронзовый век и позволить ему войти в новый век — железный, в ту историю, которую мы изучаем в школе.

За относительно короткое время — в древнеегипетских надписях зафиксирован промежуток от 1207 до 1177 года до нашей эры — весь прекрасный бронзовый мир растворяется. Торговые связи рушатся. Из известных нам царств бронзового века в более-менее нетронутом виде остается Египет, который теряет контроль над Сирией и Палестиной. Вавилон и Ассирия сохраняют разве что локальное значение. Исчезает микенская цивилизация. Разрушена Троя. [ ... ]

Читать полностью

Взяли в голову

Как паразиты управляют поведением своих хозяев

Паразитов часто обвиняют в пассивности. Дескать, они ничего не делают сами, а только все забирают у своих несчастных хозяев. Но это большое и неверное упрощение. На деле избравшему скользкую дорожку тотальной зависимости от другого приходится постоянно напрягаться, чтобы держать партнера под контролем. Управление жизнедеятельностью организма, как известно, осуществляет нервная система. Поэтому любой паразит стремится в первую очередь захватить власть над ней. Даже если у него самого нет ни малейшего намека на мозг.
Добавить в закладки
Комментарии

Паразитам, как и всем остальным живым организмам, в первую очередь требуется энергия. Она приходит в виде пищи. А ее источником для паразита, даже если он растение, по определению служат другие организмы. Истинный (на языке науки — облигатный) паразит не может отделиться от своего хозяина без потери жизнеспособности, а если уж делает это, то обычно в особо устойчивой форме для расселения, имеющей крайне заторможенный метаболизм и не нуждающейся в пище.

Короче говоря, единственный источник еды для паразита — его хозяин. По этой причине убивать его быстро крайне нежелательно: во-первых, это автоматически делает запас ресурсов конечным, а во-вторых, умерший и гниющий хозяин отравляет самого паразита. Зато имеет смысл делать так, чтобы хозяин наращивал массу, звал знакомых, дабы они тоже (ничего такого не подозревая) инфицировались, и размножался с условием, что потомки паразита заселятся в его детей.

Конечно, никому не понравится добровольно отдавать часть сил какому-то там нахлебнику. Поэтому тот, кто хочет  полностью жить за чужой счет (а у облигатных паразитов и нет другого выбора), должен «ступать осторожно и говорить шепотом». Откусывать от хозяина необходимо по чуть-чуть, да еще делать вид, будто он сам на это согласился. Можно даже давать ему что-нибудь полезное взамен — в таком случае источник пищи прослужит дольше и не надумает жаловаться. [ ... ]

Читать полностью

От цифры к смыслу

О цифровых методах в гуманитарных науках

Шутки про невозможность пересечения гуманитариев и «матана» становятся все менее смешными в мире интернета, социальных сетей и больших данных. Методы компьютерных наук проникают в науки гуманитарные, заставляя лингвистов, архивистов и культурологов осваивать программирование, а в вузах появляются программы подготовки «цифровых гуманитариев». Корреспондент «Чердака» выяснил, как математика и цифровые инструменты меняют науки о человеке, обществе и культуре.
Добавить в закладки
Комментарии

Количество против качества

К 1960-м годам историки поняли, что информацию можно извлекать не только из традиционных источников — грамот, указов и дневников, но и из налоговых отчетов, записей в податных книгах и медицинской статистики. Отдельные записи в них не представляют ценности для исследователя, но, взятые в большом количестве, они дают прекрасный материал для статистического анализа.

В 1964 и 1974 годах экономист Роберт Фогель выпустил две сенсационные научные работы — «Железные дороги и рост американской экономики: эссе по эконометрической истории» (Railroads and American Economic Growth: Essays in Econometric History) и «Срок на кресте: экономика рабства американских негров» (Time on the Cross: The Economics of American Negro Slavery), которые перевернули два традиционных представления — об исключительной необходимости железных дорог для роста американской экономики во второй половине XIX века и о полной неэффективности рабского труда на юге США.

Роберт Фогель. Фото: Michael Fogel / Wikimedia Commons / CC BY-SA 3.0

Роберт Фогель. Фото: Michael Fogel / Wikimedia Commons / CC BY-SA 3.0

[ ... ]
Читать полностью