Текст уведомления здесь

Важные, натурально

Журнал Nature назвал главных людей 2017 года

Журнал Nature назвал имена десяти наиболее важных, по мнению редакции, людей 2017 года. В «десятку» попали шестеро ученых, два политика, один юрист и — маленькая девочка. «Чердак» коротко рассказывает о том, кто все эти люди и почему Nature считает, что именно их имена созвучны уходящему году.
Добавить в закладки
Комментарии

1. Дэвид Лю. Возглавляет список создатель метода побуквенного корректирования генома на базе небезызвестной системы CRISPR-Cas. С помощью технологии, разработанной под руководством Лю, можно значительно расширить возможности генной терапии и лечить заболевания, вызванные точечными мутациями. А что самое главное, испытания инструмента, заменяющего пару аденин-тимин на гуанин-цитозин не выявили вообще ни одного (!) случая ложного срабатывания. Не так давно китайские экспериментаторы отчитались об успешном применении «генетического корректора» в человеческих эмбрионах. В общем, совершенно не исключено, что именно технология Лю и его коллег станет основной рабочей лошадкой медицинской генетики будущего.

2. Марика Бранчези. Главной заслугой астронома из коллаборации VIRGO стала координация работы десятков исследовательских групп, наблюдавших в августе 2017 года слияние нейтронных звезд в галактике NGC 4993. Заняв позицию связующего звена между физиками и астрономами, Марика наладила обмен данными, который привел к наиболее, пожалуй, яркому научному результату этого года, а также сыграла на масштабной публикации всех результатов.

3. Эмили Уайтхэд. Двенадцатилетняя девочка попала в десятку научных знаменитостей года, не проронив ни слова. Пять лет назад Эмили стала первым в мире ребенком, испытавшим на себе CAR-T — экспериментальную генную терапию против рака. На июльском заседании FDA совершенно здоровая девочка подошла к своему отцу во время его доклада и молча взяла его за руку в знак поддержки. Тронутая этим жестом, комиссия единогласно одобрила применение CAR-T для лечения острого лимфобластного лейкоза у детей и подростков.

4. Скотт Прюитт. «Злодеем года», по версии Nature, стал назначенный Дональдом Трампом новый руководитель Агентства по охране окружающей среды США. До назначения Прюитт занимал пост генпрокурора штата Оклахома, публично сомневался во влиянии человека на изменение климата и подал больше десяти исков против агентства, которое теперь возглавляет. В начале октября Прюитт объявил о завершении «войны с углем» и приступил к сворачиванию плана «Чистая энергия», реализация которого сократила бы к 2030 году выбросы парниковых газов страной на 32%. Прюитт уже распустил половину научно-консультативного совета, отменил десятки природоохранных правил, поощряя химическую промышленность и добычу ископаемого топлива.

5. Пан Цзянвэй. В июле 2017 году китайский ученый, которого на родине зовут «отцом кванта», осуществил квантовую телепортацию фотона с Земли на искусственный спутник планеты. А всего через пару месяцев использовал этот же спутник, чтобы провести телемост между Пекином и Веной, защитив соединение при помощи квантового шифрования.

6. Дженнифер Бирн. Онкогенетик и «научный инквизитор» из Австралии всеми силами борется с ошибочными и потенциально опасными статьями. Благодаря ее стараниям только в этом году из журналов было отозвано семь статей, содержащих серьезные ошибки в представленных последовательностях ДНК, а также некачественные графики и плагиат. Кроме того, совместно с коллегой из Франции Дженнифер поставила этот процесс «на поток», запустив онлайн-сервис поиска подобных ошибок в научных публикациях.

7. Лассина Зербо. В этом году глава Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний запустил всемирную сеть по отслеживанию ядерных испытаний. Благодаря этой сети он стал практически первым в Европе человеком, узнавшем о ядерных испытаниях в КНДР. Кроме этого, система оказалась полезной для отслеживания цунами и мигрирующих китов.

8. Виктор Круз-Атиенца. 19 сентября 1985 года Виктор почувствовал первые толчки 8-балльного землетрясения в Мехико и запомнил этот день на всю жизнь. В статье, опубликованной в 2016 году, геофизик предсказал динамику землетрясения, которое состоялось только в сентябре 2017 года. С опорой на эти данные ученый планирует предсказать и будущие удары, чтобы оповестить как можно больше людей и минимизировать жертвы землетрясений.

9. Энн Оливариус. Борьбу с сексуальными домогательствами и половой дискриминацией в образовании и науке юрист по гендерным вопросам начала еще в 70-х годах. В 1996 году совместно со своим мужем она создала организацию по борьбе с харрасментом в американских университетах — McAllister Olivarius, а в 2017-м ее деятельность получила особую актуальность на волне публичных обвинений в адрес политиков и общественных деятелей.

10. Халед Тукан. По мнению редакции Nature, Тукан, занимавший за последние 17 лет различные министерские посты в правительстве Иордании, внес ключевой вклад в запуск первого на Ближнем Востоке синхротронного ускорителя SESAME (Synchrotron-Light for Experimental Science and Applications in the Middle East). Строительство этого 133-метрового кольцевого ускорителя началось в 2008 году и не закончилось бы в 2017-м, если бы не усилия, приложенные Туканом.

Помимо подведения итогов этого года, авторы списка также «заглянули» в 2018 год, предположив, кто может попасть в «десятку» следующего года. Так, они советуют повнимательнее приглядеться к тем, кто занимается изучением гуманитарного эффекта «диджитализации» нашей повседневной жизни, строит квантовые компьютеры и бьется за то, чтобы голос ученых был услышан при принятии важных для будущего человечества решений.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Не все электронные псы попадают в рай

Что такое электронные отходы, как много мы их производим и чего это нам стоит

В 2016 году человечество произвело примерно 44,7 миллиона тонн электронного мусора, и лишь пятая его часть — примерно 8,9 миллиона тонн — была правильно переработана. Остальная выброшенная техника, скорее всего, украсила свалки, похоронив там ценного сырья где-то на бюджет российского здравоохранения в нынешнем году. Таковы выводы нового доклада о глобальном производстве и переработке электронного мусора в мире, подготовленного экспертами ООН. «Чердак» разбирался, кто и сколько выбрасывает холодильников и мобильных телефонов.
Добавить в закладки
Комментарии

Электронный мусор, или электронные отходы, — это то, чем становится ваш телевизор после своей внезапной — или не очень — кончины. Загробный мир техники делится на шесть крупных категорий. В первую попадают холодильники, морозилки, кондиционеры, обогреватели и прочие устройства для изменения температуры чего бы то ни было. Во вторую — мониторы и все, что с экраном: ноутбуки, телевизоры, планшеты и так далее. Затем идут лампы всех видов, крупная и мелкая техника (самая разная, от пылесосов и тостеров до солнечных панелей и электрических зубных щеток). Последняя категория — это мелкое телекоммуникационное оборудование, телефоны, GPS-приемники и даже (почему-то) карманные калькуляторы.

Изображение: Анатолий Лапушко / chrdk., по данным Global E-waste Monitor 2017
Изображение: Анатолий Лапушко / chrdk., по данным Global E-waste Monitor 2017

Абсолютно все это нельзя просто взять и выбросить в мусорный контейнер. Мало того что ваша стиральная машина никогда не разложится и когда-нибудь ее обязательно найдет печальный робот ВАЛЛ-И далекого будущего — на стихийных и плохо организованных свалках или при сжигании такого мусора в почву, воду и воздух попадают опасные соединения. Более того, вместе с разбитым экраном и треснувшим корпусом своего телефона вы, строго говоря, выбрасываете еще и золото, платину и другие металлы, что несколько расточительно (хотя печальный робот ВАЛЛ-И далекого будущего, возможно, будет вам благодарен).

Что же делают с электронным мусором? Идеальный сценарий — государственная или окологосударственная сеть точек сбора, например при магазинах бытовой техники и электроники, откуда специализированные переработчики такого мусора отправляют его на многоступенчатую переработку, в ходе которой из мусора аккуратно «выжимается» все, что можно хоть как-то применить, а «останки» — их пытаются минимизировать — лишь после этого отправляются на вечный покой на свалки. При менее идеальном, но куда более реалистичном сценарии техника выбрасывается с остальными бытовыми отходами, а потом либо едет с ними же на свалки, либо, если сильно повезет, перед этим разбирается на полезные и бесполезные части. Типичный пример здесь — лампочки, которые, к сожалению, слишком часто попадают в домашнее мусорное ведро. Помимо властей, сбором и переработкой электронного мусора может заниматься и кто-то другой. В развитых странах «кто-то другой» — это почти всегда частный бизнес, который работает с ответственными покупателями техники и перерабатывает ее в меру сил и желания. В развивающихся — целые армии предприимчивых граждан, пытающихся на этом заработать. [ ... ]

Читать полностью

Истина существует

Максим Кронгауз — об Андрее Зализняке и о том, какое влияние великий лингвист оказал на своих современников

В это воскресение, на 83-м году жизни скончался Андрей Зализняк, один из крупнейших российских лингвистов современности. Зализняк оставил после себя не только целый ряд значительных научных открытий, но и мощный институциональный след. Максим Кронгауз по просьбе «Чердака» вспоминает своего ушедшего учителя и рассуждает о том, как именно сказалось влияние Зализняка на его учениках.
Добавить в закладки
Комментарии

Когда умирает великий человек, нужно подводить итоги. Но если ты был с ним близко связан бо́льшую часть своей жизни, это очень трудно сделать. Хочется просто вспоминать какие-то эпизоды. Я поступил на филфак МГУ в 1975 году, Андрею Анатольевичу Зализняку было сорок лет, но уже тогда его считали гением и великим лингвистом. Я подозреваю, что общепризнанным гением он был с самой ранней молодости, и, наверное, с этим не очень просто жить, особенно в Советском Союзе, где разница между общим признанием и официальным была ощутима, а порой и трагична.

Гениальность ААЗ улавливалась сразу, для этого не требовалось ничего знать ни о его Грамматическом словаре русского языка, ни о подтверждении подлинности «Слова о полку Игореве», ни о лингвистическом опровержении исторической концепции академика Фоменко, ни о многолетнем исследовании новгородских берестяных грамот, ни уж, тем более, о Государственной премии 2007 года. Вот я, двадцатилетний студент, сижу на его лекции по санскриту и испытываю абсолютное чувство погружения в другой мир. Мы, едва овладев деванагари (индийским письмом) и только приступив к грамматике, уже читали величайший эпос «Махабхарату» с полным ощущением близкого знакомства со всеми этими Пандавами и Кауравами, а уж Арджуна просто казался нам старшим братом. Это погружение происходило одновременно и магическим, и научным путем, потому, анализируя грамматическую форму какого-нибудь слова, мы вдруг понимали психологию человека, ее употребившего. Мне тогда казалось, что я разбираюсь в тонкостях и глубинах санскрита, в индийском эпосе, в психологии людей, да вообще во всем на свете. Господи, куда это все делось!

Андрей Анатольевич Зализняк. Фото: Алексей Касьян

Андрей Анатольевич Зализняк. Фото: Алексей Касьян

Через сорок лет я сижу на лекции ААЗ на летней лингвистической школе, куда он приезжал в течение многих лет, чтобы прочесть школьникам специально подготовленную лекцию. И вижу, как девятиклассник распознает еще полчаса назад неведомую ему праславянскую форму и приходит в восторг от собственного могущества, от того знания, которое он приобрел за одну лекцию. Впрочем, с высоты этих сорока лет я уже понимаю, что все не так просто и мы со школьником — жертвы гения, который дал нам подержать свой инструмент, а потом, подведя к проблеме, произнес: «Используй!» — а потом еще и подтолкнул нерешительного слушателя и поддержал его руку. В действительности мы не совершали открытия, а лишь повторяли его. [ ... ]

Читать полностью

«Вы не можете быть на 100% уверены. Иногда ученым непросто донести эту идею»

Робин Граймс — о научной дипломатии и роли ученого в чрезвычайных ситуациях

Подошедший к концу 2017 год был объявлен перекрестным Годом науки и образования Великобритании и России. В его рамках прошли научные семинары, лекции известных ученых, мастерские по научным коммуникациям. Одной из главных тем года стала научная дипломатия между нашими странами, которой уже несколько лет занимается Главный научный советник МИД Великобритании, профессор Имперского колледжа Лондона Робин Граймс. Совсем недавно он вернулся из поездки в морозный Новосибирск и поговорил с корреспондентом «Чердака».
Добавить в закладки
Комментарии

Российско-британская дружба

[Chrdk.]: Есть ли планы начать новые проекты с научными институтами в Новосибирске?

[Робин Граймс]: Сейчас мы смотрим, кто работает над какими проектами. Например, в Новосибирске мы посетили Институт катализа им. Борескова СО РАН, также Институт ядерной физики им. Будкера СО РАН. Меня впечатлила глубина проводимых научных исследований и высокий инженерно-технический уровень. Ряд ученых из Новосибирска работает с британскими учеными уже 40 лет! Это та атмосфера, которую мы хотим поддерживать и развивать и в других областях. Мое мнение: ученые с бОльшим энтузиазмом поддержат программу, если дать им возможность самим определить, что представляет наибольшую важность. Именно тогда и получаются 40-летние отношения. В этой связи мне нравится использовать выражение «межпоколенческие отношения». Например, когда сотрудничество между учеными перерастает в научное взаимодействие их аспирантов и продолжается уже на уровне следующего поколения студентов-аспирантов. Таким образом, научное взаимодействие продолжается на протяжении нескольких поколений.

Сегодня мы видели прекрасный пример такого взаимодействия — я был на кафедре радиохимии МГУ и пообщался с одним из профессоров. Выяснилось, что у нас с ним с десяток общих знакомых, причем с некоторыми из них мы оба писали в соавторстве научные статьи. Хотя совместных публикаций друг с другом у нас пока нет. Очень приятное чувство для двух ученых. [ ... ]

Читать полностью