Текст уведомления здесь

Научить быть диким: косолапые

Как леса медведями заселяют

Как оставшихся без матери медвежат учат быть дикими? Где в России этим занимаются? Как они сдают экзамен на «аттестат медвежьей зрелости»? И что самое сложное для их учителей? Обо всем этом «Чердак» поговорил с руководителем программ российского представительства Международного фонда защиты животных IFAW Людмилой Даниловой.
Добавить в закладки
Комментарии

В лесах Тверской области есть ясли. Они самые обыкновенные — только для малышей-медведей. За время их работы с 1995 года выпускниками стало больше двух сотен косолапых. По большому счету, реабилитация медвежат-сирот началась гораздо раньше, когда бывший охотник, а теперь заслуженный эколог России, доктор биологических наук и писатель Валентин Пажетнов вместе с супругой Светланой в 70-х годах начал исследовать поведение медвежат-сирот.

«Валентин Сергеевич заменил медвежатам мать и, выращивая их, наблюдал за их развитием. В результате этой работы стало понятно, что при соблюдении определенных правил выращенные медвежата могут быть возвращены в природу, где они успешно интегрируются и могут выжить без помощи человека», — рассказывает «Чердаку» Людмила Данилова, представитель фонда IFAW, который начал помогать Пажетновым в 1995 году.

Веками наши предки жили бок о бок с медведями: почитали их, наделяли волшебными свойствами и, само собой, боялись. Но при этом про их повадки толком так ничего и не узнали вплоть до 1970-х годов. Тогда Пажетнов начал изучать поведение медвежат, «притворившись своим», и два года, по сути, был членом семьи для нескольких косолапых сирот.

«Например, одним из результатов работы четы Пажетновых стало открытие, что у медведей есть врожденное, инстинктивное поведение строительства берлоги, — раньше считалось, что они учатся у матери-медведицы, залегая с ней в берлогу в конце первого года жизни».

Но самое главное — стало понятно, что при соблюдении определенных правил человек может подготовить медвежат-сирот к самостоятельной жизни в диких условиях и их можно благополучно отпускать на волю. Этим и стали заниматься Пажетновы.

Подкидыши

Чаще всего медвежата попадают в «детский сад» зимой или весной. Их или приносят люди, обыкновенно охотники, или о них сообщают в реабилитационный центр, и его сотрудники едут забирать косолапого.

Как правило, медведи появляются на свет с конца декабря по конец января. Раньше медвежата чаще всего попадали к Пажетновым, если их матерей убивали или спугивали из берлоги во время зимней охоты. В 2010 году такую охоту запретили, однако охотники по-прежнему зимой добывают копытных, беспокоя косолапых.

«Медведи в берлоге спят, конечно, больше, чем летом, но не находятся в спячке. А медведица еще и медвежат кормит и ухаживает за ними — чистит, вылизывает. И они очень чутко сидят, все слышат, что происходит на поверхности. Очень часто собаки подходят к берлоге, начинают лаять на нее. Медведица, как правило, сидит в берлоге до последнего. Но потом не выдерживает и убегает. Если медведица убежала из берлоги, то она никогда не возвращается», — говорит Данилова.

При этом, когда медведица весной выходит с медвежатами из берлоги, она защищает детенышей до последнего. Но тут малышей подстерегает другая опасность: в мае начинается период гона, и самцы, преследуя самок, убивают всех, кто находится рядом с ними. Прячась от медведей, детеныши могут потеряться.

«Пока хотя бы один медвежонок следует за матерью, она не понимает, что что-то не так. А остальные в это время уже могут потеряться. И они еще слишком маленькие — самостоятельно не выживут. Питаются они молоком — растительности еще мало. Детеныши быстро теряют силы, выходят к деревням, где пахнет съестным. Когда люди их видят, то чаще всего медвежата уже такие ослабленные, что их можно взять голыми руками, хотя они, естественно, боятся человека», — рассказывает Данилова.

Осиротевшие медвежата погибают без матери: от холода зимой в берлоге или от голода весной. Либо попадают на притравочные станции, где их ждет еще более мучительная смерть. Попасть в центр реабилитации для них — то же самое, что получить путевку в жизнь.

Хищников тоже нянчат

За годы работы каких только медвежат не выхаживали в центре реабилитации. Самые сложные случаи — это, конечно, новорожденные крохи. Обычно они размером с ладонь и весят всего 450 граммов.

«В нашей практике были даже недоношенные медвежата. Когда была охота, медведицу выгоняли из берлоги собаками. И был случай, когда медведица родила на дороге. Этих недоношенных медвежат доставили к нам. Но они погибли. У них еще не была нормально развита кожа и слизистая. Кроме того, было переохлаждение, что привело к воспалению легких», — вспоминает Данилова.

Когда медвежата попадают в центр, их сразу же осматривают в теплом помещении. Самая частая причина гибели новорожденных медведей — пневмония, ее лечат антибиотиками. Очень часто медвежата обезвожены — в таком случае им ставят капельницу или подкожно вводят физраствор. Если у пациентов есть раны, их залечивают.

Порой сами люди добавляют сотрудникам центра проблем: кормят пойманного медвежонка кефиром.

«Этого делать нельзя, потому что у них развивается понос, а это обезвоживание. Медвежат нужно кормить молоком. Но при этом состав медвежьего отличается от коровьего. В коровьем меньше белков и жиров и много сахара. У медведей жиров 25—30%, а в коровьем — 4%. Поэтому в идеале надо кормить чем-то, что ближе по составу к медвежьему молоку: либо добавлять в коровье молоко подсолнечное масло, либо сливки, либо сухое молоко», — объясняет Данилова.

Кстати, в центре медвежат кормят специальным молоком для щенков. И делают это два человека аж шесть раз в день: каждые три часа, и днем, и ночью. Два — потому что в одиночку накормить десяток кричащих и лезущих к маленьких, но медведей — задача не из легких. Закончив кормить последнего, пора будет раздавать обед по второму кругу.

Кормление медвежонка / Источник: youtube.com

Медвежья избушка

Пока медвежата совсем маленькие, их держат в теплом помещении с печкой. Там они сидят в специальных ящиках по два-три косолапых.

«Им вместе теплее, и они спокойнее. Реабилитация одного животного — это очень сложно, в случае медведей — практически невозможно, нужно чтобы их было несколько. Одно животное начинает привыкать к человеку за время кормления. А если их больше одного, то они друг на друге фокусируются», — говорит Данилова.

В возрасте 1,5 -2 месяцев их переводят в другое помещение со специальным «тренажером» — подобием дерева, по которому они могут карабкаться. При этом во всех помещениях свет очень приглушенный, почти как в берлоге.

В середине апреля — начале мая медвежат переводят в избушки, вокруг которых устроены вольеры. Сейчас в центре два вольера площадью 1 га каждый.

«Сначала медвежат помещают в избушку, а потом открывают дверь в вольер. И этот момент очень важный как для медведицы, так и для медвежат. Это момент, когда они друг друга видят в первый раз, потому что в берлоге темно. И важно, что наши медвежата увидят в этот момент. Важно, чтобы они увидели друг друга. Если они увидят человека, то будут думать, что это их мама», — поясняет Данилова.

Первые дни после выпуска в вольер очень важны для самоидентификации медвежат: они должны привыкнуть друг к другу и начать считать себя такими же, как и те, кто их окружает. Затем медвежата сами разделяются на небольшие группы, примерно так, как это происходит в естественной среде: два или три медвежонка и мать. Они гуляют вместе, а во время «обеда» один из группы следит, нет ли опасности. Обычно у таких групп есть свой собственный «язык» — некий набор звуков, которыми они обмениваются между собой.

На прогулке. Фото © IFAW

На прогулке. Фото © IFAW

Первое правило клуба

«Естественно, медвежата маленькие — хочется взять их на ручки, потискать. Но этого делать нельзя», — объясняет Данилова самое сложное в кодексе обращения с медвежатами.

Есть и другие правила. Например, рядом с медведями нельзя разговаривать, а кормят их, надевая одну и ту же одежду. Все, что может связать кормление с человеком, «испортит» медведя, и вместо естественного страха перед людьми он будет к ним выходить.

В вольере медвежата подчас пытаются поиграть с человеком. Увы, такие вольности тоже под запретом. И если медвежонок пытается приблизиться к человеку, нужно отогнать его палочкой, можно даже несильно шлепнуть косолапого по носу, лишь бы он испугался.

Учеба и аттестация

Пожалуй, единственное, чему действительно приходится учить медвежат, — есть из миски. И многим совсем не хочется учиться! Крохотных медвежат кормят в перчатках из соски, не держа на коленях, а положив на стол и придерживая морду. Но когда их переводят в вольер, все они уже должны научиться есть самостоятельно. В это же время к молоку начинают примешивать геркулесовую или гречневую кашу и яйцо как источник белка.

«Сначала медвежата ужасно не хотят есть из мисок, а хотят из сосок, потому что это быстрее. Из мисок они захлебываются, все грязные — в каше. Но делать нечего», — описывает Данилова тяготы медвежьей школы.

А вот охотиться косолапых никто не учит, потому что, как правило, они не охотятся. Медведи-охотники очень редко встречаются в Сибири, и там мать передает детенышам этот навык. Основа рациона косолапого — растительная пища. Несмотря на то что медведи, как и волки, относятся к хищникам, их пищеварительные системы сильно различаются: кишечный тракт волка адаптирован под переваривание животного белка и поэтому короткий, а у медведя он в несколько раз длиннее, чтобы переваривать растительную пищу.

Василий Пажетнов кормит медвежат кашей. Источник: youtube.com

Животный белок медведи получают за счет яиц птиц и, конечно, личинок или насекомых.

Научить медвежат есть ту или иную пищу нельзя. У них есть некое врожденное чувство, что пригодно в пищу, а что нет. Хотя многое они пробуют на зубок, методом проб и ошибок выясняя, какие стебли самые вкусные.

«Выпускной» у медвежат обычно проходит в сентябре-октябре. За месяц до срока и становится ясно, кто из подопечных Пажетновых готов отправиться на волю, а кто останется во второгодниках. «Аттестация» проходит очень просто: медвежат взвешивают и берут у них анализы.

«Если медвежонок недостаточно упитан и весит меньше 22−23 кг, то скорее всего мы их оставим на зиму, чтобы они накопили вес. Если мы их не выпускаем, мы можем кормить их весь октябрь и ноябрь, можно давать более калорийную пищу, чтобы они набрали вес», — говорит Данилова.

Вес для косолапых — главный показатель успеха, ведь за зиму медведь теряет до трети веса. Если медвежонок нагуляет к осени всего 20 кг, то скорее всего он не переживет зимовку.

Кроме того, анализы показывают, здоровы ли подопечные. Если у них не все в порядке, то сотрудники центра оставят их на карантин.

Иногда случается, что «выпускники» центра подходят к деревням и дачам. И если их начинают подкармливать сердобольные жители или они сами находят помойки, то отучить их может быть очень сложно, поэтому их забирают обратно в центр.

«Второгодники» устраивают берлогу под избушкой в вольере. Весной, после выхода из нее, их выпускают в дикую природу во второй раз.

«Доказано, что за время этой зимовки они очень сильно отвыкают от человека, становятся очень пугливыми. При выпуске весной уже не выходят к людям», — подчеркивает Данилова.

«Выпускной» для медведя. Источник: youtube.com

Выпускной

Чтобы не нарушать существующие популяции, медвежат стараются выпускать примерно в тех же местах, где их поймали, но, конечно, вдали от деревней и, по возможности, на охраняемых территориях.

«По дороге к месту выпуска эти бедные медведи сидят в деревянных боксах с вентиляцией, их везут по плохой дороге, для них это мучение. Они кричат. Это их приучает к мысли, что с человеком и машиной лучше не связываться», — рассказывает Данилова.

Если на одной территории была выпущена пара медвежат, то, как правило, на первую зимовку они залегают в берлогу вместе.

«Медведи стремглав бегут в лес. И после выпуска избегают человека. Фактически все случаи, когда они выходят к людям, мы знаем. Эти медведи возвращаются к нам на зимовку. Таких случаев очень мало», — добавляет Данилова.

На Дальнем Востоке

Медвежата-сироты появляются не только в европейской части России. На Дальнем Востоке детеныши гималайского медведя тоже нуждаются в опеке. Сейчас их чаще приносят в Центр реабилитации и реинтродукции тигров и других редких животных, или МРОО «Центр ТИГР». Годовалых детенышей сотрудники центра откармливают и устраивают на зимовку в искусственной берлоге. Весной таких подопечных можно смело выпускать в дикую природу. А вот с медвежатами помладше, которые еще питаются молоком, дела обстоят хуже.

«Для медвежат совсем маленьких (которые еще молочные) работа планируется в несколько этапов: вначале необходимо организовать искусственную берлогу, затем их переводят в большой вольер, где они знакомятся с растительными кормами, и лишь к осени их можно выпускать в дикую природу. Пока в нашем центре мы можем осуществлять работу с медвежатами-подростками, но мы планируем расширяться и построить вольеры для медвежат разного возраста», — сказала «Чердаку» сотрудник Центра реабилитации и реинтродукции тигров и других редких животных Екатерина Блидченко.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы