Текст уведомления здесь

Камни, из которых мы продолжаем высекать древнюю историю

Вчера вышла научная статья с новыми данными о Стоунхендже. Что вообще в последние годы мы узнали о памятнике, который изучаем не первый век?

Два кольца камней, две внутренние каменные «подковы», два земляных вала и ров — известный памятник неолита и культурный символ Великобритании выглядит незатейливо, и, казалось бы, за последние сотни лет его изучили вдоль и поперек. Но недавно ученые опять выяснили нечто новое о британском кольце дольменов — откуда пришли люди, погребенные в этом месте. «Чердак» разобрался, что еще удалось выяснить о Стоунхендже за последнее десятилетие.
Добавить в закладки
Комментарии

Стоунхендж — комплекс камней-мегалитов, находящийся в графстве Уилтшир недалеко от города Солсбери и примерно в 130 километрах к юго-западу от Лондона. Его построили примерно за 3000 лет до нашей эры, а затем еще 1300 лет достраивали, добавляя новые камни. Количество догадок о том, кто и зачем построил Стоунхендж, огромно: его считали храмом друидов, крепостью, гигантским календарем или ритуальным погребальным комплексом, древней обсерваторией или просто бесполезной грудой камней, которую римляне заставляли собирать древних бриттов, чтобы погасить их пыл к восстаниям. Но древние мегалиты молчат, и ученым приходится каждый раз придумывать новые ухищрения, чтобы выбить из них очередную частицу информации.

Камень с горы

Например, новые данные о комплексе под Солсбери стали известные в прошлом месяце. Одна из загадок Стоунхенджа — происхождение части его камней. Внешнее кольцо памятника образуют трилитоны — композиции из трех 30-тонных песчаниковых плит, сложенных в виде буквы «П». Предположительно, их добыли в 30 километрах от Стоунхенджа. Внутренние круг и «подкова» сложены из так называемых bluestones — голубых камней. Еще в 1920-х британский геолог Герберт Генри Томас, сопоставив скальные обломки, предположил, что голубые камни добыты в горах Преселли на западе Уэльса — примерно в 260 километрах от Стоунхенджа.

Долгое время его гипотеза считалась основной. В 10-х годах нашего века ученые начали исследовать памятник с помощью новейших методов оптической микроскопии и рентгеновской флуоресцентной спектрометрии, и вот оно, заветное открытие: на самом деле происхождение камней чуть севернее, чем думал Томас. Их родина — скальные образованиях Крейг-Рос-и-Фелин и Карн Годог в тех же горах Преселли. Не сенсация, конечно, но в археологии любое уточнение и прояснение данных — благо.

 Carn Goedog bluestone outcrop, Adam Stanford, Aerial-Cam Ltd Excavations at one of the recently identified bluestone quarries, at Carn Goedog, Pembrokeshore, west Wales. Фото: Adam Stanford, Aerial-Cam Ltd

Carn Goedog bluestone outcrop, Adam Stanford, Aerial-Cam Ltd Excavations at one of the recently identified bluestone quarries, at Carn Goedog, Pembrokeshore, west Wales. Фото: Adam Stanford, Aerial-Cam Ltd

Люди из ям Обри

Другой факт стал известен нам буквально вчера. Издалека к Стоунхенджу прибывали не только камни, но и люди. Еще в XVII веке британский любитель древностей Джон Обри, посетив мегалитическое сооружение, обнаружил вокруг его внутреннего полукольца в особой канаве 56 маленьких ям и задокументировал этот факт. Но только в 1920-х на ямах, названных его именем, были проведены раскопки и на свет были извлечены остатки погребений — кремированные кости 25 человек.

Раскопанная могила под Стоунхенджем. Фото: Christie Willis, UCL

Раскопанная могила под Стоунхенджем. Фото: Christie Willis, UCL

Огонь, с точки зрения историков, все только портит, ведь он буквально уничтожает вещественные памятники. Но команда исследователей из Оксфордского университета придумала, как извлечь новую информацию даже из костного пепла с помощью методов радиоуглеродного датирования. Сотрудник оксфордской Школы археологии Кристоф Сноек исследовал эффекты сильного жара на костную ткань и в конце концов выяснил, что жар надежно «запечатывает» в кости изотопы стронция. Поскольку изотопы попадают в кость из окружающей среды, зная их период полураспада, а также изотопный состав местности и останков, можно судить, имеем ли мы дело с местными или «пришлыми» мертвецами.

Проанализировав фрагменты кремированной человеческой кости из Раннего слоя Стоунхенджа, относящегося к 3000-м годам до н.э. (тогда он, видимо, использовался как кладбище), ученые пришли к выводу, что по крайней мере 10 из 25 людей не жили рядом с мегалитическим комплексом незадолго до смерти. В их костях было найдено такое содержание изотопа стронция, которое соответствует западным территориям Британии и Уэльса. Это, кстати, как раз та местность, откуда брали голубые камни для самого Стоунхенджа. Так выяснилось, что люди в позднем неолите перемещались между Западным Уэльсом и местом расположения Стоунхенджа и, как предполагают ученые, возможно, даже брали с собой те самые голубые камни для строительства.

«Это редкая возможность взглянуть на контакты и обмен материалами в неолите, происходивший 5000 лет назад», — считают археологи.

Не один Хендж — много хенджей

Стоунхендж, на самом деле, не уникальное сооружение — на севере Британии, а также в Германии и Восточной Европе найдено немало обычных хенджей — круглых или овальных земляных площадок, окруженных рвом. Считается, что именно ров и площадка первичны, а камни в Стоунхендж добавили уже позже, благодаря чему он и стал «стоун-».

Более того, сегодня Стоунхендж и не самый крупный подобный комплекс: в 2015 году британские археологи обнаружили останки каменного памятника, в 15 раз большего по размерам, чем Стоунхендж, и всего в 3,2 километра от него, в Даррингтон Уолс — одном из крупных неолитических сооружений.

Всего камней было около 90, и каждый имел около 4,5 метра в высоту. Правда, эти камни уже никого не поразят своим масштабом: все они были погребены под землей и ни один не стоит вертикально. Пока неясно, зачем они были установлены и в одно ли время со Стоунхенджем. Ученые надеются, что исследование всех найденных хенджей в совокупности прольет свет на древнюю историю Британии и, возможно, откроет смысл этих сооружений, которые сегодня уклончиво называют ритуальными.

Ритуальный ландшафт

Предположение о целом комплексе ритуальных сооружений, центром которого стал Стоунхендж, укрепилось в 2014 году, когда завершился четырехлетний проект по исследованию «скрытых окрестностей» Стоунхенджа. Используя георадар, ученые просканировали окрестности памятника, составили на их основе 3D-карту и обнаружили на ней 17 ранее неизвестных искусственных сооружений — ям, рвов и канав, в основном в форме концентрических кругов, как и сам Стоунхендж, а также курган с деревянной постройкой внутри.

«Стоунхендж, несомненно, крупный ритуальный объект, к которому люди, вероятно, шли специально издалека. Но он не стоит сам по себе. Это часть гораздо более сложного ландшафта, и ритуальные активности проводились во многих местах вокруг памятника», — сказал тогда руководитель проекта, археолог из Бирмингемского университета Винсент Гаффни. (И, как мы знаем теперь, был совершенно прав!)

Здесь был топор и другие слова

Еще в 2012 году ученые сделали первое комплексное 3D-сканирование Стоунхенджа и выяснили, что камни тщательно обтачивали, снимая верхний — грубый и некрасивый — слой камня, чтобы обнажить нижние, более светлые и гладкие слои. Причем обрабатывалась даже та часть камня, что лежала в земле.

Через тысячу лет наступил бронзовый век — людей, умевших ковать металл, считали почти шаманами, и, как предполагают археологи, именно этот их статус побудил древних вырезать на камнях Стоунхенджа маленькие изображения кинжалов и наконечников топора. Всего их обнаружилось 71, и это только убедило ученых в исключительной ритуальной важности комплекса мегалитов. Наконец, уже в XVII веке на одном из камней отметился Кристофер Рен — математик и архитектор, перестроивший Лондон после знаменитого пожара 1666 года, а позже подписи на камнях оставили и многочисленные викторианские туристы.

Творчество сэра Кристофера Рена на камне Стоунхенджа. Фото: Smithsonian Channel Stonehenge Excavation / flickr / CC BY-NC 2.0
Творчество сэра Кристофера Рена на камне Стоунхенджа. Фото: Smithsonian Channel Stonehenge Excavation / flickr / CC BY-NC 2.0

Таким образом, ученые подтвердили: люди всегда тянулись к огромным плитам. Одни старательно обтачивали их 4500 лет назад, другие рисовали на них наконечники топоров спустя тысячу лет, а третьи старались написать на них что-нибудь совсем недавно.

Возможно, скоро археологи найдут еще один неочевидный способ исследовать Стоунхендж, мы найдем на его камнях еще чьи-то имена — и станем понимать его еще чуточку лучше.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы
Фрагмент Королевских ворот в Хаттусу, столицу Хеттской империиStylone / Фотодом / Shutterstock

Бронзовый коллапс, или Куда делись все эти люди

Чем был вызван кризис средиземноморских цивилизаций три тысячи лет назад

В конце второго тысячелетия до нашей эры в Греции и на Ближнем Востоке — в Месопотамии, в Древнем Египте, в Сирии, в Малой Азии — творились очень странные дела. Великие царства бронзового века одно за другим уходили в небытие, из ниоткуда появлялись новые народы, хроники повествовали о нашествиях, голоде и прочих бедствиях. Историки долго предпочитали винить во всем «народы моря», но теперь, благодаря археологическим данным, полученным в последние годы, у нас, кажется, есть основания иначе отвечать на вопрос, кто виноват в коллапсе «бронзовых» цивилизаций.
Добавить в закладки
Комментарии

Как рассказывает профессор Эрик Клайн из Университета Джорджа Вашингтона, директор Капитолийского археологического института, автор книги «1177 BC: The Year Civilization Collapsed», Средиземноморье позднего бронзового века представляло собой мир, очень похожий на современный, — глобализованное пространство с торговыми нитями, опутавшими всю ойкумену, то есть все страны, составлявшие на тот момент европейскую цивилизацию.

Торговые и культурные связи второго тысячелетия до нашей эры обеспечивали единый высокий технологический уровень городов Греции и Ближнего Востока во всем: в кораблестроении, в архитектуре, в обработке металлов. Чтобы показать протяженность и устойчивость торговых путей бронзового века, достаточно сказать, что олово для выплавки бронзовых изделий поступало, скорее всего, из Афганистана, а медь брали на Кипре.  Города были оснащены системами водоснабжения, инженерный уровень которых античным грекам тысячу лет спустя и не снился.

Все это откатилось назад со страшной скоростью в кратчайшие по меркам истории сроки, чтобы сбросить с древнего мира бронзовый век и позволить ему войти в новый век — железный, в ту историю, которую мы изучаем в школе.

За относительно короткое время — в древнеегипетских надписях зафиксирован промежуток от 1207 до 1177 года до нашей эры — весь прекрасный бронзовый мир растворяется. Торговые связи рушатся. Из известных нам царств бронзового века в более-менее нетронутом виде остается Египет, который теряет контроль над Сирией и Палестиной. Вавилон и Ассирия сохраняют разве что локальное значение. Исчезает микенская цивилизация. Разрушена Троя. [ ... ]

Читать полностью

«Не было бы нас здесь — от политиков из соседних стран звучали бы всяческие мифы»

О чжурчжэньских крепостях, неолитической керамике и копытных леммингах острова Сахалин

Сахалин — это не только нефть, газ и морепродукты, это еще и полтора века российской археологии. О битых горшках возрастом в девять тысяч лет, культе медведя и о своих и чужих археологах корреспондент «Чердака» поговорила с Александром Василевским, доктором исторических наук и заведующим Сахалинской лабораторией археологии и этнографии Института археологии и этнографии СО РАН.
Добавить в закладки
Комментарии

— Как долго на Сахалине работают российские археологи?

— С 1950-х годов были студенческие археологические кружки, в начале 1970-х возникла археологическая лаборатория. Ее организовал мой учитель, Валерий Александрович Голубев. Но мы в те годы не на голом месте начинали. Работали на островах ученые задолго до нас. Иван Семенович Поляков, который до этого открыл на Дону знаменитые Костёнки (Костёнковские палеолитические стоянки). На остров он прибыл по заданию Географического общества еще в 1882 году! Многое здесь успел сделать. Но работали они наездами, не было еще постоянного населения. А уж специалистов на островах не хватало никогда. Но вот в 1949 году на постоянную работу прибыл молодой и очень талантливый московский лингвист, археолог и этнограф Борис Жеребцов, а в начале 1950-х годов появилась в институте историк и археолог — москвичка Ленина Грибанова. Именно в нашем первом на острове учительском институте они и работали. Здесь есть и «московский», и «питерский» след. Но, конечно же, остров наполнялся населением прежде всего из Сибири и уж затем — из европейской части СССР. И поселки называли свои «по-материковски»: Кострома, Красноярск, Слюдянка, Новосибирск, Люблино…

Александр Василевский. Фото из личного архива
Александр Василевский. Фото из личного архива

В общем, за 150 лет многое в плане археологии на островах было сделано и русскими, и японскими, а потом и советскими исследователями. Но… [они] приезжали, отрабатывали свои годки по контракту и уезжали. И лишь в 1970-е годы начала складываться своя школа. Она связана с Томском, Владивостоком, Питером, Москвой и Новосибирском. Вот наша, например, лаборатория — совместная с Институтом археологии и этнографии Сибирского отделения РАН. Мой учитель Валерий Голубев в 1973-м в Академгородке защищал кандидатскую, мне довелось там же в 2003-м [защитить] докторскую, мой друг и ученик Вячеслав Грищенко в 2008-м защитил [там] кандидатскую. И все наши исследования, и диссертации, и книги, и статьи — о людях, которые до нас задолго жили на островах — Сахалине, Курилах, Хоккайдо. [ ... ]

Читать полностью
Раскопки в селе Няксимволь, Берёзовский район Ханты-Мансийского автономного округаФото: krugloff / Shutterstock

«Вещи — только знаки человеческой деятельности»

Тюменский археолог — о том, что могут рассказать могилы, о сибирских аналогах Стоунхенджа и подчинении культуре захватчиков

Археология — это увлекательная работа по восстановлению жизни древних обществ на основе немногих оставшихся после них костей, черепков, фундаментов домов и конских удил. А что полезное при этом можно узнать? Корреспондент «Чердака» поговорил с доктором исторических наук, профессором кафедры археологии, истории Древнего мира и Средних веков Тюменского госуниверситета Натальей Матвеевой и выяснил, что узнать можно немало.
Добавить в закладки
Комментарии

[Ch.]: В археологии самое интересное — как по немногим артефактам в земле восстановить картину того, какое общество существовало тут в прошлом. Можете ли вы называть общие принципы, которыми руководствуются археологии и историки, когда восстанавливают прошлое по материальным источникам?

[НМ]: Да, археология от других исторических наук отличается своими источниками: они разрушены, фрагментированы и видоизменены. Металл коррозирован, древесина и меха истлели, керамика разбилась, железо разрушилось, серебро окислилось и так далее. Соответственно, и пропорции материалов и видов занятий в древней жизни исказились. Очень важно анализировать разные группы источников в контексте, оценивать их местонахождение в пространстве и в глубине памятника, а также в сочетании друг с другом. Археология, в первую очередь, очень сложное источниковедение. Хотя задачи не исчерпываются анализом источников, но именно на его основе археологи стремятся реконструировать археологический факт, например, что это было — жилище или погребение, богатого или бедного, насильственно он умер или нет. А уже из суммы археологических фактов и их сопоставления с хронологией и другими историческими событиями можно реконструировать факт исторический — он и станет достоянием исторической науки. То есть работа археологов многоступенчатая: от мелких вещей — к историческим выводам. Но первая часть работы всегда важнее.

[Ch.]: Вы имеете в виду установление археологических фактов?

[НМ]: Да, потому что он, факт, потом и остается в науке. Факт раскопки жилища, военной крепости или могилы никогда не будет подлежать сомнению. А кому они принадлежали и в каком веке — это может быть оспорено лет через 10, когда появятся, например, новые методы датирования. [ ... ]

Читать полностью