5 минут о медицине

Стоит ли говорить пациенту точный диагноз и посвящать его в медицинские детали? В разные эпохи врачи по-разному отвечали на этот вопрос. Как пациенты будут участвовать в процессе лечения в будущем? О книге Эрика Тополя «Будущее медицины» расскажет Маша Осетрова.

Всем привет, я Маша Осетрова, и сегодня я немного расскажу вам о прошлом, настоящем и будущем медицины.

Знаете ли вы, что изначально термин «пациент» происходит от греческого глагола pashkein — «страдать» и означал буквально «того, кто страдает». И именно в этой незавидной роли приходится выступать человеку, обратившемуся за медицинской помощью, по крайней мере, со времен Гиппократа.

На протяжении многих столетий профессиональная врачебная этика по Гиппократу предписывала врачу оценить, пойдет ли раскрытие информации на пользу пациенту или принесет вред. Если это предположительно не могло помочь, то долгом врача было утаить информацию — использовать какой-то эвфемизм, профессиональный жаргон или просто солгать.

В последующие столетия позиция, введенная Гиппократом, только укрепилась: тексты VIII—IX веков призывают во что бы то ни стало почитать врачей, поскольку они получили свою власть от Бога, — ни больше ни меньше.

Врачам рекомендовалось «уходя, непременно пообещать пациенту, что тот поправится; однако тех, кто окружает больного, следовало заверить, что пациент очень серьезно болен». Таким образом, если он все-таки поправится, это пойдет на пользу репутации врача, если же умрет, то врач сможет утверждать, что конец был предсказуем.

Лишь в XVI—XVII веках некоторые особо прогрессивные врачи стали признавать, что у пациента может быть право голоса. Однако и по сей день они не составляют абсолютное большинство. Так, проведенное в 1961 году исследование показало, что 88% врачей предпочитают не говорить пациентам о том, что у них диагностирован рак.

К счастью, в 2017 году скрывать от пациента его собственный диагноз (если он точно установлен) считается неприемлемым. Тем не менее врачи до сих пор недолюбливают умных пациентов и высказывают сомнения относительно того, насколько в действительности необходимо сообщать им обо всем происходящем. Главный аргумент против — предположение о том, что пациенты только запутаются в большом объеме информации, и это принесет больше беспокойства и стресса, чем пользы.

На самом же деле результаты недавнего исследования полутора тысяч пациентов, которые смотрели результаты своих анализов онлайн, показали крайне малую степень беспокойства, путаницы, страха или раздражения. Напротив, 98% пациентов посчитали такую возможность крайне полезной.

Таким образом, главная цель современной медицины — сделать все для того, чтобы пациент стал активным и полноправным участником лечения, получил право голоса и выбора. Ведь совершенно очевидно, что никто не заинтересован в выборе эффективной терапии больше, чем сам пациент.

Врач-кардиолог, первопроходец передовых технологий в медицине Эрик Тополь считает, что на сегодняшний день у нас есть все шансы наконец-таки уйти от патернализма в медицине и взять контроль над собственным здоровьем в свои руки. Тому, как это сделать и что нас ждет после, посвящена его книга «Медицина будущего».

В ней он рассказывает о том, как стать эмансипированным в медицинском смысле, обрести собственную информационную систему и что делать со всем тем объемом данных, которые на вас при этом обрушатся.

Особую роль в процессе перехода к свободному доступу пациентов к их медицинским данным автор отдает смартфону. По его мнению, повсеместное использование смартфонов в медицине отнюдь не лишит врачей их рабочих мест, а увеличит их эффективность и повысит доступность помощи.

Превращение смартфона в медицинское устройство принципиально изменит поток информации: все необходимые данные теперь будут передаваться непосредственно человеку. Это могут быть и записи врача, результаты лабораторных исследований, УЗИ и компьютерной томографии, и генетические исследования, и записи о состоянии окружающей среды.

Более того, развитие технологий со временем превратит смартфон в «лабораторию на чипе», способную независимо проводить мониторинг состояния пользователя и лабораторные исследования: от простого измерения уровня определенных веществ в крови до полноценного секвенирования ДНК.

Также немаловажную роль в демократизации медицины, по мнению Эрика Тополя, сыграет развитие интернет-сообществ, объединяющих людей с одинаковыми проблемами со здоровьем: например, социальная сеть PatientsLikeMe, в которой пациенты со сходными симптомами могут общаться и учиться друг у друга.

Впрочем, уже сегодня некоторым особенно настойчивым пациентам удается активно и осознанно вмешаться в процесс лечения. Один из наиболее ярких примеров — Анджелина Джоли, решившаяся на мастэктомию — хирургическое удаление молочных желез. Это, безусловно, непростое и неоднозначное решение актриса приняла на основании результатов ДНК-секвенирования.

Зная о предрасположенности к развитию рака яичников и рака груди на протяжении трех поколений своей семьи, Анджелина решила отсеквенировать гены BRCA, мутации в которых отвечают за повышенный риск развития этих типов рака. Узнав, что в ее случае риски доходят до 90%, актриса смогла оценить все «за» и «против» и принять взвешенное решение.

На этом все, читайте умные книги, не болейте и читайте портал «Чердак».

Теги:

Читать еще на Чердаке: