Текст уведомления здесь

Вечный дым

Отчего под поверхностью свалок полыхают многолетние пожары

В английском языке есть выражение dumpster fire, «пожар в мусорном баке». Это, во-первых, просто широкомасштабная катастрофа, а во-вторых, какая-то очень сложная ситуация, с которой никто особенно не хочет связываться и которая ухудшается даже тогда, когда, кажется, дальше уже некуда. Буквальный, а не фигуральный горящий мусор очень хорошо подходит под это определение, особенно когда он горит не на поверхности свалки, а под ней.
Добавить в закладки
Комментарии

В толще свалок Уэст-Лейк и Бриджтон в штате Миссури последние восемь лет горит мусор. Очаг пожара постепенно подбирается к особенно интересному участку — месту, где хранятся радиоактивные отходы Манхэттенского проекта. Идти до него огню осталось 365 метров.

Коробки из-под пиццы, подгузники и прочий мусор полыхают на глубине от 12 до 40 метров. Подповерхностные пожары на подобных свалках — ужасно противная штука: для них даже не всегда нужно чье-то неосторожное обращение с огнем. Горючий материал в толще может самовоспламеняться, когда туда попадает кислород из воздуха, а реакции разложения мусора создают необходимое тепло (свалки Уэст-Лейк и Бриджтон местами нагреваются до 120 °C).

Дым обычного пожара над свалкой Уэст-Лейк. Фото: Kqueirolomce / wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Дым обычного пожара над свалкой Уэст-Лейк. Фото: Kqueirolomce / wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

Потушить такие пожары очень трудно — в этом они похожи на пожары в угольных шахтах или торфяные пожары, чуть не задушившие европейскую часть России в 2010 году. Если вы вздумаете тушить подповерхностный пожар на свалке водой, то, во-первых, ее потребуется очень много, а во-вторых, потоки воды обязательно вынесут в окрестные водоемы все опасное, что есть на свалке. Поэтому тушат их обычно, в буквальном смысле перекрывая пожару кислород (что сделать не так просто, особенно для большого по площади возгорания). Иногда пожар удается сдержать, просто ограничив ему доступ к топливу: на свалках роют огромные траншеи, отделяя уже горящий участок от остальной массы мусора.

Не тушить эти пожары при этом нельзя: мало того что они очень плохо пахнут и часто дымят вредными соединениями — сам пожар в тяжелых случаях может повредить искусственное ложе свалки, которое удерживает всю гадость на ней от попадания в грунтовые воды.

Потушить подповерхностные пожары очень трудно — в этом они похожи на торфяные пожары, чуть не задушившие европейскую часть России в 2010 году. Фото: Митя Алешковский / ИТАР-ТАСС
Потушить подповерхностные пожары очень трудно — в этом они похожи на торфяные пожары, чуть не задушившие европейскую часть России в 2010 году. Фото: Митя Алешковский / ИТАР-ТАСС

Между тем в компании — операторе свалки Уэст-Лейк — настаивают, что это вообще не пожар, а некая подземная химическая реакция, природа которой неизвестна. Настаивают настолько агрессивно, что некоторые журналисты избегают слова «пожар», говоря о происходящем на Уэст-Лейк. В любом случае открытого пламени там действительно нет, это так называемый тлеющий пожар (smoldering fire).

Сейчас за судьбу Уэст-Лейк переживают особенно сильно: недавно из Агентства по защите окружающей среды (EPA) ушел человек, возглавлявший отдел Superfund. Эта государственная программа занимается ликвидацией накопленного экологического ущерба в США, то есть очищает и следит за состоянием почти двух тысяч участков на территории страны, на которых случилось что-то совсем из ряда вон выходящее, как, например, в Долине бочек в Кентукки, куда в 1960—1970 годах на десяти гектарах безо всякого разрешения свезли невероятное количество, около 100 тысяч, металлических бочек с токсичными отходами. Занимается Superfund и свалкой Уэст-Лейк, которая из-за своих радиоактивных отходов находится в списке приоритетных.

Так выглядела Долина бочек, для устранения которой в 1980 году американский Сенат создал программу Superfund. Фото: Environmental Protection Agency
Так выглядела Долина бочек, для устранения которой в 1980 году американский Сенат создал программу Superfund. Фото: Environmental Protection Agency

Работы по перезахоронению отходов и строительству «крышки» над свалкой, которая защитит жителей от дыма и запаха в случае новых пожаров, оцениваются в 236 миллионов долларов (примерно 14,5 миллиарда рублей) и займут пять лет. Окончательное решение Агентство по охране окружающей среды США (EPA) должно принять в сентябре, но жители Сент-Луиса и городка Бриджтон в непосредственной близости от свалки опасаются, что уход ответственного за решение проблемы может «вновь погрузить их в состояние неопределенности и бездействия, которое тянулось десятилетиями», пишет местная газета St. Louis Post-Dispatch.

Каждый год только в США загорается более 8 тысяч свалок. Это, правда, лишь приблизительная цифра, и большая часть пожаров на свалках, которые тушат американские пожарные, возникает на поверхности. Ущерб от горящего мусора за год может достигать 8 миллионов долларов (почти 500 миллионов рублей), большая часть которых — ущерб имуществу, на которое перекинулось открытое пламя; оценить экологические последствия и ущерб здоровью населения от подповерхностных пожаров гораздо сложнее.

Фото: WitthayaP / Фотодом / Shutterstock

Фото: WitthayaP / Фотодом / Shutterstock

В России свалки тоже тлеют и дымят: например, в 2009 году большой подповерхностный пожар душил едким дымом жителей Канска в Красноярском крае, год спустя об аналогичных проблемах писали из Щелковского района Подмосковья. В прошлом году свалку в Аннино подозревали в том, что она загорелась сама — именно из-за высоких температур на мусорной глубине.

Горящий мусор стал причиной, пожалуй, самого известного долговременного пожара в США: как считается, подповерхностный пожар в Сентрейлии, штат Пенсильвания, стартовал в 1962 году именно из-за мусора, который жгли в шахте. Из-за дымящейся земли Сентрейлия не только стала прототипом города Сайлент Хилл из одноименного фильма, но и лишилась жителей (в 2013 году там жили семь человек), большинства зданий, почтового индекса и статуса городского поселения.

Дорога в Сентрейлию выглядит зимой так. Жар полувекового подземного пожара топит снег, из расщелины поднимается дым. Фото: Kelly Michals / flickr / CC BY-NC 2.0
Дорога в Сентрейлию выглядит зимой так. Жар полувекового подземного пожара топит снег, из расщелины поднимается дым. Фото: Kelly Michals / flickr / CC BY-NC 2.0

В любом случае нашим и американским пожарам есть куда стремиться: самый долгий в мире подземный пожар — само собой, природный — продолжается в Австралии около 6 тысяч лет. Очаг горения угольного пласта под Горящей горой продвигается примерно на метр в год.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы
Стая скворцовKimRiesJensen / Фотодом / Shutterstock

Пирующие на беззащитной чужбине

Какими биологическими последствиями опасна глобализация

Кролики, пожирающие Австралию, борщевик Сосновского, захвативший пол-европейской части России, европейские скворцы, расплодившиеся в Северной Америке настолько, что приводят к авиакатастрофам с человеческими жертвами. Все они — инвазивные виды, гости экосистем, в которых не нашлось способа противостоять чужакам. «Чердак» пересказывает историю одной недавней инвазии и разбирается, почему подобные вторжения происходят все чаще.
Добавить в закладки
Комментарии

Пока в России бушевали девяностые, в далекой Японии на местных самшитах мирно обитала маленькая серая бабочка — самшитовая огневка (Cydalima perspectalis). Бабочка ела самшиты, бабочку ели ее естественные враги, а японские ученые пытались придумать, как лучше с ней бороться. Но вот однажды, в 2007 году, саженцы самшитов привезли из Азии в Германию. И началось.

[ ... ]

Читать полностью

Тепло, теплее, горячо

О климатологе Джеймсе Хансене и том, каково быть человеком, который кричит «глобальное потепление»

Тридцать лет назад, 23 июня 1988 года, американский климатолог Джеймс Хансен сообщил американскому сенату, что глобальное потепление не просто реально — оно уже происходит. С этого момента средняя температура на планете продолжает брать все более высокие планки: три самых теплых года за всю историю наблюдений приходятся на период с 2015-го по 2017-й, а, казалось бы, чисто эмпирический вопрос о реальности изменения климата и его природе за эти годы перешел в ранг политического. Ольга Добровидова рассуждает о том, освобождает ли знание от ответственности.
Добавить в закладки
Комментарии

Сегодня мы знаем, что слова Хансена были не художественным преувеличением, а правдой, его правоту наглядно показывает как моделирование земного климата с учетом влияния на него человека и без такового, так и данные наблюдений за глобальной температурой.

Схема: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Схема: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Я родилась меньше чем через месяц после этого знакового события и, таким образом, прожила всю свою жизнь не просто при глобальном потеплении (оно, само собой, началось не с этого выступления), а еще и при всеобщем знании об этом. Советский климатолог Михаил Будыко говорил о том же за 15 лет до Хансена, но сам признавал, что верил ему примерно никто. Американский климатолог Уоллес Брокер в 1975 году писал о глобальном потеплении — считается, что это было первое упоминание термина в научной статье, хотя это не совсем так — с вопросительным знаком. Хансен стал первым, кто осмелился поставить в этой фразе (фигурально выражаясь) восклицательный знак.

Учитывая, что о походе ученого в сенат написали не только ведущие американские газеты, но даже ТАСС (а сразу после — о третьем съезде Коммунистического союза молодежи США), никто не может заявлять, что он болел и его не предупредили о крупнейшей глобальной экологической проблеме столетия. [ ... ]

Читать полностью

Как живут рыси и кошки на базе в подмосковном лесу

Фоторепортаж с базы «Черноголовка» Института проблем экологии и эволюции РАН

Научно-экспериментальная база Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН «Черноголовка» находится в 60 км от Москвы. Есть тут рыси, дальневосточные коты, домашние кошки, ежи, полевки, хомячки, различные куньи и даже верблюды. Корреспондент «Чердака» побывала на базе, поговорила с биологом Сергеем Найденко о том, какими исследованиями ученые здесь занимаются, и познакомилась с жизнью местных кошек поближе.
Добавить в закладки
Комментарии
Вольер на базе «Черноголовка». Фото: Алиса Веселкова / Chrdk.
Вольер на базе «Черноголовка». Фото: Алиса Веселкова / Chrdk.

База была организована в 1975 году для изучения поведения и химической коммуникации диких млекопитающих в условиях, максимально приближенных к естественным.

Евразийская рысь. Фото: Алиса Веселкова / Chrdk.

Евразийская рысь. Фото: Алиса Веселкова / Chrdk.

Все четыре вида кошачьих, которые сейчас есть на базе, — евразийские и красные рыси, дальневосточные коты (подвид бенгальской кошки) и домашние кошки — круглый год живут в вольерах. У рысей они довольно большие, с настоящей растительностью и небом над головой. [ ... ]

Читать полностью