Текст уведомления здесь

Пора дружбы физиков и лириков

Физик Сергей Стафеев — о единстве ученых и художников в Возрождение и в XXI веке

Профессор Сергей Стафеев, декан естественнонаучного факультета ИТМО, рассказывает о том, как наука и искусство переплетались в работах древних греков, в готической архитектуре и живописи Вермеера, и приходит к выводу, что научные и высокотехнологичные новинки делают XXI век лучшей эпохой для плодотворного объединения усилий ученых и художников
Добавить в закладки
Комментарии
— Человек древности и человек Возрождения был по определению универсалом: и ученым, и художником, и практиком, и теоретиком. После этого «профессии» разделились, а с какого-то момента художники и ученые стали, в каком-то смысле, противниками. Вопрос их взаимодействия глубок и важен не только для философского осмысления сути наук и искусств, но и для гармоничного развития отдельной личности и общества в целом.

Сергей Стафеев читает лекцию на открытии Международного года света и световых технологий в Санкт-Петербурге. Фото: ИТМО


Для меня символом «дифференциации ареалов» художников и ученых является известный рисунок Питера Брейгеля «Художник и знаток». На нем свободная творческая личность мастера противопоставлена занудному рациональному очкарику. Такая схема, к сожалению, во многих случаях была и остается неким трафаретом, имеющим под собой определенную почву. Ведь наука действительно изучает объективную, иногда приземленную, реальность, а искусство субъективно по определению и воплощается в своем мастере. Но очевидно, что существует иная модель взаимодействия между учеными и художниками, модель их плодотворного сотрудничества, дающего великолепные результаты в самых разнообразных сферах. Существуют два метода познания мира: рационально-аналитический («о-сознание») и эмоционально-интуитивный, или «о-зарение». Также очевидно, что всестороннее объемное видение предмета возможно только с существенно различных точек зрения, какими и являются позиции художника и ученого.

Приведу примеры из наиболее близкой для меня области изучения природы света и механизма зрения. Можно вспомнить, что еще римский архитектор Витрувий утверждал, что

«… архитектор не может не быть оптиком»,


поскольку евклидовы законы зрительных углов были положены в основу античных архитектурных корректив — энтазисных колонн, искривленных стилобатов и чашеобразных амфитеатров.

Готическая архитектура была пронизана световой метафизикой. Стрельчатая арка дала возможность заменить капитальные романские стены ажурными, уходящими к небесам стенами-окнами. Знаменитые католические витражные розы были не чем иным, как воплощением идей о творении мира из световой точки. В средневековых университетах специально изучались звуковые и цветовые гармонические сочетания, породившие волшебную органную музыку и богатейшую палитру красок.

Если обратиться к эпохе Возрождения, то перед нами сразу возникает учение о перспективе, которое стало предметом изучения художников только после столетий разработки этой теории учеными-перспективистами. Напомним, что само это слово изначально было не чем иным, как латинским переводом греческого термина «оптика». Все мастера этого и более позднего периода — от Леонардо и Микеланджело до Дюрера и Рубенса — были «фанатами» оптической науки, безвозмездно иллюстрируя соответствующие университетские учебники.

Еще три знаменитых примера. Сотрудничество микроскописта Левенгука и художника Вермеера привело к началу многовековой традиции использования оптических приспособлений в живописи. С другой стороны, научный труд Роберта Гука «Микрография», впервые показавший миру изображения насекомых и растений, рассматривался в свое время как художественный альбом. А заочный спор физика Исаака Ньютона и поэта Вольфганга Гете по поводу законов преломления и дисперсии стал отправной точкой в изучении истоков цветового разнообразия мира и его восприятия человеком.

Но оставим ретроспективу и обратимся к сегодняшнему дню. Художники и ученые не только могут, но и обязаны сотрудничать. Творчество — вот их общее поле деятельности, позволяющее научным гипотезам порождать художественные образы, а плоды воображения мастеров искусств зачастую превращать в реальные устройства и приборы. На многочисленных гранях различных наук и искусств сегодня находятся изобразительная голография и цветомузыкальные инсталляции, урбанистический дизайн и театральные нейроспектакли, мультимедийные технологии виртуальной реальности, методы распознавания образов и естественной речи, системы искусственного креативного интеллекта и многое другое.

Так что перспектив для плодотворного объединения усилий ученых и мастеров искусств сейчас, может быть, больше, чем когда-либо.
Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы