Текст уведомления здесь

Вечный дым

Отчего под поверхностью свалок полыхают многолетние пожары

В английском языке есть выражение dumpster fire, «пожар в мусорном баке». Это, во-первых, просто широкомасштабная катастрофа, а во-вторых, какая-то очень сложная ситуация, с которой никто особенно не хочет связываться и которая ухудшается даже тогда, когда, кажется, дальше уже некуда. Буквальный, а не фигуральный горящий мусор очень хорошо подходит под это определение, особенно когда он горит не на поверхности свалки, а под ней.
Добавить в закладки
Комментарии

В толще свалок Уэст-Лейк и Бриджтон в штате Миссури последние восемь лет горит мусор. Очаг пожара постепенно подбирается к особенно интересному участку — месту, где хранятся радиоактивные отходы Манхэттенского проекта. Идти до него огню осталось 365 метров.

Коробки из-под пиццы, подгузники и прочий мусор полыхают на глубине от 12 до 40 метров. Подповерхностные пожары на подобных свалках — ужасно противная штука: для них даже не всегда нужно чье-то неосторожное обращение с огнем. Горючий материал в толще может самовоспламеняться, когда туда попадает кислород из воздуха, а реакции разложения мусора создают необходимое тепло (свалки Уэст-Лейк и Бриджтон местами нагреваются до 120 °C).

Дым обычного пожара над свалкой Уэст-Лейк. Фото: Kqueirolomce / wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Дым обычного пожара над свалкой Уэст-Лейк. Фото: Kqueirolomce / wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

Потушить такие пожары очень трудно — в этом они похожи на пожары в угольных шахтах или торфяные пожары, чуть не задушившие европейскую часть России в 2010 году. Если вы вздумаете тушить подповерхностный пожар на свалке водой, то, во-первых, ее потребуется очень много, а во-вторых, потоки воды обязательно вынесут в окрестные водоемы все опасное, что есть на свалке. Поэтому тушат их обычно, в буквальном смысле перекрывая пожару кислород (что сделать не так просто, особенно для большого по площади возгорания). Иногда пожар удается сдержать, просто ограничив ему доступ к топливу: на свалках роют огромные траншеи, отделяя уже горящий участок от остальной массы мусора.

Не тушить эти пожары при этом нельзя: мало того что они очень плохо пахнут и часто дымят вредными соединениями — сам пожар в тяжелых случаях может повредить искусственное ложе свалки, которое удерживает всю гадость на ней от попадания в грунтовые воды.

Потушить подповерхностные пожары очень трудно — в этом они похожи на торфяные пожары, чуть не задушившие европейскую часть России в 2010 году. Фото: Митя Алешковский / ИТАР-ТАСС
Потушить подповерхностные пожары очень трудно — в этом они похожи на торфяные пожары, чуть не задушившие европейскую часть России в 2010 году. Фото: Митя Алешковский / ИТАР-ТАСС

Между тем в компании — операторе свалки Уэст-Лейк — настаивают, что это вообще не пожар, а некая подземная химическая реакция, природа которой неизвестна. Настаивают настолько агрессивно, что некоторые журналисты избегают слова «пожар», говоря о происходящем на Уэст-Лейк. В любом случае открытого пламени там действительно нет, это так называемый тлеющий пожар (smoldering fire).

Сейчас за судьбу Уэст-Лейк переживают особенно сильно: недавно из Агентства по защите окружающей среды (EPA) ушел человек, возглавлявший отдел Superfund. Эта государственная программа занимается ликвидацией накопленного экологического ущерба в США, то есть очищает и следит за состоянием почти двух тысяч участков на территории страны, на которых случилось что-то совсем из ряда вон выходящее, как, например, в Долине бочек в Кентукки, куда в 1960—1970 годах на десяти гектарах безо всякого разрешения свезли невероятное количество, около 100 тысяч, металлических бочек с токсичными отходами. Занимается Superfund и свалкой Уэст-Лейк, которая из-за своих радиоактивных отходов находится в списке приоритетных.

Так выглядела Долина бочек, для устранения которой в 1980 году американский Сенат создал программу Superfund. Фото: Environmental Protection Agency
Так выглядела Долина бочек, для устранения которой в 1980 году американский Сенат создал программу Superfund. Фото: Environmental Protection Agency

Работы по перезахоронению отходов и строительству «крышки» над свалкой, которая защитит жителей от дыма и запаха в случае новых пожаров, оцениваются в 236 миллионов долларов (примерно 14,5 миллиарда рублей) и займут пять лет. Окончательное решение Агентство по охране окружающей среды США (EPA) должно принять в сентябре, но жители Сент-Луиса и городка Бриджтон в непосредственной близости от свалки опасаются, что уход ответственного за решение проблемы может «вновь погрузить их в состояние неопределенности и бездействия, которое тянулось десятилетиями», пишет местная газета St. Louis Post-Dispatch.

Каждый год только в США загорается более 8 тысяч свалок. Это, правда, лишь приблизительная цифра, и большая часть пожаров на свалках, которые тушат американские пожарные, возникает на поверхности. Ущерб от горящего мусора за год может достигать 8 миллионов долларов (почти 500 миллионов рублей), большая часть которых — ущерб имуществу, на которое перекинулось открытое пламя; оценить экологические последствия и ущерб здоровью населения от подповерхностных пожаров гораздо сложнее.

Фото: WitthayaP / Фотодом / Shutterstock

Фото: WitthayaP / Фотодом / Shutterstock

В России свалки тоже тлеют и дымят: например, в 2009 году большой подповерхностный пожар душил едким дымом жителей Канска в Красноярском крае, год спустя об аналогичных проблемах писали из Щелковского района Подмосковья. В прошлом году свалку в Аннино подозревали в том, что она загорелась сама — именно из-за высоких температур на мусорной глубине.

Горящий мусор стал причиной, пожалуй, самого известного долговременного пожара в США: как считается, подповерхностный пожар в Сентрейлии, штат Пенсильвания, стартовал в 1962 году именно из-за мусора, который жгли в шахте. Из-за дымящейся земли Сентрейлия не только стала прототипом города Сайлент Хилл из одноименного фильма, но и лишилась жителей (в 2013 году там жили семь человек), большинства зданий, почтового индекса и статуса городского поселения.

Дорога в Сентрейлию выглядит зимой так. Жар полувекового подземного пожара топит снег, из расщелины поднимается дым. Фото: Kelly Michals / flickr / CC BY-NC 2.0
Дорога в Сентрейлию выглядит зимой так. Жар полувекового подземного пожара топит снег, из расщелины поднимается дым. Фото: Kelly Michals / flickr / CC BY-NC 2.0

В любом случае нашим и американским пожарам есть куда стремиться: самый долгий в мире подземный пожар — само собой, природный — продолжается в Австралии около 6 тысяч лет. Очаг горения угольного пласта под Горящей горой продвигается примерно на метр в год.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

«Институт занимается задачами управления всем»

Интервью с Дмитрием Новиковым о проектах Института проблем управления РАН и системе управления наукой в России

На Всероссийской междисциплинарной конференции «Социофизика и социоинженерия», прошедшей в конце мая, выступал членкор Российской академии наук, директор ИПУ РАН Дмитрий Новиков. «Чердак» поговорил с ним после конференции об управлении как области научных исследований, итогах пяти лет существования ФАНО и системе управления наукой в России.
Добавить в закладки
Комментарии

— В своем докладе вы описывали поведение человека в толпе. В ИПУ обращаются госструктуры за такими решениями? И не только поведение человека в толпе, но и, например, «разжигание народных масс».

— Это не обязательно должна быть толпа на улице. Это могут быть пользователи в социальных сетях. «Действие» может выражаться в том, чтобы вы изменили свою позицию по отношению к чему-то, а не предприняли физическое действие.

Этим исследованиям у нас уже, наверное, 10 лет. В 2010 году вышла первая в России книга по задачам управления в социальных сетях. Тематика интересна, в первую очередь, тем, кто должен обеспечивать безопасность — информационную безопасность или защиту человека от информации, безопасность государства от тех или иных экстремистских проявлений, ну и безопасность людей на массовых мероприятиях. Мы очень плотно работаем со структурами, отвечающими за эти аспекты безопасности.

— У вас заказывают исследования? Например, те же органы, которые отвечают за безопасность? [ ... ]

Читать полностью

Заглянем друг другу в тарелку

Уже пару лет, как опубликованы крупные исследования о питании и образе жизни россиян, но их, кажется, никто не заметил

Когда речь заходит о статистике, связанной со здоровьем и факторами риска хронических болезней, мы сталкиваемся с отсутствием эпидемиологического мониторинга в масштабах страны. В России нет национальных программ исследования питания и здоровья, а значит, в вопросах профилактики каждый сам за себя. «Чердак» пробует разобраться, к чему это приводит.
Добавить в закладки
Комментарии

В 2012—2013 годах проходило многоцентровое наблюдательное исследование ЭССЕ-РФ, в котором изучали образ жизни более 18 тысяч человек. В 2016 году опубликовано исследование Росстата о питании, в котором приняли участие 45 тысяч семей или 103,5 тысячи человек. За сухими цифрами отчетов видны не только пищевые предпочтения, динамика ожирения и источники информации о здоровье.

Посмотрим, что на столе

Любите ли вы рассматривать корзины других покупателей на кассе так, как люблю это я? Настоящие исследования питания долгие, технически сложные и не доставляют удовольствия испытуемым. Любой человек, который вел пищевой дневник, подтвердит это. Информацию надо тщательно собирать и правильно обрабатывать. В исследовании Росстата использовали метод 24-часового воспроизведения питания, когда добровольцы с помощью обученного специалиста вспоминали, что именно они ели за предыдущие сутки. При этом обязательно уточняются размеры порций, и, если интервью проводят в разные сезоны года, картина получается более точной и объемной.

Каковы же результаты этого поистине титанического труда? Питание многих наших соотечественников оставляет желать лучшего, высокие доходы не всегда обеспечивают качественный рацион. Однако недостаток средств тоже не способствует рациональному питанию: 29% семей не могут позволить себе фрукты хотя бы через день, только 62% женщин и 52% мужчин едят фрукты и овощи ежедневно или несколько раз в неделю. Это коррелирует с очень низким потреблением пищевых волокон: 6,5−7 г в суточном рационе — при рекомендуемом минимуме в 25 г. [ ... ]

Читать полностью

Слежка за параноиком

Отрывок из книги Александра Границы «Безумие ли?»

Наши представления о психических заболеваниях до сих пор полны лакун и стереотипов. Где кончается нормальная подозрительность и начинается нездоровая паранойя? Можно ли победить депрессию, иначе взглянув на мир? Что происходит с сознанием шизофреника? Может ли болезнь тела спровоцировать расстройство психики? На эти и многие другие темы рассуждает казанский врач-психиатр Александр Граница в своей книге «Безумие ли?». С позволения издательства АСТ «Чердак» публикует отрывок из его книги.
Добавить в закладки
Комментарии

Пролистав историю болезни поступившего прошлой ночью пациента, первое впечатление о нем у меня сложилось привычное. Соседи вызвали скорую помощь и участкового, жаловались, что пациент их «травит уайт-спиритом», обвиняет в преследованиях и мстит за «надуманное вредительство». Такие истории случаются часто, в основном с возрастными пациентами шестидесяти-восьмидесяти лет. Живущие в одиночестве или редко общающиеся со своими родственниками, на фоне снижения возможностей памяти, они становятся подозрительными и могут винить окружающих в попытках причинения им ущерба. Я пригласил пациента на беседу. В ординаторскую медлительной и осторожной походкой вошел высокий, худощавый, седой мужчина (ему было чуть больше шестидесяти). Нос его прикрывали опалового цвета очки, пуговицы пижамы были аккуратно застегнуты. Смотрел он выжидательно и несколько раздраженно. Сев на предложенный стул, он отвечал на мои вопросы, прерывая их собственными замечаниями. Его манера речи выдавала в нем хорошее образование и склонность к интеллектуальному труду. Уже много лет он жил один: родители скончались и он остался в той же квартире, где началось его детство. У него было два высших образования в сфере инженерии и экономики. До пенсии и еще два года после он работал в разных организациях инженером-экономистом. А последние пару лет подрабатывал тем, что писал обзорные статьи по проблемам экономики и управления для интернет-журналов. Жил он замкнуто и не создавал впечатление конфликтного человека. Все это заставляло задаться вопросом, как же он очутился в психиатрической больнице. Чего он до конца не понимал сам.

Из его слов выходило, что он вызвал участкового полицейского к себе домой, а вместе с ним «почему-то приехала психиатрическая бригада». Он рассказал, что уже несколько лет у него имеется конфликт с жильцами квартиры нижнего этажа. Предыдущий владелец, с его слов, периодически пытался ему «вредить»: отключал электричество, пускал неприятные запахи через щели в полу. Был период, когда пациент даже видел дым из половых щелей, словно кто-то намеренно накуривал сигаретный дым в них, приходилось заливать пол водой, чтобы это прекратить. У них с соседом были неоднократные конфликты по этому поводу. Но полгода назад наступило некоторое облегчение — тот сосед переехал и вселился другой. Но и с ним — пациент искренне разводил руками в этот момент — началась та же катавасия: стуки в дверь, громкая музыка, инородные запахи в полу. На этом история не остановилась. В течение двух последних недель начали происходить пугающие вещи. Сначала это были громкие стуки в дверь. Пациент боялся подходить, так как половицы скрипели, а выдавать своего присутствия не хотелось. Затем, после таких стуков, ему отключили электричество через подъездный щит. «Видимо выманить меня из дома хотели», — прокомментировал он. А однажды на дверном глазке обнаружилась налепленная жевательная резинка. «Понимаете, доктор, был бы я моложе или жил не один, я бы может и открыл, но так — мне боязно», — говорил он. Далее он рассказал, что эпизод со жвачкой стал последней каплей и он решил вызвать участкового полицейского. Но когда тот пришел, а пациент начал ему объяснять текущую ситуацию, полицейский вызвал бригаду скорой помощи.

Фото: Starikov Pavel / Фотодом / Shutterstock
Фото: Starikov Pavel / Фотодом / Shutterstock

Такая история заставляет сомневаться. Отчасти это похоже на правду. Уже немолодому одинокому человеку в таких условиях действительно стоит опасаться открывать двери незнакомцам. Если, конечно, источники стука были реальны. Тогда я спросил про «уайт-спирит» и попытки мести. «Я затеял ремонт, — ответил он, — у меня стены и двери в комнатах покрашены масляной краской. Местами краска облупилась, надулись пузыри. Вот и приходится их оттирать. Я беру „уайт-спирит“ и скребком оттираю». Опять же бывает и такое. Соседские отношения не всегда доброжелательные. Какие-то мелкие недовольства могут копиться, могут иметь реальную основу и, когда не способны разрешиться самостоятельно, — идут обращения к участковому. Мы договорились с ним, что я постараюсь разобраться в сложившейся ситуации, но ему придется потерпеть до понедельника, когда придут заведующий отделением и заместитель главного врача. Он был не против. [ ... ]

Читать полностью