Спасибо, что вы с нами!

Штаны вне школьной программы

Как популяризаторы и педагоги советуют мотивировать школьников к изучению наук

Как вырастить Эйнштейна? Этим вопросом сейчас задаются не только педагоги и родители, но и некоторые школьники, которым самим хотелось бы вырасти в Эйнштейна. Все они собрались на круглом столе, который «Чердак» провел 20 апреля в рамках Московского международного салона образования на ВДНХ. Мы предложили ведущим преподавателям и популяризаторам науки поделиться своим опытом (в том числе и на практике). И вот что из этого получилось.
Добавить в закладки
Комментарии
...

Участники круглого стола представляли разные области науки: Илья Колмановский (ведущий подкаста «Карманный ученый», журналист, редактор, ученый) — биологию, Владимир Сурдин (автор и редактор научно-популярных книг по астрономии и астрофизике) — астрономию, Григорий Тарасевич (главный редактор научно-популярного журнала «Кот Шредингера») — историю и социологию, а Владислав Цой (шеф-редактор сайта «Кота Шредингера») выступал с точки зрения потребителя научно-популярного контента. Модерировал круглый стол руководитель редакции «Чердака» Егор Быковский.

Понял то, что раньше знал

Первым микрофон взял Илья Колмановский. Причем взял он его не в две, а в три руки — третья у Ильи резиновая. Именно с ее помощью он демонстрирует свой главный тезис: «Главное в естественных науках — актуализация опыта». Или, если перевести с педагогического языка на человеческий: в ходе обучения нужно обязательно потрогать руками что-то настоящее (или резиновое).

Испытуемым становится случайно выбранный юноша из зала, представившийся Максом. Колмановский выстраивает сложную конструкцию: Макса сажают за стол, просят положить обе руки на стол, между ними помещают резиновую руку. Между настоящей правой рукой и фальшивой ставят перегородку (которую держит Егор Быковский, чтобы эксперимент не развалился в буквальном смысле слова), сверху руки и плечи Макса накрывают пледом, из-под которого торчат только кисти. В результате Макс не видит свою настоящую правую руку, в поле его зрения только левая и правая резиновая. Затем Колмановский начинает поглаживать одновременно его настоящую и резиновую правые руки. Максу приказано не отрывать глаз от муляжа. Зал затаил дыхание, круглый стол превращается практически в сеанс гипноза. И через пару минут оказывается, что Макс испытывает странные ощущения. «Не знаю, как их описать, но они интересные», — признается он. По его словам, настоящая правая рука ощущает легкое онемение, кажется даже, что ей становится сложно управлять. Колмановский добавляет, что если по резиновой руке теперь ударить ножом, то настоящая может даже почувствовать несуществующую боль.

Этот эксперимент появился около 20 лет назад и носит название «иллюзия резиновой руки». Колмановский отмечает, что с такого простого эксперимента можно начать разговор со школьниками о том, как работает кора головного мозга. По его мнению, важно соединить интеллектуальное вознаграждение (абстрактное понимание процесса) с телесными ощущениями (потрогать руками). Именно тогда, проводя эксперимент самостоятельно, школьник может актуализировать опыт и «понять то, что раньше знал».

Наука там, а мы здесь

Вторым выступает Владимир Сурдин. Он продолжает тему, начатую Колмановским, — о значимости практики, но уже на примерах из собственной жизни. Он рассказывает о Волгоградском планетарии, где провел все школьные годы. Тогда особенно мотивированным школьникам могли выдавать ключи от обсерватории, предоставляя доступ к современному на тот момент оборудованию. Благодаря этому он мог приходить туда каждый день после уроков, наблюдать за Солнцем и собирать свою собственную статистику. Результатом стали школьные доклады и, впоследствии, серьезная научная деятельность.

Фото: Анастасия Горшунова / Chrdk.

По мнению Сурдина, очень важно иметь доступ к настоящему оборудованию. В советские годы, рассказывает он, школьникам даже поручали наблюдать за американскими спутниками, тем самым окуная их в реальную науку. А сейчас даже многие студенты-астрономы жалуются ему, что их не подпускают к телескопам из-за строгостей техники безопасности. «Наука там, — говорит Сурдин, показывая на крышу планетария, — а мы здесь». Но только работая непосредственно с объектом своего исследования, утверждает он, можно увлечься «не бумажной наукой, а настоящей».

Ломать легко и непринужденно

Григорий Тарасевич, третий спикер, переводит разговор в новое русло. Он предлагает применять в педагогике методы журналистики, а именно — рассматривать привычные предметы и понятия с точки зрения всех наук разом, вписывая их в общежизненный контекст (на педагогическом языке это звучит как «развитие метапредметных компетенций»). В качестве примера он приводит работы школьников «Сириуса», сделанные под его руководством. Например, рассказывает он, темой проекта могут стать штаны. Школьникам предстоит «вписать [штаны] одновременно в социальную историю и в историю технологии». И оказывается, что это очень непривычная задача с точки зрения школьных предметов: «Вот здесь физика, вот здесь история, вот здесь биология, а вот штаны — они вообще не в школьной программе». Результатом вписывания штанов в историю становится концепт «брюк как символа социальной мобильности» (с примерами от Древнего Рима до Французской революции).

Вторым примером межпредметных взаимодействий становится история со спиннером. Чтобы примирить педагогов с неожиданно возникшим повальным увлечением, а школьникам — дать почву для размышлений, Тарасевич предложил последним самим придумать, как можно использовать спиннер на разных школьных уроках. В качестве наиболее удивительного изобретения он приводит пример (и признается, что сам бы не додумался до такого) урока ИЗО. Школьники предложили наклеивать на лопасти спиннера кусочки цветной бумаги, чтобы определять (вращая спиннер), какой оттенок получится при смешивании исходных цветов. Таким образом можно стимулировать фантазию и изобретательность школьников, отталкиваясь от привычных и интересных им реалий. «Межпредметную границу, — заключает Тарасевич, — нужно ломать легко и непринужденно, прямо здесь и сейчас».

Бородатые и не очень

Владислав Цой выступает последним, сразу признается в отсутствии законченного высшего образования и предлагает посмотреть на популяризацию глазами школьников и студентов. Он тоже делится собственным опытом и вспоминает, как будучи старшеклассником участвовал в написании статей для «Кота Шредингера». По словам Цоя, это стало одним из важных стимулов, укрепивших его соавторов в желании заниматься наукой. «Популяризация науки, — сообщает он, — должна происходить с двух сторон». Не только ученые должны производить научно-популярный контент, но и самим его потребителям, «седым и не очень седым, бородатым и не очень бородатым», это оказывается крайне полезным.

Однако, как замечает под конец Григорий Тарасевич, все эти методы хорошо работают с теми школьниками, которые уже заинтересованы наукой. А как быть с теми, кто «пойдет пить пиво или кофе, в подворотню», если учитель не придет на урок? Ответ на этот вопрос педагогам и просветителям еще предстоит найти. А пока, говорит Тарасевич, отвечая сам на свой вопрос, нужно перестать делить школьников на заведомо талантливых, которым доступны любые ресурсы, и бесперспективных, которые никому не интересны. Популяризировать науку, как это ни банально звучит, нужно в равной степени для всех.

Добавить в закладки
Комментарии
...
Вам понравилась публикация?
Расскажите что вы думаете и мы подберем подходящие материалы