Текст уведомления здесь
Фото обратной стороны Плутона, на котором видно, как лучи Солнца подсвечивают его атмосферуNASA/JHUAPL/SwRI

Баттл планетарного значения. Алан Стерн vs. Рон Экерс: что считать планетой?

Конспект дебатов между руководителем миссии «Новые горизонты» и экс-президентом Международного астрономического союза

В ночь на 30 апреля (по Москве) в Вашингтоне прошли дебаты между Аланом Стерном, руководителем миссии «Новые горизонты», и Роном Экерсом, экс-президентом Международного астрономического союза. Предметом дебатов было определение планеты, принятое МАС в 2006 году. Редакция «Чердака», заинтересованная механизмами поиска консенсуса в научном сообществе, а кроме того, крайне озабоченная судьбой Плутона, Эриды и Цереры, публикует краткий конспект выступления оппонентов, чтобы вы тоже могли решить, какая позиция кажется более убедительной.
Добавить в закладки
Комментарии

В 2005 году астроном Майк Браун открыл в поясе Койпера тело, масса которого не уступала Плутону. Он назвал это тело Зеной — в честь той самой королевы воинов — и понял, что теперь его ждет слава то ли первооткрывателя десятой планеты Солнечной системы, то ли слава «закрывателя» девятой планеты Солнечной системы, Плутона. Поскольку если Зена также будет признана планетой, то многие другие тела также будет необходимо переопределить — например, Цереру и Палладу, крупные астероиды на орбите между Марсом и Юпитером.

В 2006 году на конгрессе Международного астрономического союза в Праге 400 с лишним членов союза (из нескольких тысяч) провели голосование, приняв резолюцию, в которой давалось новое определение планеты. Согласно ей, Плутон планетой быть перестал. Это решение вызвало протест у многих планетологов, лидером которых можно назвать Алана Стерна, руководителя миссии «Новые горизонты», которая в том же 2006 году отправилась к Плутону, а в 2015-м, добравшись до него, наглядно продемонстрировала, что у Плутона есть атмосфера, ледники, горы и многие другие признаки «планетоподобности». Стерн с единомышленниками продолжает кампанию по переопределению понятия «планета», и прошедшие дебаты — очередной ее этап.

Читайте подробнее: Плутон в оппозиции. Что мы называем планетой, как так вышло и кто с этим не согласен

Дебаты организовало Философское общество Вашингтона. В их ходе каждому из участников было предоставлено равное время для выступления, затем отведено время для того, чтобы возразить на тезисы своего оппонента. Вслед за этим обоим ученым задавали вопросы из аудитории, а после было проведено голосование, дабы определить, кого считать одержавшим верх.

С полной записью дебатов можно ознакомиться по этой ссылке. Мы же публикуем пересказ программных выступлений каждого из ученых, а также их возражения оппоненту.

Напомним, что с 2006 года определение планеты гласит, что это небесное тело, которое:

  • находится на орбите Солнца;
  • достаточно массивно, чтобы за счет самогравитации достичь гидростатического равновесия (т.е. быть круглым);
  • доминирует на своей орбите, то есть смогло либо разогнать все посторонние тела со своей орбиты, либо сделать их своими спутниками.

Раунд Экерса: почему нынешнее определение планеты правильное, а Плутон не планета

«Международный астрономический союз — это большая международная организация, которой в этом году уже 100 лет. Ее создали после Первой мировой войны, для того чтобы стандартизировать коммуникацию науки. Союз в буквальном смысле занимался сверкой часов между странами — следил за тем, чтобы часы шли одинаково и показывали одинаковое время, а также поддерживал связь между астрономами, управлял рассылкой телеграмм. Заметьте, что само по себе это все не научная деятельность, а поддержка научной деятельности, чтобы ученые разных стран могли заниматься наукой вместе. Также союз занимается согласованием имен небесных тел в Солнечной системе, имен созвездий и определением их границ. Это тоже не наука, чисто прагматическая деятельность, которая необходима для того, чтобы можно было коллективно заниматься наукой.

Консенсус по поводу имен является важной деталью, это просто позволяет нам понимать друг друга. Номенклатура важна: в 1753 году Линней ввел родо-видовую форму записи для классификации в биологии, и она до сих пор продолжает использоваться. Как правило, согласование имен — это технический процесс, он идет на фоне, и никто даже не понимает особенно, что для этого тоже нужно что-то делать. Но иногда для того, чтобы что-то назвать, требуется принять специфическое решение, которое повлияет на жизнь огромного количества людей, не только ученых. Так случилось с Плутоном.

МАС не принимал это решение в секрете, за закрытыми дверями. Международные организации не устанавливают международных законов. Мы не принимали закон, мы пришли к соглашению по поводу конвенции и сделали это путем голосования, это совершенно стандартный демократический процесс, он используется везде, он же используется и МАС.

Это было голосование не о научной стороне вопроса — это было голосование о конвенции в именовании.

Это важная деталь.

Чтобы понять, почему именно мы приняли такое решение, мне придется начать свою историю с короткого экскурса в историю. Сначала Гершель нашел Уран. Когда люди начали изучать его орбиту, они заметили, что она немного «дрожит». Француз Леверье предсказал, что эти пертурбации вызваны массивным объектом где-то за орбитой Урана, и в 1946 году его предсказание подтвердилось. Это хороший пример того, как на самом деле работает наука: вы сначала занимаетесь моделированием — в этом случае гравитации, вы моделируете движение объектов Солнечной системы и с опорой на это делаете предсказание, которое можно потом проверить — и открыть новое тело.

В 30-е годы частично из-за ошибок датировки считалось, что Нептун также «дрожит» на своей орбите, и, следовательно, есть еще одна планета за Нептуном. Клод Томбо, используя невероятно хорошее оборудование для того времени, нашел маленький объект, который оказался Плутоном.

Однако, как мы позже выяснили, это открытие было сделано не благодаря научному предсказанию, а просто потому, что в его распоряжении оказалась крайне могущественная технология.

И он не планету открыл, а тело нового типа. Никакого влияния на орбиту Нептуна Плутон не оказывает.

К 2005 году астрономы открыли огромное число объектов, похожих на Плутон, и поэтому этот вопрос попал во внимание МАС. Одно из них тогда носило имя UB313 — его открыл Майк Браун. Он также показал, что это тело массивнее Плутона. Следовало ли дать ему имя? МАС принимает решения об именах, которые даются новым небесным телам. Но у нас не было понимания, было это тело планетой или нет. И это значило, что процесс наречения этого тела не мог даже начаться, поскольку для этого надо было сначала решить, это планета или нет, чтобы понять, должно ли это тело получить имя в честь верховного бога, или нет.

Итак, что делает МАС? У МАС есть отдел планет, мы идем к его экспертам. Мы спрашиваем, считать ли Плутон планетой? Эксперты отвечают: «Мы полностью согласны друг с другом в том, что касается науки: есть новый класс объектов, объектов пояса Койпера, и Плутон принадлежит к ним. Однако наша комиссия не может прийти к согласию, считать его планетой или нет». Этот комитет предложил нам три варианта:

  1. Сказать, что все, что размером с Плутон или больше, — планета.
  2. Учесть динамические свойства тел Солнечной системы, и тогда можно будет отделить основные планеты, которые доминируют гравитационно над своей орбитой, ото всех остальных. Плутон слишком мал для этого и перестанет быть планетой.
  3. Сказать, что планеты — это не астероиды, что планеты должны быть круглыми, и из этого заключить, что все круглые тела теперь планеты. Определение Алана с этим согласно.

Теперь у МАС была на руках проблема: комиссия экспертов не смогла дать однозначный ответ. Потому выбор между вариантами был решением не научного толка, а решением о том, как именовать вещи. Что мы сделали? Мы собрали совсем другую комиссию, назвали ее Комиссией определения планеты. Она, во-первых, не была комиссией планетологов.

Мы решили, что, судя по всему, планетологи не очень подходят для того, чтобы решать, что такое планета, а что такое не планета.

Мы включили в нее историков, популяризаторов, просветителей и дополнительно удостоверились, что учитываем мнения представителей разных стран, не только американцев. Этот комитет также предложил свои решения. И мы решили, что на ближайшей ассамблее МАС в Праге мы проведем голосование. Мы решили, что дискуссии по поводу определения планеты будут до встречи в Праге непубличными. В частности, потому что нас об этом попросили некоторые члены второй комиссии: они не хотели, чтобы на них давила пресса и широкая общественность. Так что это происходило тихо. Это, возможно, было не очень верным решением.

Встреча произошла в Праге в августе 2006-го, длилась две недели. Там собралось огромное число самых разных астрономов. Не так много планетологов, но все они были профессиональными астрономами. Большинство из них не изучают планеты, таких меньшинство, но и такие тоже там были. Эксперты представили этим людям свои идеи. Была полностью открытая дискуссия по этому вопросу, была пресса, все это крайне интенсивно освещалось, все варианты обсуждались. И по ходу этого процесса оригинальная резолюция была изменена, чтобы отразить соображения сообщества, которые мы получили в ходе этих дискуссий. В итоге мы получили резолюцию 5А: в нее было включено также и то дополнение, что у планеты достаточно гравитационного влияния, чтобы влиять на все происходящее на ее орбите. Эта та деталь, которая была включена в резолюции по ходу дебатов в Праге. Я объясню, почему эта деталь там появилась. Есть люди, подобные Алану, они изучают геофизику планет, их очень заботит строение этих тел. Но кроме них есть еще и люди, которые занимаются динамикой движения планет. Их заботят орбиты, гравитационные эффекты между ними, их беспокоит то, как возникла Солнечная система. Я хорошо помню одну из ремарок, прозвучавших в ходе дискуссий: если мы не добавим строчку про очищение орбиты, мы оскорбим половину планетологов. Было очевидно, что их аргументы были весьма убедительны для независимых астрономов, что внимали дискуссии. Так возникло понятие карликовой планеты: она круглая, но не доминирует над своей орбитой.

В голосовании участвовало 424 профессиональных астронома. Резолюция была принята. Это небольшая доля членов союза — 5 процентов, но для демократического процесса, когда решение принимается голосованием, эта группа была достаточно крупной, чтобы адекватно представлять все сообщество, так что я по этому поводу не переживаю.

Мы также выдвигали компромиссную резолюцию, 5В. Там была идея считать карликовые планеты также планетами. Союз думал, что таким образом ему удастся ослабить вражду между двумя лагерями. Но этого у него не вышло — за нее не стали голосовать.

В общем, поэтому с точки зрения МАС решение о статусе Плутона было принято в 15:34 по центральноевропейскому времени 24 августа 2006 года, и с тех пор Плутон больше не планета.

Определение, о котором будет говорить Алан, включает в себя также экзопланеты. Не думайте, что МАС об этом позабыл. МАС был крайне точен: мы давали определение планете для Солнечной системы. Мы ясно это понимали, мы этого не скрывали. Мы не хотели усложнять все включением в обсуждение еще и экзопланет, которые тогда только были открыты, и при решении вопроса об именовании планет мы их не рассматривали.

Сейчас я покажу вам пример того, почему включение динамики орбит действительно значимо.

Скриншот слайда из презентации ЭкерсаPSW Science / youtube

Взгляните, это то, как выглядят орбиты нескольких объектов пояса Койпера, которые очень странно и неслучайно распределены по небосводу. И именно из-за этого люди сейчас говорят о существовании Девятой планеты. Не Плутона, другой планеты, достаточно крупной, чтобы гравитационно тревожить своих соседей. Включение динамики в определение планеты, на мой взгляд, очень хорошо согласуется с тем, каким образом, возможно, мы откроем настоящую Девятую планету».

Читайте также: Охота за Девятой. Как далеко продвинулись поиски Девятой планеты Солнечной системы

У Экерса также был эпилог, но его он опустил, поскольку несколько превысил время, отведенное ему на выступление.
Следом за ним выступал Стерн.

Раунд Стерна: почему МАС все напутал, а Плутон — планета

«Давайте я начну с того, что скажу пару слов о ценности экспертизы. Если, упаси боже, у кого-нибудь из вас однажды диагностируют какую-либо неврологическую проблему, я надеюсь, вы пойдете к неврологу, а не к педиатру или какому-то еще врачу. Потому что экспертиза имеет значение.

Начну с науки. Я считаю, что за мою жизнь в нашей науке произошло три фунадментальных события.

Первым было открытие при помощи космических аппаратов NASA и наземных обсерваторий, что океаны в Солнечной системе — обыденное дело. В начале космической эпохи мы этого не знали, а теперь мы знаем, что океаны есть почти везде.

Вторым было открытие пояса Койпера, третьей зоны Солнечной системы. Это настолько изменило наши представления, что то, что мы раньше называли внешними планетами, регион планет-гигантов, мы теперь называем средней зоной Солнечной системы.

Третьим стало открытие карликовых планет: Плутон был открыт в 1930 году, второго открытия пришлось ждать до 1992 года. К началу XXI века мы открыли уже множество карликовых планет, третий класс планет Солнечной системы. Карликовые планеты числом своим превосходят все земные планеты и планеты-гиганты, вместе взятые. Это настолько важное открытие, что американская Академия наук десять лет назад считала отправку исследовательского космического аппарата к Плутону самой приоритетной научной задачей в нулевые годы. Этой миссией, собственно, и стала миссия «Новые горизонты».

Это Плутон, фото сделано «Новыми горизонтами», а там в углу фотография, сделанная уже c обратной стороны. Смотрите, как красиво подсвечена его атмосфера.

Скриншот слайда из презентации Алана СтернаPSW Science / youtube

Взгляните на это место! Как бы назвали его, если бы это был эпизод «Стар Трека»? Если сейчас в кадр войдет «Энтерпрайз», вы бы сказали, что корабль находится на орбите планеты. Это мир, на котором есть атмосфера, состоящая из того же материала, что и наша. Там внутри почти наверняка есть жидкий океан воды. Там есть горные хребты, есть активная тектоника по сей день, а на поверхности лежат ледники, по ним катятся лавины, там есть все, что считается значимыми событиями планетарного масштаба. И это лишь первая карликовая планета, которая однажды будет исследована NASA и, наверное, другими странами.

Вторая вещь, о которой я хочу поговорить, — это определение МАС. Пункт первый: «...ограничивается объектами, которые находятся на орбите Солнца». Я считаю это ошибкой — нам нужно единое определение для всех планет. Пункт второй: «...имеет достаточную массу, чтобы достичь гидростатического равновесия». Это неплохо, да, мы знаем, что планеты — это большие круглые штуки. Но потом мы переходим к странному третьему критерию, гласящему, что планета очистила окрестности своей орбиты. И это тот момент, где планетологи расходятся с астрономами.

Я подчеркну, что это определение было создано не экспертами. Они изучают звезды, галактики, черные дыры, космологию, и я вполне уверен, что, если бы группа планетологов встретилась и попыталась классифицировать галактики или черные дыры, мы бы с этим не справились. Потому что мы, конечно, не так далеки от этих вещей, но мы не эксперты в этой области.

Более того, большинство планетологов не являются членами МАС. Они не считают себя астрономами: они изучают геофизику, геохимию, происхождение планет. И это отличается от изучения звезд и галактик. Рон, кстати, на мой взгляд, ты сказал только одну вопиюще неправильную вещь в своем выступлении. Ты сказал, что половина той фракции МАС, что представлена планетологами, была бы расстроена, если бы вы избрали другое определение. В действительности расстроились бы только те планетологи, что занимаются динамическими свойствами планет. А они составляют крайне малую фракцию планетологов в МАС.

Странно также и другое. Знаете, в науке мы не занимаемся подгонкой определений для получения нужного результата.

Но определение МАС было специально сформулировано, чтобы ограничить число планет.

Вам не кажется странным, что астрономы испугались астрономически большого числа объектов? Нигде в астрономии нет ограничения на число звезд, галактик, астероидов, лун, чего бы то ни было. Более того, космологи считают, что возможно, что существует несколько вселенных! И вполне довольны происходящим! Определение планеты таким образом, чтобы ограничить их число, — это аномалия для астрономии и вообще для науки, как мне кажется.

Мы что, ограничиваем число рек, чтобы нам было просто запомнить их имена? Или гор? Или элементов таблицы Менделеева? Их там больше сотни! И никто по этому поводу не переживает. Я живу в Колорадо, вижу на западе только четыре горы, и много веков назад вы бы могли, наверное, думать, что гор всего четыре, но, как только вы поднимаетесь на высоту, вы видите, что этих гор так много, что дать имена каждой и запомнить их все просто слишком сложно.

Давайте вернемся к определению «очищенной орбиты». Вот модель Солнечной системы. Посмотрите на все эти точки, это реальные объекты, близкие к Земле.

Фрагмент видео, который использовал Стерн в качестве иллюстрации своего тезиса NASA Jet Propulsion Laboratory / youtube

Что это значит вообще — очистить орбиту? Мы постоянно слышим о том, что такой-то и такой-то астероид промчался мимо Земли, едва не попал. Это оттого, что Земля не очистила свою орбиту. Более того, нет вообще ни одной планеты, чья орбита была бы полностью чистой. 

Определение планеты МАС опирается не на свойства объекта, а на его местоположение и окружение. Объект определяется тем, что его окружает. Знаете, геология не особенно заботится о том, является гора одинокой или частью хребта. Биология не заботится о том, является вид окруженным другими или изолированным. Если вы приглядитесь, то вы увидите, что определение МАС вообще направлено против удаленных планет. Чем дальше и дальше вы уходите, тем шире становятся зоны, а орбитальные скорости ниже, и все вместе это делает сложнее и сложнее очищение орбиты, вам нужны все более массивные планеты для того, чтобы это сделать.

Вот график члена МАС, который иллюстрирует то, как должна расти масса планеты вместе с ее удалением от звезды, чтобы соответствовать определнию МАС.

Jean-Luke Margot / arXiv.org

В облаке Оорта ему перестанет удовлетворять даже Юпитер. Земля перестанет быть планетой, если мы подвинем ее на 100 астрономических единиц. Давайте представим Солнечную систему, в которой все планеты — копии Земли. Идентичные объекты, но при этом часть из них будут считаться планетами, а другие — нет.

Поэтому у нас есть другое определение — геофизическое, которое придумали планетологи, эксперты в этой области. Оно очень простое. Планета — это небесное тело,

  1. масса которого достаточна, чтобы удерживать гидростатическое равновесие, быть примерно сферическим;
  2. массы которого недостаточно, чтобы в его недрах происходил ядерный синтез.

Коротко, ясно и просто! Это про то, чем является объект, а не про то, где он и что рядом с ним.

Почему оно хорошо? Во-первых, оно опирается только на свойства объекта. Изучая объект, вы можете определить, это планета или нет. Вам не нужно разбираться со всей остальной Солнечной системой. Во-вторых, он параллелен всем остальным категориям небесных тел. Определение звезды, например, опирается на атрибуты тела, а не на то, рядом с чем это тело находится. В-третьих, ему неважно число планет. Большие, маленькие, какие угодно. И в-четвертых, оно применимо к любой планетарной системе, не только нашей. Что, на мой взгляд, очень важно. Поскольку определение экзопланеты по МАС сильно отличается от определения планеты! Это что вообще такое? У нас будут планеты, которые будут планетами только в других звездных системах, а в нашей собственной мы будем работать с другими критериями?

А еще это определение интуитивно понятно. Работает примерно так же, как взгляд на экран видоискателя в «Стар Треке»: вы быстро можете понять, что там — астероид, комета, планету или корабль клингонов.

В науке, как правило, обычно, мы классифицируем виды, геологические образования и космические объекты по их собственным атрибутам, без всяких ухищрений для того, чтобы ограничить число подобных объектов. Я думаю, что МАС совершил ужасную ошибку».

Ответ Экерса: окружение важно, информированное голосование неспециалистов демократично 

«В науке ты получаешь преимущество, классифицируя объекты. Объекты пояса Койпера действительно другие. Они не в десятки раз легче, а в сотни, тысячи. Конечно, я попрошу консультации у медика, если буду болен, но я не буду с ним советоваться для того, как эту болезнь назвать. Я лучше поговорю с лингвистом или еще с кем-то, кто хорош в коммуникации. Мы опять путаем проблему именования с проблемой научного процесса.

Да, у Плутона множество свойств, которые мы привыкли ассоциировать с планетами. И в поясе Койпера много объектов, и все они фантастически интересны. Алан начал с тезиса про то, что планет якобы должно быть мало. Но когда у нас есть сотни объектов и мы добавляем их к классу объектов, о которых мы точно знаем, что это планеты, а эти сотни отличаются от планет, это другое дело.

Да, было бы здорово, чтобы определение планеты работало и для экзопланет. Но, поправь меня, если я не прав, Алан, но, насколько я понимаю, мы в принципе не можем обнаружить объекты размером с Плутон в других звездных системах. Так что тут нет проблемы. Да, экзопланет тысячи, и они будут определены как планеты, как только мы соберем комиссию и решим, как лучше всего это сделать. И тезис «ой, а почему это экзопланеты не планеты» потеряет силу. Это, конечно, нонсенс: галактик — огромное число и планет тоже — их не восемь.

В том, что касается зон. Когда мы вводили определение планет в МАС, мы заботились о том, чтобы терминология была простой, чтобы люди без особенных научных познаний могли разобраться, что это все значит. Поэтому более сложной дефиниции очищения орбиты мы представлять не стали. Его действительно придумали специалисты по димическим свойствам планет из сообщества планетологов, это было простое описание того, что планеты-гиганты сметают все со своего пути. Тем не менее есть спутники, они находятся на орбите других планет, поэтому Земля — планета, несмотря на то что у нее есть Луна. Что касается астероидов, которые показал Алан, их орбиты находятся в резонансе с планетами, они к ним привязаны гравитационно. Это не свободные объекты, они не независимы, это и есть то, что значит «очищать орбиту». Это не значит, что очищенная орбита пуста, это значит, что астероид, пролетая мимо Земли, не будет иметь значимого гравитационного влияния на нее. Это все отлично понимают.

Есть статья Жан-Люка Марго 2015 года, которая показывает, что нынешнее определение вполне разумно. Да, если излагать определение простыми словами, оно может показаться странным, но разница между настоящими планетами и другими объектами — она огромна, она не настолько мала, как пытается показать Алан. Объекты пояса Койпера не имеют гравитационного влияния ни на что.

И последнее: должно ли окружение иметь значение для имени? Возьмем гору в море. Мы не зовем ее горой, мы зовем ее островом!

И вы их ни за что не перепутаете. Вот вам пример того, что окружение влияет на имя. Хотя это тот же самый кусок скалы. Так что я не вижу проблемы в том, что местоположение объекта имеет значение. Также у нас есть эпигенетика. Прочтя только генетический код сам по себе, вы не сможете сказать, как работает тело. Для того чтобы это выяснить, важно окружение этих самых генов, и разница между ними огромна. Так что, да, это все неплохие идеи, Алан, но они слишком упрощенные.

Мой тезис заключается в том, что чем больше информации ты получаешь, если ты занимаешься наукой правильно, то ты будешь вносить поправки в накопленное. Когда-то мы думали, что Плутон своими размерами близок к Земле, но на самом-то деле он в тысячи раз меньше! И да, мы делаем поправки, мы не отчаянно держимся за былое, мы не говорим, что вот, мы когда-то думали, что это планета, и значит, так это и должно остаться. И тем более мы не говорим, что все дело в размерах, так говорить некорректно, это недобросовестное утверждение для ученого.

Ну и еще раз, я, возможно, походя это упоминал, но повторюсь: когда вы голосуете за вещи типа имен, кто должен голосовать? Должны ли этими людьми быть планетологи? Или вам нужно взять разумных людей, дать им выслушать все аргументы, а затем попросить их проголосовать? Когда конгресс принимает законы, голосуют избранные люди, которые не обязательно являются экспертами по вопросам, о которых проводится голосование. Так работает система прихода к консенсусу. И я в очередной раз повторю, что именование вещей не является научным вопросом».

Ответ Стерна: размер не имеет значения

«Ну да, еще одно свидетельство тому, зачем нужны люди с экспертизой. Рон говорит, что экзопланет размером с Плутон не существует. Но, когда были открыты первые экзопланеты, это были объекты на орбите пульсара, и их открыли при помощи радиотелескопа, в которых, кстати, ты, Рон, являешься экспертом! Так вот, вместе с этим там были объекты размером с астероид, в тысячи раз меньше Плутона.

Во-вторых, ты сказал, что Плутон в тысячи раз меньше Земли. На самом деле соотношение диаметров у них 7 к 1. Карликовые планеты не настолько меньше! Люди в аудитории могли бы подумать, что Плутон размером с город Вашингтон, но в действительности его площадь близка к площади Соединенных Штатов.

Но, в конце концов, это спор не о Плутоне. Это спор об объектах, которые являются центральными объектами отдельной дисциплины — планетологии.

И нам надо понимать, какие объекты попадают в эту корзину, а какие нет. А статья Марго 2015 года, которую ты упомянул, — ее выводы совершенно абсурдны! График, который я вам показывал, он как раз из этой статьи. Он ведь показывает, что разные объекты следует классифицировать по-разному, если они находятся в разных местах, даже если эти объекты одинаковые! Это как если бы мы переставали быть Homo sapiens, выйдя из толпы и оставшись в одиночестве.

Также я хотел бы опровергнуть еще одно утверждение Рона. Он сказал, что МАС действовал открыто. Хотя в первом своем выступлении он упомянул, что обсуждение переопределения планеты союз решил сохранить в тайне. А также упомянул, что именно сообщество специалистов по динамике вообразило этот глупый критерий очищения орбиты. Но даже и это не так: большинства людей из этого сообщества, да и астрономов, занимающихся динамическими свойствами объектов, — их даже в Праге не было. Этим человеком был Брайан Марсден со своими товарищами, вот кто устроил эту маленькую революцию в Праге.

Давайте вернемся к еще одному моменту. Рон сказал, что сильно отличающиеся своим размером предметы не должны классифицироваться одинаково. Как насчет звезд? Нейтронные звезды — они размером с Землю! И они звезды. Посмотрите на Антарес и Бельтегейзе, сравните их с Солнцем.

PWC Science / youtube

Если пользоваться этим стандартом, то Солнце, которое является карликовой звездой, не было бы звездой. Но дело не в размере — дело в свойствах.

Планеты тоже бывают самых разных размеров и масс, и что? Да, таковы данные. Есть малые тела Солнечной системы, а есть тела пояса Койпера, они похожи друг на друга и не похожи на планеты. Вы ни за что не ошибетесь и не примете их за планету, смотря на них в иллюминатор «Энтерпрайза» или рассматривая их изображение в книжке. Я даже не буду зачитывать весь список вещей, в которых маленькие планеты полностью совпадают со своими гигантскими собратьями. Малые планеты имеют намного больше общего с другими планетами, чем с малыми телами Солнечной системы. А определение МАС смешивает Плутон с малыми телами.

Меньше чем через неделю после голосования в Праге сотни планетологов подписали письмо с протестом. Подписавших его за несколько дней стало больше, чем вообще голосовавших в Праге. Мой коллега Фил Метцгер провел исследование и выяснил, что определение МАС не используется нигде в литературе, кроме статей, обсуждающих собственно определение МАС. 

Короче, определение МАС плохо — оно путает то, где находятся вещи, с тем, чем эти вещи являются. Возможно, астрономам так сильно нужно подобная дефиниция — пожалуйста, но пресса и учебники как минимум должны давать место обоим определениям».

После этого оппоненты еще какое-то время отвечали на вопросы аудитории. Потом организаторы дебатов подвели итоги голосования, которое проводилось на сайте Философского общества Вашингтона. Стерн победил со счетом 130:30. Следует, однако, отметить, что проголосовать мог любой, кто зашел на сайт общества в это время. Поэтому то, насколько чистой можно считать победу Стерна на дебатах, остается открытым вопросом.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы