Текст уведомления здесь

Пансионат для жаб

Как сохраняют монгольскую жабу на Байкале

Монгольская жаба — вид, внесенный в Красную книгу. Для размножения им нужны места с пресной водой и высокой влажностью. Такой участок есть на одной из туристических баз на берегах Байкала, владельцы которой помогают в сохранении вида. Почему численность монгольских жаб сокращается и как пытаются их сохранить, рассказывает сотрудник ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Светлана Бабина.
Добавить в закладки
Комментарии

Светлана БАБИНА, заместитель директора по научной работе ФГБУ «Заповедное Прибайкалье»:

— Мы находимся в одном из самых красивых мест Байкала — в бухте Айя. Многим она известна как популярное место отдыха. Но, кроме этого, здесь находится место размножения монгольской жабы — вида, внесенного в Красную книгу Иркутской области.

Сейчас этот вид переживает не самые лучшие времена. Численность повсеместно сокращается. Основной проблемой при этом является сокращение места обитания. Последние годы у нас засушливые. Все меньше и меньше влаги в степях. И, наверное, многие слышали о том, что уровень Байкала снижается. Жабам для размножения нужна вода, и поэтому они концентрируются около таких мест, где влажность высокая, где в весенний период они могут найти пресную воду, необходимую им для откладки икры. Здесь этот участок находится на территории туристической базы. И владельцы этой базы активно помогают нам в сохранении данного вида.

Наша задача — посмотреть, как жабы себя чувствуют после того, как мы огородили этот участок. Но заниматься мы этим будем по вечерам — во время, когда этот вид наиболее активен. Это взрослая особь жабы монгольской. Мы отловили ее на территории туристической базы. Один из участков, подсвеченный в течение всей ночи, привлекает сюда большую массу насекомых, которые являются для жабы излюбленными объектами охоты. Проще всего ей это делать на каких-то открытых пространствах. Т.е. жаба с удовольствием использует дороги — в данном случае дорожки, проложенные по туристической базе. Вообще, монгольская жаба достаточно сухопутна. Она может удаляться (и удаляется после периода размножения) достаточно далеко. Мы ее встречаем и в трех, и в пяти километрах — в сухой степи. Там жабы прячутся, затаиваются в различных норках, в тени каких-то камней сидят до вечернего времени, а вечером выходят на охоту.

Но здесь, на этом участке, они прикормились. Пять штук держится постоянно. Таким образом, жабы проживают здесь уже не один год. А это в целом зрелая особь. Ей уже два-три года (возможно, и больше лет). Они уже выучили это место и приходят сюда, как сообщили нам владельцы этой турбазы, практически каждый день. Жабы собираются здесь небольшой компанией и устраивают себе пир. Поэтому мы тоже присоединились к этому пиру по-своему — пришли сюда их поизучать, посмотреть, в каком они состоянии — достаточно ли они активны, сколько в среднем у них самцов или самок. Ну и сейчас мы должны обязательно вернуть нашу жабу в свое место обитания. Поэтому мы выпускаем ее.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Соколы просвещения

Трио «рационалистов» за год написали 20 фейковых гуманитарных статей, 7 дошли до публикации. И что это доказывает?

2 октября трое активистов опубликовали описание масштабной академической махинации, предпринятой ими в отношении нескольких гуманитарных изданий. Хелен Плакроуз вместе с двумя коллегами направила в разные журналы 20 статей «заведомо абсурдного содержания», часть из них приняли к публикации. Активисты утверждают, что акция указывает на кризис в социальных исследованиях и засилье феминисток и ЛГБТ. «Чердак» объясняет, почему акция «просветителей» показывает совсем не это.
Добавить в закладки
Комментарии

Что произошло?

Как работает научный журнал: редактор получает рукописи от ученых и, если они соответствуют минимальным требованиям, отправляет рецензентам. Рецензенты могут принять статью, могут отправить на доработку, а могут отказать в публикации; на их роль обычно берут экспертов в соответствующей области.

Большая часть «статей» Плакроуз была не материалом на основе неких наблюдений с последующим теоретическим анализом, а эссе — размышлениями на те или иные темы. Семь приняли к публикации, пять отправили на доработку, а еще восемь отвергли вовсе. Причем три из них отвергли, даже не отправляя на рецензию, — такое происходит, когда присланная рукопись очевидно плоха уже с точки зрения редактора.

Из семи принятых работ подобием эмпирического исследования было три статьи. Среди рекомендованных к доработке — две, а почти все эссе были отвергнуты — исключением была «шизоэтнография», текст, якобы написанный человеком с расстройством множественной личности. Таким образом, наличие хоть какой-то видимости эмпирической работы существенно повышало шансы на публикацию. Впрочем, одну из семи дошедших до публикации работ приняли в журнале Sex Roles только после того, как ее же отвергли рецензенты Men & Masculinities (а рекомендованный к доработке текст для Gender & Society не принял до этого другой журнал, Gender, Work, and Organisation). [ ... ]

Читать полностью

Полицейские с аргументами

Evidence-based policing: чего добиваются правоохранители, взяв на вооружение научный метод

Что будет, если взять научный метод и попытаться применить его на благо отдельно взятого полицейского отделения? Недавно на страницах журнала Policing, который освещает вопросы полицейской практики и ее критического осмысления, американские правоохранители из небольшого городка Падука рассказали о том, как они использовали «доказательное правоохранение» для того, чтобы справиться с «проклятьем» супермаркета Walmart — средоточия почти всех краж в городе. К чему это привело, что вообще такое evidence-based policing и насколько оно применимо к российским реалиям — в материале «Чердака».
Добавить в закладки
Комментарии

Прогресс науки — это не только про сложные и малопонятные манипуляции людей в белых халатах над молекулами или кварками. Прогресс науки — это и еще и постепенное, хотя и неприметное проникновение научного метода в организацию самых разных сфер жизни. В авангарде тут идет, конечно, доказательная медицина (evidence-based medicine), призывающая заменять во врачебной практике решения с опорой на личный опыт и советы старших товарищей решениями с опорой на научные исследования. В диагностике и лечении опыт «больших чисел» и данных, полученных в ходе прозрачных процедур, считается более качественным, чем опыт и интуиция конкретного врача.

Постепенно расширяется научный метод и на другие сферы жизни, выгоняя из них опору на житейский опыт, традиции, мнение начальства. В доказательном менеджменте управленцам советуют использовать те или иные методы обращения с персоналом, опираясь только на опубликованные в рецензируемых журналах исследования этих методов. Еще более амбициозную цель ставит перед собой доказательная политика (evidence-based policy). Вместо решений с опорой на идеологические позиции чиновников и их интересы во внутриаппаратной конкуренции — принятие законов и регулирующих актов (в экономике, социальной политике, здравоохранении) на основе результатов исследований, статистически значимых фактов и широкой доказательной базы. Впрочем, этот проект реализуется весьма осторожно и часто критикуется: действительно, для сравнительной оценки мер государственного уровня нелегко провести методологически выверенный эксперимент с контрольной группой.

«Прелесть evidence-based подхода состоит в том, что его результаты необходимо принимать во внимание, — говорит Кирилл Титаев, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете. — От него сложно отмахнуться без аналогичных исследований. Когда вы просто приходите и говорите: „Мы — жители города Икс, и нам не нравится завод, который будет строиться рядом“, — лицо, принимающее решение, может сказать: „Вы ошибаетесь“. Или: „А нам нравится!“ Наконец, дирекция завода может сказать: „Мало ли что им не нравится“. Когда же вы приходите с подробным анализом тех дополнительных издержек и ущерба, который будет наносить этот завод, то городское начальство или другой интересант будут вынуждены провести исследования и показать, что выигрыш от создания завода будет больше, чем ущерб или неудобство, которые он причиняет. И в отличие от обычных правовых дискуссий, вообще от споров по вопросам социальной политики, правопорядка, экономической политики, у нас появились весы, которые позволяют сравнивать силу одного и другого аргумента. Мы можем сказать, что одно исследование более обоснованное, другое — менее. Если они равно обоснованы, то у нас есть вполне рабочий инструмент для того, чтобы сравнивать выигрыш и проигрыш».

На более ограниченных пространством и временем участках социальной реальности доказательный подход применяется с бóльшим успехом — например, в полицейской работе. Само понятие evidence-based policing придумали только в 1998 году, однако применение статистического анализа и рандомизируемых контролируемых исследований началось еще раньше. В известном эксперименте 1972 года в одном из районов Канзас-Сити вообще перестали появляться патрули офицеров в машинах, во втором — продолжили появляться в режиме «как обычно», а в третьем удвоили их число. Эксперимент показал, что когда полицейские машины демонстративно разъезжают по району, то это никак не влияет на уличную преступность и чувство безопасности у жителей. Хотя, по мнению полицейских начальников того времени (да и сейчас), именно присутствие на улицах наиболее эффективный инструмент профилактики преступлений, стоящий того, чтобы тратить на это деньги налогоплательщиков. [ ... ]

Читать полностью

Каждому огороду — по светодиоду!

О необычных растениях и способах их выращивания

Какие растения являются суккулентами, в чем особенности водных растений, как световые устройства позволяют выращивать растения в экстремальных условиях и как различные источники света влияют на рост и развитие растений, рассказывают научные сотрудники Ботанического сада МГУ «Аптекарский огород».
Добавить в закладки
Комментарии

Ольга МИРОНОВА, научный сотрудник Аптекарского огорода МГУ им. М.В. Ломоносова:

— Одним из направлений в Аптекарском огороде является изучение влияния различных источников света на рост и развитие растений. Физиология растений привлекает в последнее время большое количество ученых и людей, производящих светотехнические устройства, в связи с тем, что позволяет выращивать растения практически в любых условиях. Светодиоды сейчас достаточно активно применяются для освещения улиц, закрытых помещений, для освещения складских помещений и т.д. Но особый интерес вызывают растения, потому что это тематика — по Роскосмосу, по выращиванию растений в экстремальных ситуациях, где нет возможностей выращивать в полях и для быстрого роста и получения готовой продукции, которую можно получать сразу либо в пищу, либо на другие технические цели.

Вообще, мы работаем со многими достаточно крупными фирмами в России. Их разработки достаточно интересны, потому что можно стимулировать цветение — вплоть до плодоношения. Петунии могут цвести целый год! И для производителя они будут хорошего качества. Интересные были эксперименты по получению семян с петуний. Они оказались на 100% всхожими. Дальше были получены следующие поколения, на которых проходят эксперименты. Вообще, свет играет очень важную роль для роста и развития. Мы все это можем наблюдать в зависимости от погоды на улице, в зависимости от количества солнечных дней в нашей зоне. Таким образом, производители цветочной продукции или овощей и фруктов могут уходить от этой зависимости и получать дополнительный доход. [ ... ]

Читать полностью