Текст уведомления здесь

Атипичная волна

В ноябре по нашей планете прокатилась необычная сейсмическая волна — ее происхождение до сих пор не объяснено

11 ноября ученые зафиксировали необычные сейсмические волны, прокатившиеся по всему миру от Чили до Канады и Новой Зеландии. Ученые выдвинули несколько версий — от вулканической активности и движения магмы, которое вызвало горизонтальное смещение литосферных плит, до морского монстра. «Чердак» решил поинтересоваться, что думают по этому поводу российские геофизики.
Добавить в закладки
Комментарии

Что произошло

Источник необычных сейсмических волн находился примерно в 20 км от острова Майотта (Коморские острова), который лежит между Африкой и Мадагаскаром. Сейсмическое явление продолжалось около 20 минут, волны распространились примерно на 10 тысяч километров, а приборы зафиксировали необычный «рисунок» из низкочастотных вибраций — четкий зигзаг с преобладанием волны одного и того же типа, повторяющейся каждые 17 секунд, сообщил National Geographic.

Этот регион нельзя назвать сейсмически спокойным: с первой половины мая неподалеку от острова Майотта прошла серия землетрясений, самое сильное из которых зафиксировано 15 мая, его  магнитуда достигла 5,8. Но к настоящему времени подземные толчки стали слабее.

Остров Майота, Коморские островаФото: Shutterstock

Нетипичный случай

Главный научный сотрудник лаборатории происхождения, внутреннего строения и динамики Земли и планет Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта (ИФЗ) РАН профессор Лев Винник объяснил, почему сейсмическое явление 11 ноября не похоже на большинство других.

«Очень сильно отличается запись по виду. Когда идет землетрясение, то друг за другом приходят волны различных типов с различными периодами колебаний, — говорит Винник. — У землетрясений очень характерная запись: сначала приходят продольные волны, потом поперечные, потом поверхностные. Все эти волны поляризованы по-разному. А эта запись другая: она длится минут 15-20 и у нее отдельные волны не различаются. Это непрерывное колебание с периодом в 17 секунд. Период тоже очень странный. В общем, это не похоже на нормальное землетрясение».

Удивление ученых вызывает и расстояние, на которое распространились волны, но главное, что сигналы были, а землетрясение — нет.

«Действительно, довольно странные были записаны сигналы, исходящие из этого региона. Длиннопериодные повторяющиеся волны поверхностного типа, которые распространяются на большие расстояния более 10 тысяч км, в то время как никакого сейсмического события в том месте не фиксировалось. Собственно, странности, на которые обращают внимание многие ученые, в этом и состоят: низкочастотный и продолжительно монотонный сигнал из места, где не было в обычном понимании землетрясения», — пояснил профессор РАН, главный научный сотрудник Лаборатории спутниковых методов изучения геофизических процессов ИФЗ РАН Григорий Стеблов.

И кто же виноват?

Одной из возможных причин сейсмических волн Стеблов называет движение магмы в подстилающих литосферу слоях. С ним же связаны так называемые тихие землетрясения — подвижки земной коры, обычно не сопровождающиеся толчками, которые характерны для «классических» землетрясений. При этом может возникать низкочастотный шум, который и зафиксировали в разных точках мира. Но эта версия противоречит «сейсмическому портрету» явления 11 ноября.

«Должны быть первичные объемные волны, высокочастотные, вторичные поперечные волны, потом поверхностные волны. Все это имеет типичную картину с большей амплитудой колебания, с меньшей, с зазором времени между приходом волны тоже дольше в зависимости от удаления от очага. Все это никак не соответствовало тому, что здесь было», — говорит ученый.

Более вероятной Стеблов считает версию вулканического тремора, или, по сути, вулканической дрожи. Он происходит, когда из недр поднимается горячая магма, растет напряжение в вулканической камере, что приводит к извержению и растрескиванию более холодных горных пород в верхней части вулкана.

«Но в случае острова Майотта можно предполагать, что была магматическая активность. Известное явление, тремор вулканов, который предшествует извержению [вулкана — прим. «Чердака»], — это низкочастотная дрожь, которая говорит о том, что в магматической камере подготавливаются процессы, которые сопровождаются коллапсом, выбросом магмы из камеры... Многие известные ученые — и можно с ними согласиться — предполагают, что именно магматическая активность сыграла свою роль», — говорит Стеблов.

Вообще, остров Майотта имеет вулканическое происхождение, но последние четыре тысячи лет вулканической активности в регионе не было, рассказывает профессор РАН Григорий Стеблов. Более того, остров находится в месте, где мощная континентальная кора переходит к относительно тонкой океанической коре. В таких зонах обычно и происходят вулканические явления, отмечает ученый.

Кроме того, вулканический тремор зафиксировали спутники геодезических наблюдений, подчеркнул ученый. Такие аппараты отмечают медленные движения, которые не регистрируются сейсмографом.

«Они показали, что этот остров сдвинулся на несколько сантиметров с мая к юго-востоку. А это может подтверждать, что там ниже литосферы, где происходит движение магмы, именно это и проявилось. Это вполне логичное объяснение. Редкое довольно явление», — сказал Стеблов.

Впрочем, инструментальная сейсмология существует лишь около ста лет, напоминает собеседник, и, если подобное явление происходит раз в несколько столетий, у ученых еще не было возможности его зафиксировать.

А что дальше?

Если это действительно был тремор, то за ним может последовать извержение вулкана.

«Чтобы это был предвестник, надо, чтобы там была магматическая камера. Об этом сведений нет... Сформировалась там камера или нет, надо выяснять. Для этого есть разные способы исследований. Но это требует изучения и инструментальных наблюдений».

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Чужие внутри нас (возможно, папины)

Оказывается, митохондрии все-таки могут наследоваться от отца. А чего еще мы не знаем о митохондриях?

До сих пор считалось, что митохондрии (вместе со своими ДНК и генетическими болезнями) передаются только по материнской линии. Но только что выяснилось, что митохондриальные мутации дети могут наследовать и от отца. «Чердак» рассказывает о том, как это обнаружили, и заодно вспоминает, чего еще мы не знаем о митохондриях.
Добавить в закладки
Комментарии

[ ... ]

Читать полностью

Искрят как настоящие

Ученые обнаружили у человеческого мозга, выращенного «в пробирке», такую же активность, что и у мозга недоношенного младенца

Группа ученых из Университета Калифорнии вырастила в чашке Петри кусок коры головного мозга человека и впервые зафиксировала в нем электрическую активность, похожую на активность мозга младенцев, родившихся недоношенными. Корреспондент «Чердака» выяснил, в чем особенность этого открытия.
Добавить в закладки
Комментарии

Мозг и ритмы

Нейробиологи уже давно выяснили, что формирующийся мозг испускает спонтанные электрические импульсы. Не до конца понятно, почему это происходит, но ясно, что электрическая активность — признак живой ткани. При этом в раннем младенчестве, пока связи между нейронами только формируются, их электрическая активность довольно хаотична, без явно выраженных паттернов. Зато мозг взрослого человека «пульсирует» весьма ритмично, и эти «передачи», получившие названия альфа-волн (в полосе частот от 8 до 14 Гц), бета-волн и так далее до лямбды, отличаются по частоте и амплитуде волн.

Вообще, связь разных ритмов мозга с разными состояниями сознания, типами поведения, психическими отклонениями и даже отдельными категориями мышления сама по себе давно не новость. Например, бета-ритм фиксируется, когда человек бодрствует и концентрирует на чем-то внимание, а вот дельта-ритм (медленные волны) наблюдается, когда мы спим. По причине такой связи электрические колебания мозга — возможный признак процесса, во время которого группы нейронов продуцируют сознание и поведение наблюдаемого животного. Эксперименты на новорожденных мышах показали, что определенные паттерны мозговой активности появляются у них непосредственно до и сразу после рождения. Однако зафиксировать, когда именно возникает электрическая активность мозга у эмбрионов человека, практически невозможно — из-за технических сложностей и юридических тонкостей, так что мы до сих пор не понимаем, как формируется мозговая активность у людей и в какой момент это начинает происходить.

Подсвеченные флуоресценцией кортикальные нейроныФото: Shutterstock
[ ... ]
Читать полностью
Эталон килограммаNPL / Fiona Auty, the NPL Graphics Team

Постгиря в эпоху метаопределений

С этого дня мир не нуждается в материальном эталоне килограмма

Только что Международное бюро мер и весов пересмотрело определение нескольких фундаментальных мер. С 20 мая 2019 года килограммы, амперы, кельвины и моли будут определяться иначе. «Чердак» объясняет, почему решение бюро знаменует конец грандиозной эпохи — времени, когда килограммы и метры были кусками косной материи, что хранились под чутким присмотром специалистов.
Добавить в закладки
Комментарии

Дитя революции

Все эти преобразования касаются системы единиц СИ (от французского Système international, то есть «международная система»). Она говорит нам, количество чего именно мы принимаем за единицу при измерении протяженности в пространстве и времени, массы, силы тока, температуры, яркости и количества вещества. В некотором смысле можно сказать, что мир, в котором мы с вами обитаем, на самом деле семимерный, потому что ко всему, что мы здесь встречаем, мы можем подойти как минимум с одной измерительной линейкой из семи. Такие величины, как сила (ньютоны), мощность (ватты) или какая-нибудь поглощенная доза ионизирующего излучения (зиверты) уже не независимы, а производны: например, ньютон равен килограмму, умноженному на метр и поделенному на секунду в квадрате.

Древние греки меряли пространство в ладонях (египтяне — в локтях царствующего фараона), а массу — в минах (для этого использовались специальные гирьки), британцы с американцами продолжают пользоваться в быту милями, футами и фунтами. Нам не особенно важны точные метрики вещей до тех пор, пока мы не начинаем серьезно задаваться вопросами об этих самых вещах, да еще и формулируем эти вопросы, начиная со слова «сколько». У ученых, однако, с этим все ровно наоборот. Поэтому именно они всегда были озабочены тем, чтобы линейки, которые мы прикладываем к окружающему нас миру, были как можно более точными и, что не менее важно, одинаковыми у всех и при любых условиях. К концу XVIII века в одной только Франции, по слухам, число разнообразных мер достигало четверти миллиона — ну как тут сравнить полученные данные двум астрономам, живущим вдали друг от друга?  [ ... ]

Читать полностью