Текст уведомления здесь

Рэп-баттлы и герои нашего времени

Лекция лингвиста Максима Кронгауза

Запись ставшего легендарным баттла Оксимирона и Гнойного набрала больше 30 миллионов просмотров. Как получилось, что рэп вышел за рамки субкультуры и начал вписываться в общее культурное пространство, и почему общество воприняло жаргонные «хайп», «панч», «зашквар» с таким энтузиазмом? Почему Оксимирон стал героем 2017 года и проводником в рэп-культуру взрослых образованных людей? И почему, если Окси — герой, победу одержал Гнойный? Обсуждаем эти небанальные вопросы с Максимом Кронгаузом, лингвистом и профессором ВШЭ.
Добавить в закладки
Комментарии

Максим Кронгауз, лингвист, профессор Высшей школы экономики:

Наблюдая за словами и за речью, можно делать выводы о более глубоких вещах. Собственно, социолингвисты этим и занимаются. Прошлый год был довольно интересен с точки зрения жизни слов. Я начну немножко издалека, с мероприятия, которое кажется скорее театрально-гламурным: выборы слов года. По версии Оксфордского словаря (наверное, самого авторитетного словаря в мире), в 2016 году словом года стало post-truth, которое на русский можно перевести с помощью прилагательного — «пост-правдивый» или «пост-правда». По смыслу скорее это не настоящая, а искусственная правда, которую мы воспринимаем, как некий заместитель правды. В 2017 году Оксфордский словарь в качестве слова года выбрал слово youthquake — от earthquake (англ. — землетрясение). На русский это можно перевести, как «молодёжетрясение», когда молодёжь сотрясает основы мира (прежде всего, в политическом, но и в культурном смысле).

Если мы действительно посмотрим на то, что происходило в 2017 году, выяснится, что для нас и для русского языка он стал годом молодости и рэпа. Это странно, потому что рэп — явление не новое. Я уж не говорю про Америку, и в России он существует достаточно давно. Рэп-баттлы проводятся регулярно. В 90-е годы они уже были. Однако именно в этом году произошёл выброс рэп-культуры в общее пространство, когда рэпом заинтересовались люди, ранее не имевшие никакого отношения к нему и, в общем, не очень-то интересующиеся данной субкультурой. Я думаю, что кульминацией прошедшего года стал рэп-баттл, т. е. сражение двух рэперов — Оксимирона (Oxxxymiron) и Славы КПСС (известного под другими прозвищами, в частности, Гнойный). Это событие стало действительно общезначимым, поставило мировые рекорды по количеству просмотров в Youtube. Достаточно сказать, что оно прошло в августе, а уже к новому году было около 30 миллионов просмотров. Это гигантская цифра, которая, конечно, может озадачить.

Почему это вдруг рэп стал пользоваться такой безумной популярностью? Совершенно очевидно, что он вышел за рамки субкультуры. Язык отреагировал на это очевидным образом. В русский язык в прошлом году вошли слова… что, впрочем, не значит их появления именно в этом году — конечно, они появились раньше, но стали более-менее известными многим людям (всем, если хотите!), оказались на слуху. Это слова, так или иначе, связанные с рэпом. Так, одним из самых важных слов в русском языке в прошлом году было заимствование из английского — хайп (hype). Оно, конечно, шире рэп-культуры. Но популярность получило именно в результате вышеупомянутой битвы двух рэперов. Кроме хайпа, стали известны такие слова, как battle, punch, punchline, dice, flow и такое замечательное (единственное не заимствованное из этих слов) — «зашквар», обозначающее, в отличие от хайпа, которое примерно равно «шумихе» с положительным знаком, — нечто неприятное. Скажем, «позор», если определять его грубо. Эти слова вышли из такого узкого жаргона, связанного с музыкальными субкультурами, и появились на страницах газет, в Интернет-изданиях. Что и говорить, если рэперов стали звать на телевидение, на федеральные каналы? Возник тот самый пресловутый хайп, о котором они говорили.

Что ещё очень интересно? Собственно, рэп-баттлы стали популярнее самого рэпа. Во многом потому, что они оказались идеальной моделью конфликта. Если угодно, «конфликтом в чистом виде». В последнее время появились разнообразнейшие баттлы — политические, поэтические и даже научные. Разного рода творческие и интеллектуальные состязания были всегда. Но в этом году они приняли именно форму баттла. Может ли лингвист объяснить данную популярность? Конечно, нет. Сошлись какие-то разные явления. Тем не менее, я думаю, что это связано с упомянутым «молодёжетрясением», которое вообще характерно для 2018 года. И если Оксфордский словарь сосредоточился, прежде всего, на сотрясении политических основ, то мы видим, что аналогичное явление произошло и в культуре. Рэп буквально ворвался во «взрослую» культуру. Оксимирон стал одним из культурных героев, к которым с уважением относятся люди, о рэпе знающие довольно плохо.

Если мы рассмотрим вот эту модель конфликта, интересно будет понять, почему Оксимирон (безусловный герой 2017 года) этот конкретный баттл проиграл вчистую. Все судьи присудили победу его противнику, да и впечатление было такое, что победил именно Гнойный. Здесь достаточно посмотреть на те коммуникативные стратегии, которые использовали эти два рэпера. Чтобы понять действия Оксимирона, можно вспомнить его предыдущий баттл с Джонибоем (Johnyboy), который он выиграл (так же вчистую, как проиграл Гнойному), фактически завершив карьеру своего противника. После этой встречи карьера Джонибоя резко пошла на спад. Если посмотреть за тем, как вёл себя в процессе этих двух баттлов Оксимирон, то сразу видно необычайное сходство. У него были абсолютно одинаковые коммуникативные стратегии. Он, прежде всего, устанавливал некоторую дистанцию между собой и своим противником, и безусловно возвышал себя. Он называл себя «отцом», «создателем», «творцом», а своего противника называл «сыном», «шкетом», всячески понижая его статус. В борьбе с Джонибоем он принижал не только соперника, но и его фанаток. Эти метафоры, которые он использовал в отношении, так сказать, малолеток, запомнились многим. И Гнойный даже отчасти цитировал их в следующем баттле Оксимирона.

Интересно, почему данные стратегии (абсолютно те же!) не сработали в случае со Славой КПСС? Снова Оксимирон объявляет себя творцом и создателем. Возникают новые метафоры — «режиссёр», «творением режиссёра» (причём творением он называет противника, а себя — человеком, создателем, режиссёром). Снова он устанавливает дистанцию, говорит, что для него это развлечение, а не работа. Что он делает её легко, в отличие от противника, который трудится. Но всё это не работает. Почему? Потому что Гнойный отказывается принимать эту позицию. И вот это очень интересно. Гнойный фактически берёт на себя те функции, которые Оксимирон взял на себя в отношениях с окружающим миром. Если для всего мира Оксимирон был той самой молодёжью, которая этот мир сотрясала, то в баттле с Гнойным именно Гнойный оказался тем новым поколением, которое отказалось принимать Оксимирона, как отца, представителя старшего поколения. Он раскритиковал его образы, его метафоры. Он поиздевался над выражением «Я — локация клитора», которое Оксимирон применил в отношении фанаток Джонибоя, сказав: «Неужели ты думаешь, что клитор действительно посылает сигналы в космос»? Это очень интересная конструкция. Фактически мы видим такую матрёшку. Потому что действительно самым ярким рэпером (баттл-рэпером) в нашей стране оказывается Оксимирон. Именно через Оксимирона образованные люди, интеллектуалы приобщаются к рэпу и данной культуре. Но внутри рэп-культуры Оксимирон оказывается уже представителем устаревающего поколения. Если вспоминать знаменитое в прошлом веке выражение, его «выбрасывают с корабля современности». Завершает эту конструкцию — т. е. фактически Гнойный выступает в качестве той самой молодёжи, которая сотрясает основы окостеневшей молодёжной культуры, освобождает её.

Интересно, что данная конструкция в рамках более широкого контекста неожиданно переворачивается с ног на голову. Если мы посмотрим, что же произошло после знаменитного баттла, то увидим ситуацию иначе: Оксимирон, в общем, сделал вывод из этого баттла, провёл «работу над ошибками» и блестяще выступил в своём последнем в 2017 году баттле с американским рэпером Disaster. А что сделал Гнойный, который сумел критиковать и тексты Оксимирона, и самого Оксимирона, и его осторожную культурную и даже политическую позицию? Ведь в отдельных панчах ему удавалось подчеркнуть некоторое лицемерие Оксимирона. Гнойный стал популярным после этого баттла. До того его никто не знал. Он получил приглашение на телевидение. Его позвали на канал «Культура». Его позвали вести шоу вместе с Филиппом Киркоровым. И оказалось, что Гнойный не разрушил рэп-культуру. Он, может быть, слегка потревожил её. Но дальше он совершенно не обрушил ту иерархию, против которой боролся. Если хотите, он капитализировал свой успех и просто встроился в эту иерархию на более высокой позиции. Здесь мы видим некий парадокс: с одной стороны, Гнойный, выступая, как «левый» и политически культурный деятель, в результате в жизни оказался гораздо более «правым», нежели Оксимирон (правым здесь имеется в виду — в смысле позиции, а не мнения).

Если вернуться к баттлу, то замечательным образом и Гнойный, и Оксимирон обрисовали позиции друг друга. Я позволю себе процитировать по одной фразе и того, и другого. «Но твоя переоценка ценностей шла с небывалой скоростью», — сказал Оксимирон Гнойному и даже предсказал ещё большую скорость в подобного рода переоценке (если хотите, «обуржуазивании») Гнойного. А Гнойный использовал то самое слово, с которого я начал: «Баттл — территория пост-правды. Здесь не важно, какой факт настоящий». Оказалось, что та правда, с помощью которой Гнойный пытался перевернуть вот эту молодёжную культуру, является не именно правдой, а пост-правдой. Фактически оба рэпера сами подписали приговор и себе, и своему противнику.

Мне кажется, что внимательный анализ слов и текстов позволяет нам видеть больше, нежели они непосредственно сообщают.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы