Текст уведомления здесь

Третий не лишний

Психологи доказали: нужно обязательно встревать в чужие споры

Люди готовы спорить по любым вопросам (особенно в интернете) и очень часто стоят насмерть, ни в какую не желая уступать. Глядя на такое упрямство, окружающие предпочитают не вмешиваться - а зря. Ученые доказали, что сам факт того, что третья сторона может поучаствовать в споре, многократно повышает шансы на его благополучное разрешение.
Добавить в закладки
Комментарии
Люди считают себя самыми продвинутыми существами на планете и гордятся своим уникальным мозгом, но при этом договориться друг с другом обладателям этого самого мозга зачастую не удается. Неразрешенные споры, аргументами в которых выступают все более совершенные средства убийства (в создании оружия мозг прикладывается на все 110%), грозят закончиться весьма неприятно. Поэтому, если стороны не слишком настроены повоевать, они все же стремятся решить спор мирным путем. Но так как уступать часто никто не хочет, часто невозможно прийти к согласию без третьей стороны.

Традиция эта давняя: еще обитательницы Олимпа, могущественные Гера, Афродита и Афина, прибегали к экспертному мнению Париса, чтобы он ответил на животрепещущий вопрос о том, кто из них самая красивая. Впрочем, этот пример разрешения конфликта с участием третьей стороны (так именуется в юридической терминологии ситуация, когда для решения спора зовут кого-то еще) оказался неудачным: Парис выбрал Афродиту, она помогла ему похитить приглянувшуюся царевну Елену и эта романтическая история привела к Троянской войне.

Однако чаще посредничество третьих лиц, которые не хотят лишних конфликтов, дает хорошие результаты. Достаточно вспомнить русско-японскую войну, когда вмешательство Рузвельта помогло России и Японии заключить Портсмутский мирный договор (кстати, за свои усилия американский президент получил в 1906 году Нобелевскую премию мира). Третейский судья, даже если он склоняется в чью-то пользу, не разделяет всех интересов враждующих сторон, поэтому часто может найти нетривиальный выход из ситуации.

И тем не менее общественное мнение зачастую скептически настроено к самой идее посредничества при разрешении конфликтов: мол, это все балаган, привлекая третью сторону, спорщики тянут время, и вообще пускай сами разбираются. Точно так же люди рассуждают, когда спорят и ссорятся близкие люди: лучше не вмешиваться, это личное дело и так далее и тому подобное.

Парадоксальным образом вопрос, который порой затрагивает судьбы миллионов людей, очень слабо изучен. Психологи из Стэнфордского университета устранили это досадное недоразумение и научно доказали, что третья сторона нужна, важна и очень эффективно помогает решать конфликты мирно.

Чтобы разобраться, нужны ли скандалистам посредники, Нир Хэлви (Nir Halevy) и Элиран Халали (Eliran Halali) собрали несколько сотен студентов Стэнфорда и пользователей краудсорсинговой платформы Amazon Mechanical Turk и предложили им играть в несложные, но забавные психологические игры. Которые, конечно, были не просто играми, а моделями реальных политических и бытовых ситуаций.


Игра №1

Суть игры

Студентов делили на группы по трое: двое соперников и посредник. Участники должны были выбирать геометрические фигуры: квадрат или треугольник. Если спорщики выбирали треугольник, каждый получал по 3 доллара (кооперация), если оба выбирали квадрат, сумма уменьшалась до 1 доллара (конфликт), если один выбирал квадрат, а второй треугольник, то первый получал 4 доллара, а второй — только 2 (односторонняя выгода). Посредник должен был угадывать, как поступят спорщики. Он мог просто наблюдать за ситуацией (за это он получал 2 доллара), а мог вмешаться, и в этом случае вознаграждение зависело от того, правильно ли он предсказал действия конфликтующих сторон.

Итог

Сам факт того, что третья сторона может вмешаться в конфликт, повышал вероятность договориться (то есть выбрать два треугольника) с 72,4% до фантастических 92,9% (а в некоторых вариантах игры и до 95,5%). При этом только две трети посредников решали вмешаться в конфликт (кажется, что это много, но на деле с учетом статистической погрешности этот показатель не сильно отличается от случайного): их вера в то, что уладить спор не удастся, оказалась на 26,2% слабее, чем реальная готовность сторон решить дело полюбовно.

Практика

Восхитительно нелогичную способность людей, которые годами ссорятся и враждуют, моментально находить выход в присутствии третьего лица, хорошо знали в таких, казалось бы, отсталых учреждениях, как волостные суды: они решали споры между крестьянами, и в судейский корпус набирали не профессиональных юристов, а просто авторитетных крестьян.

В иных волостях судьи для того, чтобы добиться примирения сторон,
откладывают иногда решение по делу несколько раз, до тех пор пока сторонам не наскучит и они не помирятся. В Каменской волости (Ново-Московского уезда) обыкновенно судьи дело тянут долго для того, чтобы тяжущиеся смирились, так что писарь уговаривает судей постановить приговор, а не требовать мира.


Петр Скоробогатый. Мировые сделки в волостном суде // Юридический вестник. Москва, июль 1881 года

Картина М.И. Зощенко «Волостной суд»


Игра №2

Суть игры

Правила игры для спорщиков остались теми же, а вот для посредников условия изменились. В одном случае вмешательство в конфликт не приносило прибыли, а то и вовсе могло стоить двух долларов, во втором участие в споре всегда приносило два доллара — ровно столько же, сколько молчаливое созерцание. Наконец, в третьем случае помощь конфликтующим могла сделать вмешавшегося в спор богаче на целых четыре доллара.

Итог

Гарантированное вознаграждение посредника в разрешении конфликта в десять(!) раз повышало вероятность того, что он вмешается в спор, по сравнению с ситуацией, когда судья c высокой вероятностью лишался денег (83,3% и 7,5% соответственно). Волшебный эффект посредника на спорщиков сохранялся, независимо от того, терял он деньги или нет: сама возможность, что кто-то может поучаствовать в разрешении спора, поднимала шансы на благополучный исход дела до 94,3%.

Практика

И опять крестьянские суды мудро использовали любовь судей к приятным бонусам. Подкрепляя мотивацию избранных сельским собранием посредников, спорщики знали, что повышают свои шансы решить дело с максимальной выгодой для обоих. И речь здесь вовсе не о взятке.

На волостном суде, как и на сельском, мировая обыкновенно сопровождается вином; ставят вино помирившиеся и распивают его все вместе; иногда покличут судей: спасибо вам, что помирили нас, выпейте-ка с нами по стакану. …на такое приглашение …судьи иногда
отправляются и распивают «магарычи». Если же дело не кончилось мировою и судьи постановили решение, то о вине и речи не бывает и быть не может.


Петр Скоробогатый. Мировые сделки в волостном суде // Юридический вестник. Москва, июль 1881 года


Хорошо забытое старое

Конфликт — необходимая часть жизни: сражаясь друг с другом, животные борются за ресурсы и отвоевывают лучшее место под солнцем. Но, как и для многих других биологических (и не только) процессов, зависимость жизненного успеха от агрессивности выглядит как кривая с максимумом. Другими словами, слишком мягкотелые и слишком ершистые особи проигрывают в конкуренции тем, кто проявляет воинственность умеренно. Часто в силу тех или иных причин, порой совсем нестоящих, стороны не могут прекратить конфликт самостоятельно. Так почему бы им не помочь, тем более что зачастую для этого не нужно делать вообще ничего — только декларировать готовность к посредничеству.
Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы