Текст уведомления здесь

Смешно в интервале ± 3σ

Каким бывает околонаучный юмор

Есть ли у ученых чувство юмора? Безусловно. Иногда это узкоспециальные шутки, понятные только коллегам, иногда ученые смеются над изображением самих себя не-учеными (яркий пример — телесериал «Теория Большого взрыва»), а иногда научный юмор может быть оценен и неспециалистами.
Добавить в закладки
Комментарии

Физики шутят

Классическая книга, изданная на русском языке в 1966 году, собрала как ряд ходивших в среде физиков анекдотов и баек, так и серию публикаций в The Journal of Irreproducible Results («Журнал невоспроизводимых результатов»), который издается с 1955 года. Типичный пример шутки оттуда — это «Инструкция для читателей научных статей», перевод фраз из исследовательских публикаций на обычный язык:

«При создании этой установки мы рассчитывали получить следующие характеристики…» (Такие характеристики получились случайно, когда нам удалось наконец заставить установку начать работать.)

Позже появилась книга «Физики продолжают шутить», где, в частности, были вредные советы по применению математики для запутывания смысла научной статьи:

«Наибольший успех достигается с помощью такого приема: из готовой рукописи вы вырываете две страницы выкладок, а вместо них вставляете слово „следовательно“ и двоеточие. Гарантирую, что читатель добрых два дня будет гадать, откуда взялось это „следствие“. Еще лучше написать „очевидно“ вместо „следовательно“, поскольку не существует читателя, который отважился бы спросить у кого-нибудь объяснение очевидной вещи. Этим вы не только сбиваете читателя с толку, но и прививаете ему комплекс неполноценности, а это одна из главных целей».

Ричард Фейнман. Фото: wikimedia commons / CC-BY-3.0
Ричард Фейнман. Фото: wikimedia commons / CC-BY-3.0

«Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!»

Ричард Фейнман был выдающимся американским физиком. Его знают как человека, придумавшего наглядный способ изображения и расчета взаимодействия элементарных частиц (диаграммы Фейнмана), как автора блестящего курса «Фейнмановские лекции по физике», а также как одного из активных участников программы по созданию ядерного оружия в США. В своей книге «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» ученый собрал массу занятных историй — от того, как он «чинил радиоприемники, думая» в подростковом возрасте, до описания своих опытов с камерой сенсорной депривации.

Вот одна из историй — про то, как физик инспектировал строительство завода по разделению изотопов урана:

Возможно, вам тоже приходилось бывать в похожей ситуации, когда вы не решаетесь сразу же задать вопрос. Сразу же — это было бы нормально. Но теперь они проговорили, пожалуй, слишком много. Вы слишком долго колебались. Если спросить их сейчас, они скажут: «Зачем мы тут понапрасну теряем время?»

Что же мне делать? Тут мне в голову приходит идея. Может быть, это клапан. Я тычу пальцем в один из таинственных маленьких крестиков на одной из синек на странице три и спрашиваю:

— А что случится, если заклинит этот клапан? — ожидая, что они отреагируют:

— Это не клапан, сэр, это окно.

Но один из парней глядит на другого и говорит:

— Ну, если этот клапан заклинит, — тут он ведет пальцем по синьке вверх-вниз, вверх-вниз, другой парень ведет туда-сюда, туда-сюда; они переглядываются, оборачиваются ко мне, открывают рты, как изумленные рыбы, и говорят:

— Вы абсолютно правы, сэр.

Потом они свернули синьки и ушли, а мы вышли за ними. Мистер Цумвальт, который повсюду следовал за мной, изрек:

— Вы — гений. Я подозревал, что вы гений, когда вы однажды прошлись по заводу и смогли им на следующее утро рассказать об испарителе С-21 в здании 90−207, но то, что вы только что сделали, настолько фантастично, что я хотел бы узнать, как вы это сделали?

BDSM, SHH и прочие аббревиатуры

Ученые любят аббревиатуры не меньше иных администраторов. В самом деле, если вы имеете дело с веществом под названием «аденозинтрифосфат», то проще обозначить его как АТФ, да и ДНК короче, чем «дезоксирибонуклеиновая кислота». Это сокращает массу времени, экономит бумагу и просто удобно, особенно если вам надо в одном предложении сочетать несколько подобных субстанций.

Но далеко не всегда эти сокращения столь тривиальны: белок SHH, например, расшифровывается как Sonic Hedgehog, «Ёж Соник» (игровой персонаж серии видеоигр от компании Sega). А конгресс BDSM в Оксфорде? Который расшифровывается как Big Data Science in Medicine, «Большие данные в медицинской науке»?

Инструмент LUCIFER (правда, потом все-таки переименованный в LUCI) был спектрографом и инфракрасной камерой для Большого бинокулярного телескопа LBT, а крупнейшие телескопы Европейской южной обсерватории получили названия Very Large Telescope («Очень большой телескоп») и Extremely Large Telescope («Экстремально большой телескоп»)… Что астрономы будут делать с телескопом еще большего размера, вопрос открытый.

Иногда, впрочем, совпадения случайны: так, проект SLOWPOKE (серия исследовательских ядерных реакторов) возник задолго до знаменитого покемона.

Комиксы

Некоторые ученые или выпускники естественно-научных/технических факультетов рисуют веб-комиксы про научную жизнь, некоторые из них чрезвычайно популярны. Например, PhD Comics про аспирантов (со «стелс-режимом» для чтения на рабочем месте: комикс маскируется под типичную научную статью) — с выпусками от серьёзных и политических до обыгрывающих сон на рабочем месте, лихорадочное написание диссертации и сравнивающих академических ученых с пандами. Комикс выходит на английском, но кое-что (немногое) переведено на русский язык стараниями фанатов.

Другой известный пример — xkcd, где тоже много шуток, ориентированных на знакомых с физикой элементарных частиц и программированием, но также затрагивающих вполне понятные и простые темы вроде стереотипов о современной культуре. У xkcd тоже есть «русифицированное» зеркало, которое поддерживается силами фанатов комикса.

Один из переведенных стрипов xkcd. xkcd / CC BY-NC-2.5

Один из переведенных стрипов xkcd. xkcd / CC BY-NC-2.5

Шутки, требующие по меньшей мере хорошего усвоения школьной программы в области математики и естественных наук, встречаются также в Saturday Morning Breakfast Cereal — правда, юмор там несколько более жесткий: например, в недавнем выпуске про русалочку на волшебное создание переносятся суровые биологические реалии (а как вы думаете, чем питаются рыбы?). Аналогично автор издевается над Годзиллой, монстром, который в реальном мире имел бы на редкость причудливый вид и не представлял бы угрозы для окружающих в силу своего размера.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Демоны и искусственный интеллект

Как связать науку и искусство

16 марта состоялся тестовый запуск инсталляции Borgy&Bes, созданной с использованием обучаемых нейронных сетей. Рассказываем о том, как это было.
Добавить в закладки
Комментарии

Британская высшая школа дизайна на Артплее. Шумные аудитории, яркие толпы студентов и — небольшая пустая комната. В комнате выключен свет, в дальнем углу стоит стол с компьютером и разноцветными проводами, за большим монитором прячется человек, разглядывающий непонятные значки на экране и нажимающий на нужные кнопки на пульте. В противоположных углах помещения с потолка свисают лампы, похожие на хирургические светильники: справа — большой, слева — поменьше. Человек за компьютером запускает механизмы, раздается гул, лампы включаются, склоняют свои головы-светильники и начинают «общение». У каждой свой голос, которым они озвучивают последние новости, произошедшие в России и в мире. Лампы слушают, перебивают, замолкают, говорят одновременно, приближаются и отдаляются друг от друга. В тесную комнату набиваются заинтригованные зрители и, столпившись у входа, наблюдают за происходящим. Два взаимодействующих друг с другом механизма как будто чувствуют появление людей, смущаются и перестают так активно двигаться и «говорить» в присутствии посторонних.

Все это — роботизированная инсталляция Borgy&Bes, созданная с использованием обучаемых нейронных сетей. Идея принадлежит австрийскому художнику Томасу Фойерштайну. Чтобы оживить объекты, Томас работал вместе с лабораторией робототехники Курчатовского института и лабораторией нейронных сетей и глубокого обучения МФТИ. Borgy&Bes — только часть большой выставки Daemons in the Machine, которая откроется в Московском музее современного искусства этой осенью. 16 марта состоялся тестовый запуск инсталляции, на котором мы побеседовали с куратором, художником и научными командами.

Дарья Пархоменко, директор Laboratoria Art & Science Space и куратор выставки, рассказала, как они выстраивают мост между искусством и наукой, внедряют художника в научную среду, почему в новом проекте команда обратилась к теме искусственного интеллекта.

[ ... ]
Читать полностью

«Авторка», «нянь» и другие феминитивы

Интервью с лингвистом Максимом Кронгаузом

Анна Ахматова и Марина Цветаева страшно обижались на слово «поэтесса». А мы сегодня яростно спорим о том, как правильно употреблять слова «автор», «авторка», «нянь», «режиссерка». Последнее время все чаще возникают скандалы по поводу слов, называющих женщин, — феминитивов. Борцы за равноправие хотят симметрию в названиях профессий и четкое разделение на мужское и женское. Обсуждаем с Максимом Кронгаузом, лингвистом и профессором ВШЭ, к чему приведут споры, в каком направлении движется язык и войдут ли феминитивы в нашу повседневную речь.
Добавить в закладки
Комментарии

Максим Кронгауз, лингвист, профессор Высшей школы экономики:

Последнее время в социальных сетях постоянно возникают конфликты, а иногда и скандалы по поводу слов, называющих женщин. Есть даже специальный термин: «феминитивы», но я не буду его использовать (может быть, пару раз).

В чём проблема? Почему об этом так ожесточённо порой спорят? Трудно говорить о феминистках, потому что, конечно, феминизм не представляет собой единое идеологическое течение. Есть очень много разных мнений внутри него. Тем не менее, есть часть феминисток, которые считают, что для каждого обозначения человека должно быть парное — в женском роде. Вот я позволил себе странное высказывание, противопоставил человека и женщину. Но действительно часто слова мужского рода обозначают человека вообще: и мужчину, и женщину. Например, когда мы говорим «шофёр» или «генерал», мы можем иметь в виду человека любого пола. Если возникает слово женского рода (например, «шофёрша»), то, разумеется, оно обозначает только женщину и противопоставлено не мужчине, а именно человеку. Но это уже лингвистические нюансы. А требование состоит в том, что для каждого слова, обозначающего человека мужского рода, должно быть соответствующее название женского рода, которое будет использоваться только для женщин. Есть и более жёсткая позиция в рамках данного направления. Бытует мнение у более узкого круга феминисток, что такие слова («феминитивы») должны образовываться с помощью суффикса «-к». И очень часто спор ведётся по поводу отдельных слов. Например, одно из самых конфликтных слов — «авторка». Это слово звучит немножко смешно. Почему? Оно непривычно. Есть другое слово — «авторша», и от такого типа слов женский род скорее образуется с помощью суффикса «-ш». Но феминистки настаивают на единообразии и показывают на соседние языки — польский, украинский, где «авторка» уже существует и функционирует нормально. Если обобщать данную позицию, то можно сказать, что феминистки призывают начать использовать слова «авторка», «режиссёрка» и тому подобнее, считая, что мы привыкнем и уже не будем улыбаться, когда произносим их. [ ... ]

Читать полностью

Феномен мемов в кино и интернете

Интервью с лингвистом Максимом Кронгаузом

Общение в сети наполнено мемами, которые появляются в ней так же внезапно, как и исчезают. Само слово «мем» придумал ученый и популяризатор науки Ричард Докинз. Если ген — это хранитель биологической информации, то мем — культурной. Мемы существуют давно, просто их так не называли. Что такое крылатые выражения и цитаты («счастливые часов не наблюдают», «требую продолжения банкета»), как не мемы, которые прожили долгую и счастливую жизнь, в отличие от их современников, которые живут совсем недолго? Обсуждаем с лингвистом Максимом Кронгаузом, как работает механизм «мемезации» нашей речи.
Добавить в закладки
Комментарии

Максим Кронгауз, лингвист, профессор Высшей школы экономики:

Когда мы говорим об особенностях речи или языка в интернете, мы сразу вспоминаем слово «мем» (англ. — meme). Это очень важное для интернет-языка понятие. Что оно значит? Появилось слово «мем» сравнительно недавно. Его придумал английский популяризатор науки, ученый Ричард Докинз. Он ввел словечко, похожее на слово gene, и противопоставил эти два понятия, сказав, что ген — это хранитель биологической информации. А должен быть и хранитель культурной информации. Мемом, с точки зрения Докинза, может быть что угодно: фраза, музыкальная фраза, картинка. Это понятие стало относительно популярным. А дальше произошел взрыв популярности, потому что мемами стали называть некоторые явления в интернете, в общем похожие на то, о чем говорил Докинз. Это такая культурная информация. И обычная фраза, и музыкальная фраза, картинка (как с подписью, так и без подписи) может стать мемом.

Но что, собственно, это означает? Давайте все-таки говорить о словах. Это нечто, некое выражение или фраза, внезапно ставшая чрезвычайно популярной. Ее начинают использовать люди, которые про нее вчера еще не слышали. Это явление немного уходит в сторону от классического мема, который придумал Докинз. По существу, все, что становится модным, мы можем назвать мемом (если это относится каким-либо образом к культуре). Здесь важно понимать следующее: чем популярнее становилось это явление, тем опустошеннее оно было. Если вначале Докинз наполнил его определенным смыслом, то по мере того, как понятие становилось все более популярным и само слово становилось синонимом к очень разным «модным штучкам», оно лишалось своего первоначального содержания. [ ... ]

Читать полностью