Текст уведомления здесь

Заговор пляшущих точек

Препринт о горячей сверхпроводимости уличили в манипуляциях с данными. После этого в игру вступили фейковые аккаунты и подложные письма

Обычно дебаты вокруг той или иной научной статьи протекают довольно скучно с точки зрения сторонней публики. Если вы не специалист, то вопросы вида «корректно ли аппроксимировать этот ряд полиномиальной кривой?» вызовут скорее зевоту, чем интерес. Но разворачивающаяся прямо сейчас полемика вокруг препринта индийских ученых содержит классическую триаду: скандал, интригу и расследование. История, начавшаяся с «разоблачения по фото» (ну, на самом деле — по графику), продолжилась вмешательством фейковых аккаунтов и подложных писем. «Чердак» кратко пересказывает суть происходящего.
Добавить в закладки
Комментарии

Виток первый: горячая тема

Все началось с публикации препринта статьи, которая обещала сенсацию: двое индийских исследователей описали некие наноструктуры, электрическое сопротивление которых скачкообразно уменьшалось при охлаждении всего до -38 градусов Цельсия. Это фактически было объявлением о высокотемпературной сверхпроводимости: такие открытия моментально делают вас лауреатом Нобелевской премии и переворачивают мир электротехники. Передача энергии по проводам без сопротивления уже могла бы сократить потери в мировом масштабе на десять процентов, а еще есть сверхмощные магниты и разного рода квантовые устройства, которые пока требуют охлаждения хотя бы жидким азотом.

С ходу в работе индийцев смущало разве только то, что наночастицы, описанные ими, состояли из серебра и золота — оба материала очень хорошо изучены и никаких сверхпроводящих свойств за ними прежде не замечалось.

С другой стороны, оба автора не были замешаны в каких-либо сомнительных историях ранее, работают в солидном институте (Индийский научный институт, кафедра твердого тела и структурной химии), а измерения, представленные в статье, складывались в цельную картину, не противореча друг другу; данные о магнитных характеристиках образца тоже указывали на сверхпроводимость. Иными словами, на первый взгляд к качеству работы нельзя было выдвигать каких-либо претензий — это был не тот случай, когда слабое место в исследовании заметит любой добросовестный студент.

Примером не просто некачественной, а вредительской (и впоследствии отозванной, то есть снятой с публикации в научном журнале) научной публикации может быть сильно нашумевшая статья французского биолога Жиля-Эрика Сералини. В ней утверждалось, что у крыс, питавшихся кормом из генно-инженерной кукурузы фирмы Monsanto, развиваются злокачественные опухоли. Сералини ловко не упомянул лишь то, что число опухолей у подопытных животных было примерно таким, каким и должно быть в норме.

Крысы — и это известно даже крысоводам-любителям — в принципе часто болеют раком. Работу Сералини дружно громили биологи, включая и российских: она была в определенном смысле эталонно плохой.

Виток второй: корреляция случайностей или подлог?

Брайан Скиннер, физик из США, поначалу тоже не смог найти в статье Дева Кумара Тапа и Аншу Пандея чего-то откровенно подозрительного. Более того, как он рассказывает, его коллеги побросали свою текущую работу и переключились на то, чтобы воспроизвести результат индийских ученых, так что нельзя сказать, что выложенный на сайте arxiv.org препринт не остался незамеченным специалистами в области.

Но когда Скиннер присмотрелся к одному из графиков, у него возникло подозрение. Кривая электрического сопротивления в верхней части рисунка была сравнительно гладкой, а вот внизу превращалась в «пляшущий» частокол точек из-за наложившихся на измерения помех (шумов, как говорят в научной среде). В принципе такое поведение могло бы быть следствием, скажем, изменения чувствительности приборов, однако при увеличении рисунка выяснилось еще кое-что странное.

В области низких значений (там, где сопротивление образца падало до нуля) две серии измерений шли на графике строго одинаковым курсом, но с небольшим сдвигом. Такого быть не могло: шум случаен и две отдельные, независимые серии измерений должны давать уникальную ломаную линию на подобном графике.

Скиннер отмечает, что на таком же поймали Яна Хедрика Шёна — физика, который прославился своими работами по полупроводникам, описал на страницах Nature (всемирно известный журнал с очень строгим рецензированием!) транзистор молекулярного масштаба… и был уличен в фальсификации. Причем попался Шён как раз на том, что два разных графика из независимых друг от друга экспериментов одинаково выглядели в той части, где должен был быть виден шум, случайные отклонения от идеально ровной кривой. Совпадение случайностей — это очень, очень неправдоподобно.

Обнаружив нечто подобное в уже нашумевшем препринте, Скиннер неделю сомневался и не предавал свою находку огласке — вместо этого ученый переговорил с рядом экспертов по сверхпроводимости и вначале попытался найти какое-то разумное объяснение совпадению кривых.

Такового найти не удалось.

Виток третий: переписка

Скиннер, обнаруживший в данных индийских физиков подозрительное совпадение случайностей, написал к их статье осторожный комментарий, в котором указал на эту деталь. Через некоторое время, рассказывает ученый, авторы ответили ему примерно следующее: спасибо, мы не заметили эту своеобразную корреляцию шумов и пока не знаем, откуда она взялась.

При этом — что сильно удивило Скиннера — его индийские коллеги не поспешили признать своей «ошибки». Впрочем, они пообещали все перепроверить и представить новые результаты.

Но на этом история не заканчивается!

11 августа Пратап Райчхаудхури, профессор из Института фундаментальных исследований Тата, предложил относительно убедительную гипотезу: графики могли получится схожими из-за наличия у образцов (состоящих из спрессованных наночастиц) своего рода «эффекта памяти» — материал немного деформировался в магнитном поле и сохранял эту деформацию при переходе к следующей серии измерений. Скиннера, впрочем, это не особо убедило, физик отметил, что эффект почему-то пропадает при нагреве выше критической температуры… но пока дискуссия не выходила за рамки обычной научной полемики.

Далее Райчхаудхури получил письмо от профессора Тируппаттура Венкатачаламурти Рамакришнана — одного из признанных экспертов в области физики конденсированного состояния. Рамакришнан просил Райчхаудхури воздержаться от какой-либо публичной критики в адрес Пандея! Раскрыв всю историю переписки, пришедшей Райсхаудхури вместе с письмом Рамакришнана, Пратап увидел переписку с Аншу Пандеем, одним из двух авторов «горячей сверхпроводимости» на наночастицах из золота и серебра. Райчхаудури написал довольно резкий ответ на попытку Рамакришнана выступить в качестве цензора… и перед нажатием на кнопку «отправить» решил добавить к адресу заслуженного ученого еще один e-mail.

«Поскольку адрес профессора Рамакришнана отличался от его обычного, я решил, что он пишет из зарубежной командировки, и на всякий случай добавил [ранее известный мне] его обычный адрес», сообщил Райчхаудхури в своем фейсбуке.

Спустя некоторое время Рамакришнан снова связался с Райчхаудури, на этот раз позвонив. Светило индийской науки поинтересовался, может ли собеседник прямо сейчас уделить ему некоторое время. Райчхаудури, бывший в этот момент за рулем, вскоре перезвонил… и узнал, что Рамакришнан не отправлял ему никаких писем!

Виток четвертый: загадочный Личер

Райчхаудури извинился перед коллегой за излишне резкие выражения и начал разбираться. Подозрительное письмо пришло с адреса wileslicher@protonmail.com. В принципе этот адрес уже должен был заставить Райчхаудури насторожиться, но текст был составлен столь убедительно, что физик поверил в то, что ему пишет именитый коллега.

Выбор почтового сервиса немаловажен. Кто-то оказался настолько мотивирован, что озадачился не просто подбором случайного почтового ящика, а воспользовался сервисом, предусматривающим шифрование переписки непосредственно в браузере: Protonmail хранит письма в зашифрованном виде и сам не имеет возможности расшифровать их без ключа, который должен быть только на компьютере пользователей.

Далее история приняла еще более интересный оборот. Скиннер, к тому моменту активно писавший про свой интерес к «горячей сверхпроводимости», получил очередной запрос на добавления в друзья в фейсбуке. Это совершенно тривиальное событие, тем не менее, привлекло внимание физика тем, что неизвестного пользователя с пустым аккаунтом звали Уилес Личер, а письмо, ранее присланное якобы от имени известного индийского ученого, пришло с адреса wileslicher. Совпадение? Скиннер так не думает.

Поначалу он подумал, что это обычный сетевой тролль, который услышал про дебаты вокруг нашумевшей статьи и решил разыграть ученых. Но затем он посмотрел на детали аккаунта «Личера» и увидел, что тот был создан за 16 дней до выхода препринта Тапа и Пандея.

Райчхаудури также считает, что присланные ему письма псевдо-Рамакришнана написаны человеком, который как минимум хорошо представляет того, за кого себя выдает, и вдобавок обладает приличным образованием. По его мнению, речь не идет о рядовом студенте с любовью к сомнительным развлечениям.

Что дальше?

На этом история (пока) заканчивается. Ряд исследователей в ближайшее время перепроверят результаты Тапа и Пандея. Скорее всего, они не воспроизведутся: высокотемпературная сверхпроводимость — это из ряда вон выходящий результат, и нам проще предположить ошибку (а учитывая весь вышеописанный контекст, и вовсе прямой подлог), чем сенсацию. Не менее интересно, найдется ли человек, скрывающийся за личиной г-на Личера.

Сообщения, скажем, о сверхсветовых нейтрино, частицах, которые двигались из Швейцарии в Италию со скоростью выше скорости света в вакууме, — сенсация 2011 года — оказались результатом технической ошибки: один из кабелей в установке был недостаточно качественно соединен с другим. И, хотя на поиск источника проблемы ушли месяцы, современная физика эту загадку раскрыла. Другой пример — история «холодного термоядерного синтеза», когда в 1989 году американские электрохимики Мартин Флейшман и Стенли Понс обнаружили якобы избыточное выделение тепла при электролизе тяжелой воды. Их сообщение прошумело на весь мир, но другие группы не смогли воспроизвести результаты, а работу ученых раскритиковали за ряд небрежностей. Можно взять 1988 год и публикацию — причем в Nature! — Жака Бенвениста, французского исследователя, который тогда сообщил об эффекте «памяти воды» — снова, как несложно догадаться, ошибочно.

Часть подобных сенсаций была результатом честолюбия исследователей (Бенвенист и Флейшман продолжили верить в реальность своих результатов), а часть (те же сверхсветовые нейтрино) стали следствием того, что сложные современные эксперименты не так-то просто спланировать, провести и проанализировать. Ученые, обнаружившие нечто из ряда вон выходящее, обычно все перепроверяют несколько раз, но иногда и это не помогает.

В новой истории на эту давно существующую проблему адекватной проверки чужого результата накладываются и новые культурные реалии. В мире, где люди общаются по электронной почте и через сообщения в социальных сетях, стало возможным разоблачать фальсификации на самых ранних подступах к «башне из слоновой кости». Так что в этом раунде, судя по всему, победные очки набирают сторонники открытой науки.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы