Спасибо, что вы с нами!

Просто разместил объяву

Почему журналы «списка ВАК» публикуют рекламу лекарств прямо в статьях об этих лекарствах

Журнал, претендующий на высокий статус научного, не должен печатать рекламу лекарств, о которых публикует статьи, тем более прямо в этих статьях, однако в России это происходит сплошь и рядом. Ситуацию усугубляет то, что среди рекламодателей встречаются и производители «лекарств», никак не удовлетворяющих требованиям доказательной медицины. «Чердак» пытался понять, законно ли это вообще и можно ли что-то сделать с публикациями, где разноцветные рекламные блоки появляются до того, как сама статья доберется до лестных выводов.
Добавить в закладки
Комментарии
...

На сайте гомеопатического препарата «Оциллококцинум» есть раздел «Доказательная база», в котором компания «Буарон» разместила ссылки на научные статьи, посвященные эффективности препарата (напомним, комиссия РАН по борьбе с лженаукой утверждает, что лечение сверхмалыми дозами различных веществ, применяемое в гомеопатии, не имеет научных оснований, принципы гомеопатии противоречат известным химическим, физическим и биологическим законам, а убедительные экспериментальные подтверждения ее эффективности отсутствуют).

При этом в трех из семи приводимых «Буароном» публикаций на русском языке можно найти красочные рекламные полосы «Оциллококцинума» — прямо в тексте статей.

Иллюстрация: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Все три журнала («Доктор.ру», Consilium Medicum и «Инфекционные болезни») входят в российский индекс РИНЦ и перечень ВАК (публикации в журналах из этого перечня нужны для защиты диссертации; убедиться в этом можно и на сайте ВАК). А «Инфекционные болезни» — еще и в международную базу Scopus, правда, журнал вошел в нее в мае 2016 года, через четыре года после выхода статьи, посвященной изучению эффективности «Оциллококцинума» при гриппе и ОРВИ. Онлайн журнал доступен только за деньги, но, сходив в библиотеку, «Чердак» убедился, что реклама в статьях встречается в «Инфекционных болезнях» до сих пор (российская пресс-служба Elsevier, которому принадлежит сервис Scopus, пока не ответила на вопросы «Чердака»).

Другие статьи об «Оциллококцинуме» — например, в «Вопросах современной педиатрии», «Медицинском совете» или «Трудном пациенте» — тоже содержат рекламные полосы этого препарата. Все эти журналы также входят в перечень ВАК.

Автор одной из статей, Наталья Геппе из Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова Минздрава России, в переписке с «Чердаком» заявила, что публикации «отражают опыт работы с препаратами, отражают новые данные по эффективности и безопасности». «Работа с рекламными материалами проводится журналами», — сказала Геппе.

Аналогичная история с препаратами компании «Материа Медика», о которых «Чердак» уже писал: для многих ее наименований можно найти как минимум одну статью об их эффективности, в которой есть цветной рекламный блок препарата. (PDF этих статей, доступных в сервисах eLibrary и «Киберленинка», лежат здесь). Отдельно отметим, что реклама «Анаферона» есть и по крайней мере в одной статье о профилактике клещевого энцефалита — такое назначение этого препарата вызывает особенно острую критику со стороны специалистов доказательной медицины.

Любовь Долинина из Северо-Западного государственного медицинского университета имени И.И. Мечникова, автор статьи об анафероне и эргофероне в журнале «Архивъ внутренней медицины», сообщила «Чердаку», что о публикации рекламы в рамках статьи «как правило, редакция журнала автора в известность не ставит». Она также подчеркнула, что сама не считает правильным «размещать рекламу в тексте статьи».

Иллюстрация: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Генеральный директор журнала «Архивъ внутренней медицины» Ольга Чернова при этом заявила, что реклама в статьях публикуется «только с согласия авторов статьи», так как на практике все размещения с ними согласуются. «Если в редакцию поступает статья с исследованием, содержащим информацию о препарате (медицинском оборудовании) с упоминанием зарегистрированного торгового наименования, то после прохождения статьей двухстороннего слепого рецензирования на общих основаниях мы, с согласия авторов, можем предложить компании-производителю разместить рекламный модуль в выпуске журнала со статьей по их продукту. Наличие или отсутствие возможности включения рекламы в журнал никак не влияет на публикацию статьи», — написала «Чердаку» Чернова.

(«Чердак» обратился в шесть журналов открытого доступа, где обнаружил рекламу в статьях; ответили только в «Архиве внутренней медицины». Компании «Буарон» и «Материа Медика» не ответили на наши запросы.)

Профессор НИУ ВШЭ, президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов говорит, что, по его оценкам, российские медицинские журналы иногда более чем наполовину наполнены «статьями, прямо связанными с публикацией рекламного модуля». При этом он подчеркивает, что истинная доля статей, подготовленных самими фармкомпаниями или в их интересах, может быть очень высокой: не все они выходят с рекламным модулем, а в большинстве статей их авторы ничего не говорят о своей возможной связи с производителями лекарств.

«Неверно полагать, что такие статьи [заведомо] ниже качеством. В лучших зарубежных журналах показано, что статьи, спонсированные фармкомпаниями, обычно лучше читаются и больше цитируются, [и] методически [они] не хуже. Но это там. У нас правдоподобно утверждение, что такие статьи хуже. Собственно, они хуже потому, что дают не научную информацию, а рекламу», — сказал «Чердаку» Власов.

Ассоциация, выпускающая один из самых влиятельных медицинских журналов в мире — JAMA, в своих принципах журнальной рекламы на первой же странице прямо запрещает публиковать рядом редакционный и рекламный контент по одной и той же теме.

На всякий случай уточним, что вне зависимости от согласия или несогласия авторов неопределенности или «серой зоны» в этом вопросе нет примерно никакой: рекламу лекарства в статье об эффективности этого же лекарства размещать неэтично. У любого критически настроенного читателя такая реклама неизбежно вызывает вопросы к качеству статьи и возможным конфликтам интересов у его авторов: даже (и тем более) если исследование провели безупречно, присутствие того, кто однозначно и напрямую финансово заинтересован в «правильных» выводах, бросает тень на результаты исследования.

В международных стандартах ответственного подхода к публикации научно-исследовательских работ для редакторов журналов, принятых Комитетом по этике научных публикаций (Committee on Publication Ethics — COPE) в 2010 году, говорится, что рекламные объявления «должны соответствовать политике журнала, быть четко отличимыми от другого содержания и не должны иметь никакой связи с научным содержанием журнала». Американская медицинская ассоциация, выпускающая один из самых влиятельных медицинских журналов в мире — JAMA, в своих принципах журнальной рекламы на первой же странице прямо запрещает публиковать рядом редакционный и рекламный контент по одной и той же теме. Международный комитет редакторов медицинских журналов (ICMJE) тоже говорит, что журналам «не следует сочетать публикацию рекламных материалов вместе с результатами научных исследований, в которых изучались рекламируемые продукты».

Иллюстрация: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Ольга Чернова говорит, что ее журнал руководствуется рекомендациями COPE: «Если в статье размещается рекламный модуль, он имеет четкое разграничение с остальным материалом статьи, в модуле четко прописано, что это реклама, и, таким образом, противоречий с рекомендациями COPE не возникает».

Савелий Бащинский, гендиректор издательства «Медиа-сфера» (выпускает около 30 научных журналов медицинской тематики) и эксперт Ассоциации научных редакторов и издателей (АНРИ), говорит, что все упомянутые выше документы имеют исключительно рекомендательный характер. Издания, состоящие в COPE или Всемирной ассоциации медицинских редакторов (WAME), обязуются соблюдать их нормы — их нарушение может повлечь исключение из ассоциации, попадание в «негативные списки» и — теоретически — исключение из индексации в Web of Science и Scopus, хотя Бащинскому такие прецеденты неизвестны. «В нашей стране пока речь идет о фиксации этических нарушений, этим занимаются Диссернет и совет по этике АНРИ. Государственных организаций, надзирающих за соблюдением научной этики, в России нет», — написал «Чердаку» эксперт.

В «Диссеропедии российских журналов» сообщества «Диссернет» журнал Consilium Medicum находится в списке журналов с грубыми нарушениями, а «Медицинский совет» — в списке журналов со значительными нарушениями.

Бащинский тоже подчеркивает, что отсутствие явной рекламы «не является свидетельством ни научного качества, ни добросовестности журнала». По его словам, главный способ оценки добросовестности редакции и авторов — раскрытие источников финансирования исследования и конфликтов интересов, если они имеются.

«Если авторы утаили или прямо обманули редакцию в отношении существующего конфликта интересов или источника финансирования и такой факт вскрывается, в международной практике это приводит к тяжелым репутационным последствиям, вплоть до увольнения из университета. Мне неизвестен пока ни один подобный прецедент в России. Система научных репутаций в России находится пока только в фазе становления, это относится как к индивидуальным исследователям, так и организациям и журналам», — говорит Бащинский.

Согласно другим документам COPE и издательства Elsevier, которые в 2013 году перевел и издал Национальный электронно-информационный консорциум, журналы должны, к примеру, «гарантировать, что коммерческие соображения не влияют на редакционные решения». Сотрудник одного из научных издательств, не уполномоченный комментировать эту тему для СМИ, рассказал «Чердаку», что зачастую это, мягко говоря, не так: по его оценке, положительную статью с рекламным блоком фармкомпания почти наверняка заказала журналу, который сам нашел для нее авторов.

Иллюстрация: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Расхожесть подобных практик подтверждает и врач Елена Крыженовская, почти 10 лет проработавшая в маркетинге фармкомпаний: «Поскольку большинство постмаркетинговых исследований спонсируется производителями, конечно, компании заинтересованы в публикации результатов. В таком случае редакции предлагается статья от уважаемых авторов. Публикация этой статьи чаще всего не оплачивается, но фармацевтическая компания договаривается о том, что разместит рядом со статьей свой рекламный модуль, а это платная услуга».

Если же речь идет о независимой статье, написанной не по заказу производителя, то издательства довольно часто предлагают компаниям, которым может быть интересна ее тема, разместить свой рекламный модуль рядом с этой статьей, поясняет Крыженовская. И авторы даже такой, независимой статьи, скорее всего, ничего не смогут с этим поделать: по словам Крыженовской, автор, как правило, «не влияет на рекламные блоки, которые будут добавлены, так как он согласовывает статью еще до верстки».

Реклама лекарств, медицинских изделий и медицинских услуг в России регламентируется статьей 24 закона о рекламе, которая, в частности, предписывает рекламировать рецептурные препараты только «в местах проведения медицинских или фармацевтических выставок, семинаров, конференций и иных подобных мероприятий и в предназначенных для медицинских и фармацевтических работников специализированных печатных изданиях». Никаких специальных ограничений на рекламу в специализированных научных журналах ни закон о рекламе, ни другие нормативные документы не устанавливают: напротив, при желании там допустимы даже ссылки на конкретные случаи излечения от заболеваний и «выражение благодарности физическими лицами в связи с использованием объекта рекламирования», чего в других местах (например, в телеэфире или на «Чердаке») делать нельзя.

Иллюстрация: Анатолий Лапушко / Chrdk.

Стоит отметить, что рекламные полосы встречаются далеко не только в статьях о гомеопатических и «релиз-активных» препаратах. Например, рекламная полоса есть в статье Михаила Бутова и Анны Василевской «Возможности эссенциальных фосфолипидов при алкогольной болезни печени конечной стадии» 2016 года. Ее авторы заключают, что изученный ими препарат (эффективность которого считается спорной) «может использоваться (sic) как гепатопротектор при этаноловой интоксикации и как эффективный лекарственный препарат при лечении больных с уже развившимся алкоголь-ассоциированным [циррозом печени]». Рекламный блок препарата на половину страницы поставлен в статье еще до описания цели и методов исследования.

Один из авторов этой статьи, Михаил Бутов, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней лечебного факультета Рязанского государственного медицинского университета (РязГМУ) имени академика И.П. Павлова, в ответ на вопросы «Чердака» по электронной почте отметил, что «для выживания в наши годы ВСЕ (sic) журналы на своих страницах размещают различную рекламу (препаратов, медизделий, приборов и т.п.)». Он подчеркнул, что в диссертационном исследовании Анны Василевской оценивалась эффективность входящих в списки клинически рекомендуемых препаратов, «гепатопротекторов», в том числе и других марок. В статьях, опубликованных в других журналах, рекламных вставок нет. Для сравнения: статья Бутова, Василевской и двух соавторов о том же препарате выходила и в 2014 году в журнале «Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология» (входит в Scopus).

«Естественно, что рекламные врезки размещают поблизости от подходящих статей. Лично я прекрасно понимаю редакции журналов: это их заработок — продажей журналов в наши годы не заработать. Поэтому я вполне спокойно отношусь к тому, что практически рядом с каждой второй статьей на страницах размещается реклама. Любой читатель научного журнала, если заинтересуется информацией о каком-либо препарате или изделии, будет читать не рекламу, а статью. И сам для себя поймет, что хорошо, а что — не очень», — написал Бутов.

Лично меня больше беспокоит гей-пропаганда в школах Скандинавии. Ее могут увидеть даже подростки РФ. Но я не истерю по этому поводу.

«Поэтому меня реклама в научных журналах не возбуждает так, как представителей свободных СМИ, которые испытывают проблемы с поиском „жареных“ материалов и со смаком готовы кого угодно заподозрить (оболгать, обгадить) во всех смертных грехах, лишь бы чем-нибудь занять листаж и заработать на этом», — добавил ученый. В ответ на замечание «Чердака» о том, что статьи, которые компании размещают на своих сайтах, могут читать и, к примеру, чиновники, пациенты, студенты медицинских вузов и журналисты (а не только медработники), господин Бутов написал буквально следующее: «Лично меня больше беспокоит гей-пропаганда в школах Скандинавии. Ее могут увидеть даже подростки РФ. Но я не истерю по этому поводу».

Автор статьи о варфарине с рекламой варфарина (это антикоагулянт, то есть препарат, снижающий свертываемость крови), Алексей Воловченко из Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова, в переписке с «Чердаком» заявил, что «при написании и отправке статьи никак не мог знать, какая реклама будет опубликована». «К сожалению, без рекламы ни один из медицинских журналов существовать не сможет. Поэтому, даже если я и негативно отношусь к публикации рекламы, то в настоящее время без этого никак», — написал Воловченко, затем уточнив, что сам относится к рекламе «скорее нейтрально».

Очень трудно опубликовать не рекламную статью, когда стоимость публикации в журнале в пять раз превышает твою зарплату.

Наконец, автор еще одной статьи с рекламными вставками, который попросил об анонимности, опасаясь профессиональных последствий, в телефонном разговоре сообщил, что, как и многие коллеги, фактически лишен не только рычагов воздействия на журналы, но и самой возможности публиковаться иными способами. «Очень трудно опубликовать не рекламную статью, когда стоимость публикации в журнале в пять раз превышает твою зарплату. К сожалению, альтернативы этому нет», — сказал собеседник «Чердака». (Компания-разработчик препарата, о котором шла речь в этом случае, не смогла ответить на наши вопросы.)

Ведущий аналитик РИНЦ, в который входят все упомянутые здесь журналы, Павел Арефьев пояснил «Чердаку», что индекс не занимается «качественной оценкой содержания» научных журналов, считая это делом экспертов в предметных областях. «Содержанием РИНЦ точно заниматься не должен, нет у него армии предметных специалистов и быть таковой не должно… У РИНЦ нет требований к журналам относительно размещения рекламы. РИНЦ — база библиографическая, по сути своей, [и] содержательных требований к журналам формулировать не может», — сказал Арефьев.

По его словам, следить за корректностью рекламы в журнале должна в первую очередь сама редакция издания, исходя из принятых ею добровольных обязательств, о которых говорилось выше. Кроме того, заявки на включение журналов в индексы научного цитирования рассматривают отраслевые эксперты, которые и могут «закатить черный шар» изданию, нарушающему общепринятые нормы медицинской рекламной политики. Такую практику экспертизы журналов с 2017 года внедряет и РИНЦ (в так называемое ядро РИНЦ, подгруппу лучших российских журналов, ни один из упомянутых здесь журналов не входит).

«Если медицинский журнал публикует рекламу фармпрепарата в статье, посвященной сравнительной эффективности этого самого препарата, это говорит, скорее, о явных пробелах в профессиональной этике авторов и о вероятных этических провалах у редакторов данного журнала. Косвенно это свидетельствует о невысоком качестве издания. Такой журнал точно не следует включать в RSCI (Russian Science Citation Index, база данных лучших российских журналов в Web of Science — прим. „Чердака“) и нежелательно — в РИНЦ. Впрочем, это решать должны исключительно эксперты», — говорит Арефьев.

Публиковать рекламу прямо в научных статьях на Западе неприемлемо, но рекламные блоки в начале, середине или конце номера тоже не выход, считает профессор Джорджтаунского университета Адриан Фью-Берман, которая возглавляет PharmedOut (известный образовательный проект, рассказывающий врачам и не только о практиках медицинского маркетинга). «Большинство журналов публикуют рекламу, и нам трудно опубликовать свои критические по отношению к фармкомпаниям статьи в таких журналах. С моей точки зрения, проблема в том, что, ограничивая круг рекламодателей сферой здравоохранения, журналы вообще не могут рисковать и публиковать контент, неприятный для этих рекламодателей», — сказала Фью-Берман, которая последние 10 лет ведет кампанию по полному отказу от медицинской рекламы в профильных научных и отраслевых журналах.

Президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов же считает, что решить российскую рекламную проблему только на уровне журналов невозможно. «Нужна широкая работа со всеми компонентами науки — от планирования и финансирования до публикации. Но применительно к журналам кое-что конкретно можно сделать. Например, исключать из списка ВАК журналы, публикующие модули „статья+картинка“, еще можно что-то придумать», — рассуждает эксперт.

Все упомянутые в этом тексте научные журналы, в которых опубликованы статьи о гомеопатических и не только препаратах с рекламой последних, пока входят в перечень ВАК. Председатель Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов пояснил «Чердаку», что никаких формальных требований о запрете публикации рекламы в журнале, который претендует на включение в перечень, нет. «С другой стороны, абсолютное большинство тех изданий, которые многие десятилетия издаются, классического типа, [и так] никогда не публикуют рекламу», — отметил Филиппов.

…либо платят те, кто публикует статьи, — и тут мы с вами вместе поднимаем шум: как же так, с аспирантов собираем деньги или с ученых! — либо используют рекламу.

«Изданиям любого типа нужно находить средства на издательскую деятельность. Хорошо, если есть деньги бюджетные, но в большинстве случаев это средства внебюджетные, которые складываются из двух направлений: либо платят те, кто публикует статьи, — и тут мы с вами вместе поднимаем шум: как же так, с аспирантов собираем деньги или с ученых! — либо используют рекламу», — рассуждает глава ВАК.

По его словам, комиссия работает над сокращением своего списка журналов и над требованиями к публикационной активности ученых и, в частности, пытается добиться того, чтобы российские журналы по своему уровню подходили международным базам данных, —этим ВАК занимается вместе с АНРИ. «А это требование означает, что если в наших изданиях будет какая-то недобросовестная реклама, то такие издания точно в мировые базы данных не попадут», — подчеркнул Филиппов, добавив, что те, кто рекламой злоупотребляет, попадут и под особое внимание ВАК.

«Чердак» беседовал на эту тему с господином Филипповым в июле 2017 года, когда начиналась работа над этим материалом. С тех пор статус ни одного из журналов из этого текста не изменился. Все они остаются в списке комиссии.

Если вам известно об этой теме больше, чем нам, или вы хотите рассказать нам еще более удивительную историю, напишите на science@tass.ru.

Добавить в закладки
Комментарии
...
Вам понравилась публикация?
Расскажите что вы думаете и мы подберем подходящие материалы