Текст уведомления здесь

Наш ответ премии «Просветитель»

У редакции «Чердака» есть свои соображения на этот счет

Премия «Просветитель» вручается за лучшую научно-популярную книгу на русском языке. В этом году это произойдет уже 11-й раз. По этому адресу вы можете видеть так называемый длинный список премии, а завтра, 4 октября, будет торжественно объявлен «короткий список». В редакции «Чердака» тщательно изучили все (ну или почти все) номинированные книги и решили представить вниманию читателей те, которым следовало бы очутиться в завтрашнем списке финалистов.
Добавить в закладки
Комментарии

Мы расположим выбранные редакцией книги внизу не в порядке возрастания или убывания наших предпочтений — вы можете тасовать их как угодно: они все примерно в равной степени достойны финала.

1. «Страдающее средневековье», Сергей Зотов, Дильшат Харман, Михаил Майзульс. Бесспорный кандидат даже не в шорт-лист, а в победители. Для этого есть все необходимое. Средневековый антураж используют и явно не перестанут использовать в массовой культуре в ближайшие десятилетия (игры, фильмы), а паблик «Страдающее средневековье» в ВКонтакте набрал свыше трети миллиона подписчиков. Добавьте к сотням иллюстраций серьезные факты в сочетании с юмором — и если это не рецепт лучшего научно-популярного книжного проекта, то что тогда? Добавим, что некоторые сотрудники редакции следят за этим пабликом уже не первый год.

2. «Байки из грота, 50 историй из жизни древних людей», Станислав Дробышевский (российский антрополог, педагог и популяризатор научного мировоззрения, научный редактор портала Антропогенез.ру). Это антропология, переходящая в детектив, реконструкция реальных историй с подробным изложением. Ссылки на научные статьи, поясняющие иллюстрации и хороший баланс между научностью и завлекательностью, без перегибов в ту или иную сторону.

Станислав Дробышевский в прошлом году уже попадал со своим «Достающим звеном» в шорт-лист премии, но его новая книга и вправду очень хороша.

Про иллюстрации в целом стоит сказать отдельно. В некоторых книгах (не будем указывать пальцем) это фотографии из числа тех, которые можно найти в Wikimedia, причем иногда даже без ссылок на конкретные источники. Да, в 2018 году это еще встречается. Может быть, для научно-популярных книг это и не самый важный фактор, но все же существенный.

3. «Воля и самоконтроль» Ирины Якутенко (научный журналист). Эта книга содержит добротный набор ссылок на источники утверждений, написана достаточно легким языком и разбавлена интересными тестами. Все идеально? Увы, нет. Рассказ о самоконтроле начинается описанием эксперимента с зефирками, который на сегодня уже признали невоспроизводимым и с некорректными выводами. К сожалению, информация о том, что успех в жизни с числом взятых со стола зефирок никак не связан, поступила уже после выхода книги, поэтому, конечно, это не вина автора. Досадно, но таковы реалии научно-популярного жанра: иногда случаются закрытия, которые заставляют вас переписывать тщательно выверенный текст.

Возможный конфликт интересов: многие в редакции лично знакомы с Ириной Якутенко, поскольку она какое-то время работала выпускающим редактором на «Чердаке» и продолжает иногда с нами сотрудничать.

4. «Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений».

Александр Панчин (российский биолог, научный журналист и известный популяризатор науки) написал местами немного сумбурный (один факт идет за другим, одна история сменяет другую), но весьма интересный рассказ о том, как истории про зомби, проклятия и ночные кошмары практически всегда получают вполне научное объяснение. Для всех тех, кто любит ввязываться в длинные споры с эзотериками и адептами экстрасенсорики, — идеальное подспорье и хороший, удобный инструмент.

5. «От мегалита до мегаполиса. Очерки истории архитектуры и градостроительства», Дмитрий Швидковский (советский и российский педагог и исследователь, искусствовед, историк). Неторопливое и обстоятельное изложение истории архитектуры, чем-то напоминающее лекцию: много деталей и расчет явно на читающих с мотивацией выше среднего. Эта книга — для заинтересовавшихся архитектурой сверх просмотра развлекательных подборок вида «10 самых необычных зданий Европы» и готовых вникать в различия между ионическим и дорийским ордерами. Ограничение: в книге, увы, преимущественно описывается европейская архитектура.

Все обложки предоставлены пресс-службой премии «Просветитель».

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Наука из ящика

Как менялся образ науки на кино- и телеэкранах

Чем занимаются ученые? Как это выглядит? Что нового о мире узнали химики и палеонтологи, пока мы занимались своими делами? Обо всем этом большинство из нас — те, у кого нет привычки почитывать перед сном научные публикации, — узнают благодаря медиа: фильмам, теле- и радиопередачам, научно-популярным книгам. Так что «публичную» историю науки можно рассматривать как историю репрезентации науки в медиа. «Чердак» поговорил о том, как преломлялся образ науки в призме кино и телевидения, с Тимом Буном, историком науки и главой научно-исследовательского отдела лондонского Музея науки.
Добавить в закладки
Комментарии

— История публичной репрезентации науки — что находится в фокусе подобных исследований? И как вы заинтересовались этой темой?

— Во-первых, я историк науки. Я получил такое образование. Во-вторых, я всю свою жизнь проработал в лондонском Музее науки. В-третьих, я всегда любил кино и, когда начал работать в музее, занимался организацией публичных кинопоказов. Мы показывали научное кино. Благодаря этому я, собственно, открыл для себя, что документальных картин о науке и технологиях — огромное число. Поэтому, когда пришло время садиться за докторскую диссертацию, я решил заняться историей научного кино. И начал исследовать этот материал как историк науки и технологий (здесь имеется в виду STS, сравнительно молодая академическая дисциплина, которая возникла на стыке истории, социологии, культурологии, политологии, антропологии и изучает то, как различные внешние факторы: политические, социальные и прочие — влияют на развитие науки и технологий — прим. «Чердака»).

— В STS много чего намешано. Можно рассматривать процесс науки глазами социолога и доставать таким образом из него какие-то новые вещи. А в вашем случае, с кино? На что это больше похоже? На культурологические исследования? Кинокритику?

— Это история, историческое исследование. Фильмы, телепрограммы и прочее берутся в качестве источников. Ну и находятся в основном фокусе самого исследования, конечно. Давайте ради примера возьмем, собственно, ту программу, с которой я приезжаю в Москву, — «Ученых на экране: первые 40 лет». [ ... ]

Читать полностью

Забиться по науке

О татуировках с научной точки зрения

Для чего изначально предназначалась машинка для татуировок, почему тату не исчезают и как татуированного человека воспринимают окружающие — рассказываем, что пишут ученые и считают врачи.
Добавить в закладки
Комментарии

Электрическая ручка Эдисона

Машинку для татуировки изобрел Томас Эдисон, хотя сам он считал, что придумал копировальный аппарат. Он сделал электрическую ручку, которая при письме делала в плотной бумаге много маленьких проколов. Потом эту бумагу клали между прессом с чернилами и чистой бумагой, чернила просачивались через проколы и на чистой бумаге сливались в буквы и рисунки.

В качестве копировального аппарата ручка не прижилась, но спустя 14 лет Самуэль О’Рэлли запатентовал первую электрическую машинку для татуировок, в которой использовал технологию Эдисона.

Рисунки из патентных заявок: слева — ручка Эдисона, справа — татуировочная машинка О’Рэлли.

Рисунки из патентных заявок: слева — ручка Эдисона, справа — татуировочная машинка О’Рэлли.

[ ... ]
Читать полностью

Птицы в большом городе

Кое-кто из пернатых способен к обучению и обладает высоким уровнем интеллекта

Орнитолог Биологического музея им. Тимирязева Ольга Калашникова рассказывает «Чердаку» о том, с какими проблемами сталкиваются птицы в больших городах, что делать, если вы нашли на земле маленького птенца, и кто из пернатых демонстрирует впечатляющие способности.
Добавить в закладки
Комментарии

Ольга КАЛАШНИКОВА, орнитолог, научный сотрудник Государственного биологического музея имени К.А. Тимирязева:

— Хотя гнездовой сезон у птиц уже подходит фактически к концу, однако хочется, подведя итог, все-таки сказать: увидев «слетка», то есть птенца, который только-только встал на крыло и пробует свои силы, не надо его поднимать, подбирать! Родители находятся где-то рядом. Родители его еще кормят. Понятно, что наши опасения действительно могут оправдаться. Этого птенца, скажем, может найти кошка или собака. Действительно, птенец может погибнуть. Но это самый настоящий естественный отбор. С этим придется смириться. Сами вы ни одного птенца самостоятельно не выкормите! Это надо помнить.

Единственный, кого можно подобрать с земли, если вы вдруг его увидели, это стрижонок. Потому что он по неопытности сел на асфальт, а взлететь уже не может. Что для этого можно сделать? Вы берете стрижонка и его подкидываете. Птенец делает небольшую петлю и уходит в воздух. Вот это единственная, наверное, птица, с которой вы можете справиться, подержав ее в руках буквально несколько секунд. [ ... ]

Читать полностью