Текст уведомления здесь

Откровения популяризаторов

Растения и насекомые страдают ради «Красивой науки», оранжевые крокодилы Life и что делать, если ребенок решил быть научным коммуникатором

В одном из корпусов бывшей ткацкой фабрики Саввы Морозова на Саввинской набережной открылась новая площадка тех-хаба «Ключ». Такой модный лофт для стартаперов — торчащие из стены кирпичи, вкусный кофе и дым-машины по праздникам. В прошлую пятницу там собрались научные журналисты и просветители и устроили слэм — серию коротких выступлений, когда успех оратора измеряют по силе аплодисментов — на тему нелегкой, но интересной жизни популяризаторов науки. Было это примерно так.
Добавить в закладки
Комментарии
Даниил Кузнецов, редактор отдела науки издания Life. Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ
Даниил Кузнецов, редактор отдела науки издания Life. Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ

 — Три года назад начался бум, открылось солидное количество научно-популярных медиа: N+1, «Постнаука», «Арзамас», «Чердак». Отдел науки открылся даже в Life. Быть научным журналистом сейчас — модно, но нас никто не любит. Ученые, например, — с их точки зрения мы пишем всякую ерунду. Но это полбеды — нас также не любят наши читатели. Если вы примеряете на себя роль мессии, несущего свет, остановитесь! Или вас тут же обломают в комментариях. Стоит написать, что прививки не приводят к аутизму, — получите в ответ: «Продажные! Вы все врете!» А напишите обзор на противовирусные средства — «А мне не помогло!» и традиционное «Продажные!»

— Никогда не идите в научные новостники. Согнутая спина, наушники, приросшие к ушам, дымящаяся клавиатура, лихорадочное желание опередить всех станут вашими буднями. А в один прекрасный день вы начнете придумывать кликабельные заголовки: «В Африке обнаружены тупорылые подземные оранжевые крокодилы». Какому здоровому человеку такое в голову придет? А ведь крокодилы правда тупорылые, это реально существующий вид.

— Заголовок — оружие digital-журналиста. Кликаете из любопытства и остаетесь читать качественный контент. Таков наш принцип. Не мы такие — жизнь такая. Другие новости аудитория не читает.

Василиса Бабицкая, научный журналист, автор проекта «Красивая наука». Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ
Василиса Бабицкая, научный журналист, автор проекта «Красивая наука». Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ

— Кому именно в голову на Летней школе пришла идея «Красивой науки», я не помню. У нас было 19 участников, 8 микроскопов, 34 насекомых и 73 растения. Не скажу, сколько из них не пострадали. Честно говоря, пострадали все.

— Зачем всем этим заниматься? Во-первых, это дает новый взгляд на привычные вещи, их новое восприятие, один из путей расширить свою картину мира. Во-вторых, это способ привлечения внимания к материалу, который порой удивляет даже ученых.

Елена Брандт, руководитель направления по связям с общественностью МФТИ. Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ
Елена Брандт, руководитель направления по связям с общественностью МФТИ. Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ

— Если вдруг, ну вдруг, ваш ребенок предпочтет быть научным коммуникатором, искать компромисс между интересами людей от науки и людей из медиасреды, не падайте в обморок. Формирование научной картины мира в стране, две трети населения которой заблуждаются в научно установленных фактах, — не менее важный труд, чем экспедиция на Марс. Как вы думаете, какой процент россиян считает, что антибиотики убивают и бактерии, и вирусы? Сколько людей так думают и покупают неправильные лекарства? 66 процентов.

Александр Панчин, биолог, популяризатор науки. Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ
Александр Панчин, биолог, популяризатор науки. Фото: Евгений Пелевин / пресс-служба МФТИ

— Люди легче запоминают информацию, если сначала столкнуть их с заблуждением, опровергнуть его, а уже после рассказывать, как все устроено на самом деле. Это эффективный подход не только для пояснений, но и для очищения науки от ложных аргументов.

— Ученые задумываются: а что если заблуждения, которые встречаются у гомеопатов, астрологов, встречаются и у них? И выясняется, что большую часть исследований нельзя воспроизвести в других областях науки, появляются работы вроде: «Почему большая часть исследований ошибочна?»

— Будьте внимательны, учитывайте, что даже научные журналы могут ошибаться при коммуникации.

Ангелина Коган

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы