Текст уведомления здесь

Куба глазами натуралиста

Каких птиц и зверей может встретить наблюдательный гость Острова свободы

Добавить в закладки
Комментарии

О кубинских пляжах, девушках, роме и революционерах сказано немало слов, а о природе Кубы трудно найти актуальные материалы. Туристические сайты пестрят однотипными рассказами о том, как красива местная природа и какие удивительные птицы здесь обитают — кубинский ара, «феерически окрашенный» плоскоклюв…

На самом же деле попугаев ара (Ara tricolor) тут давно истребили, а плоскоклювами тодиевых никто не зовет: кубинское имя тоди — картакуба, английское — Cuban tody, а русское — тоди, он родственник зимородков и щурок.

Оказавшись на Кубе в дни прощания с Фиделем Кастро, я наблюдала за тем, как кубинцы провожают его в последний путь из Гаваны в Сантьяго. Однако рассказывать все-таки буду о природе, а не о людях.

Путь в заповедник Гумбольдта, который славится своими ящерицами-анолисами из инфраотряда игуанообразных — их здесь свыше шестидесяти видов! — и лягушками размером с ноготок, мне преградили деревья, поваленные ураганом. Зато доступ в другие живописные места был открыт, и путь туда я бы не назвала тяжелым — дороги полупустые, а когда нет дождей, увязнуть в грязи автомобилю не грозит.

Туристы, желающие погрузиться в сельский быт кубинцев, приезжают в долину Виньялес.

Фермеры здесь возят воду в бочках, обрабатывают поля с помощью быков, а следом за быками вышагивают белые цапли, собирая спугнутых насекомых и лягушек. На грядках аккуратно высажены папайя, табак, бананы, маланга (Xanthosoma sagittifolium), рис, маленькая черная фасоль, сахарный тростник. Длинные корневища маланги по вкусу напоминают смесь пшена, кукурузы и картошки.

В долине Виньялес. Фото: Ольга Кувыкина
В долине Виньялес. Фото: Ольга Кувыкина

Под деревьями отдыхают пугливые поросята и смелые индюки, курочки и утки.

Когда на маленьком острове так распространено сельское хозяйство, неудивительно, что лесов становится все меньше. Да и сами леса не везде хорошо охраняются: в одном заповеднике пасется стадо коров, в другом бегает большой бродячий пес. Собаки едят все, что встречается у них на пути — от ящериц до яиц земляных голубей.

Правда, в условиях низкой численности кубинского населения и отсутствия традиции охоты на мелких птиц шанс сохранить часть дикой природы все равно остается.

Настоящий натуралист даже в перепаханной вдоль и поперек долине Виньялес что-нибудь да найдет, вот и я нашла — ярких, переливающихся синим и зеленым бабочек-ураний (Urania boisduvalii). Они летают над цветущими деревьями, словно маленькие самолеты-фантомы. Похожие урании другого вида исчезли на Ямайке после уничтожения молочайных, которыми питались гусеницы.

Бабочка Urania boisduvalii. Фото: Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Бабочка Urania boisduvalii. Фото: Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

На крышах домиков в долине Виньялес сидят вездесущие грифы-индейки (Cathartes aura) — пожалуй, самые непривлекательные птицы на свете.

Стайки красивых пернатых скандалят в кустах — одни похожи на наших рябинников, и это действительно местные красноногие дрозды (Turdus plumbeus), а другие напоминают ворон, однако эндемичные траурные трупиалы (Dives atroviolaceus) не имеют к ним отношения.

На Кубе встречаются 368 видов птиц (25 из них — эндемики, то есть не встречаются нигде больше), включая перелетных. Ради фотоохоты на эндемиков сюда съезжаются бердвотчеры со всего мира. Самый лучший сезон для наблюдений — весна.

Бердвочинг — это захватывающее занятие, похожее и на спорт, и на коллекционирование. Больше всего эмоций вызывают встречи с лайферами — птичками, которых наблюдателю удается увидеть первый раз в жизни.

В часе езды от города Сьенфуэгос и недалеко от курорта Варадеро находится национальный парк Cienaga de Zapata. По-русски его называют «Болотами Сапаты», хотя вместо зыбких топей здесь безобидные мангровые заросли. У берега прогуливаются сотни фламинго и других водных птиц, словно на ожившем кадре из фильмов Дэвида Эттенборо.

Красные фламинго (Phoenicopterus ruber) в Сьенага де Запата. Фото: Ольга Кувыкина

Красные фламинго (Phoenicopterus ruber) в Сьенага де Запата. Фото: Ольга Кувыкина

Парк условно делится на водную и лесную территории. В Сьенага де Запата работает гид-натуралист для поездки «на болота» и в лес. Кстати, в парке есть русскоговорящий сотрудник — Марио Диаз Перейра.

В лес лучше всего ездить с восьми утра, когда пернатые еще не попрятались от жары под пологом темного леса. Проводник показывает, где именно в кустах лучше всего искать местных птичек. Он включает на мобильном телефоне записи голосов птиц. Те принимают их за пение соперников, начинают громко отвечать неприятелю, в результате чего лайфера можно найти по голосу и сфотографировать.

Многие слышали, что национальная птица Кубы — это кубинский трогон (Priotelus temnurus), он же — токороро, окрашенный в цвета кубинского флага. Но кто его видел? А ведь птица довольно многочисленная, хотя и эндемик. В парке Сьенага де Запата самцы трогонов охотно прилетают на запись в телефоне, но поворачиваются к туристам исключительно спиной, не желая показывать свое красное брюхо.

Priotelus temnurus. Фото Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Priotelus temnurus. Фото Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

Еще более красив другой эндемик — кубинский тоди (Todus multicolor), птичка размером меньше воробья, окрашенная в неоновые зеленые, голубые и розовые тона. Словно драгоценный камень, тоди сияет на ветвях дерева и почти не боится человека.

Todus multicolor. Фото: Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Todus multicolor. Фото: Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

В лесу прячется редкий эндемичный синеголовый земляной голубь (Starnoenas cyanocephala), который когда-то был распространен по всему острову. При виде этой благородной красоты сердце замирает, ведь однажды она может исчезнуть с лица земли!

Несколько пар голубей осмелели и каждое утро прилетают за рисом на задворки ресторана возле Плайя-Ларга и Пещеры рыб (Cueva los peces), где подают крокодилье мясо. Там-то их и можно сфотографировать.

Starnoenas cyanocephala. Фото: Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Starnoenas cyanocephala. Фото: Charlesjsharp / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

С двумя видами эндемичных попугаев — кубинским амазоном (Amazona leucocephala) и кубинской аратингой (Aratinga euops) — легче всего пообщаться в центре репродукции около Сьенага де Запата. Здесь выращивают птенцов и выпускают в природу.

Дикие попугаи отнюдь не такие доверчивые, как местные тоди и дятлы. Стая попугаев в лесу улетела от меня прочь с громкими криками, приняв за похитителя птенцов: тут регулярно случается, что попугаев ловят и продают, хотя это запрещено.

Amazona leucocephala. Фото: Dominic Sherony / flickr / CC BY-SA 2.0
Amazona leucocephala. Фото: Dominic Sherony / flickr / CC BY-SA 2.0

Одних представителей пернатых Кубы совершенно точно можно назвать красивыми: желтых танагр, кубинских воробьиных сычей, шилоклювых дятлов, канюков Гундлаха (Buteogallus gundlachii), а других — скорее забавными. Трудно не улыбнуться, увидев клювы черных водорезов (Rynchops niger), похожие на садовые инструменты. Эти птицы летают над водой, как и многие другие крупные пернатые — ходулочники, кулики, фламинго, пеликаны, колпицы, крачки…

Наблюдать водных птиц удобно в лагунах «болотной» территории Сьенага де Запата в любое время дня, но эффектнее всего красные фламинго (Phoenicopterus ruber, но на самом деле они цвета морковки) смотрятся в лучах закатного солнца.

Фото: Ольга Кувыкина

Фото: Ольга Кувыкина

В сумерках возле воды кружит огромное количество стрекоз, издалека напоминая снежную метель. Такое обилие стрекоз немного скрашивает печаль энтомолога от отсутствия большого выбора интересных бабочек и жуков для наблюдений — энтомофауна острова бедна, что порадует инсектофобов.

Правда, весной на Кубе любопытно посмотреть на знаменитых кукуйо (Pyrophorus noctilucus) — жуков, которыми первопроходцы когда-то освещали свое жилище. Кубинские дети играют с ними, называя светлячками, но на самом деле это щелкуны со светящимися органами, похожими на две зеленые фары. Российским дачникам щелкуны известны по личинкам — проволочнику, который грызет картофель. Личинки кубинских кукуйо не вредят фермерам — они хищники, охотятся на насекомых.

Весной же, а именно, в апреле—мае, в Сьенага де Запата съезжаются туристы, чтобы полюбоваться брачной миграцией красных сухопутных крабов (Gecarcinus ruricola). Дороги превращаются в сплошной живой ковер, который невозможно объехать, поэтому кубинцы после такой поездки моют машину, жалуясь на запах почивших членистоногих. В некоторых местах под дорогой оборудованы подземные переходы для крабов.

На заметку любителям селфи — анекдот от моего гида-переводчика Иосдани: однажды турист решил сняться на видео с красным крабом и получил окровавленное, рассеченное ухо.

Gecarcinus ruricola. Фото: P. Lindgren / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0
Gecarcinus ruricola. Фото: P. Lindgren / Wikimedia commons / CC BY-SA 4.0

На насекомое — белую бабочку — похож национальный цветок Кубы, марипоса (Hedychium coronarium) из семейства имбирных. Марипоса завезена сюда из Гималаев много лет назад. Она одичала, и найти ее в горах непросто, но можно попросить аборигенов показать плантацию с цветами. Аромат у цветков дивный, схожий с запахом белой сирени. В аэропорту продаются духи из марипосы местного производства.

На бабочек похожи и птички-колибри, пьющие нектар цветков на лету. В заповедниках обитает самый маленький на свете вид птиц — колибри-пчелка (Mellisuga helenae, 6 см). Разглядеть его поближе вполне реально возле кормушек со сладкой водой в деревне Los Hondones и во дворе дома около «болот». Точного адреса у «прикормленного» дерева нет — нужно спрашивать дорогу у кубинцев.

Увидеть более крупного изумрудного колибри (Chlorostilbon ricordii) проще — он гнездится во дворах Гаваны. Полтора часа в позе лотоса под цветущим кустом — и сотня снимков колибри у вас в кармане.

Chlorostilbon ricordii. Фото: Ольга Кувыкина
Chlorostilbon ricordii. Фото: Ольга Кувыкина

Самые большие кубинские млекопитающие, хутии (Capromys pilorides), похожие на уменьшенных и отрастивших хвост капибар, обитают даже в парках на окраине Гаваны. Однако на них охотятся, и чем это закончится, я не знаю.

В огромном парке Ленина (!) было бы приятно пообщаться с хутиями, но я нашла только пару десятков видов бабочек, в том числе совку тизанию Зенобию (Thysania zenobia) размером с мою ладонь. Это близкая родственница самой крупной совки в мире — тизании агриппины (28 см).

Осталось найти еще каких-то полторы тысячи местных чешуекрылых, и я буду довольна. Надо сюда вернуться, когда что-нибудь сделают с очередями. Они на Кубе повсюду: в аэропорту, в банках… и за карточками для вай-фая.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Самое изученное место на Земле

Корреспондент «Чердака» рассказала, чем живет Беломорская биологическая станция МГУ

ББС, как сокращенно называют станцию, была основана в 1938 году, когда трое зоологов — два студента и аспирант — отправилась на весельных лодках в многодневную экспедицию вдоль побережья Белого моря. С тех пор станция разрослась, и сюда приезжают даже зимой, чтобы воспользоваться уникальным оборудованием.
Добавить в закладки
Комментарии
Фото: Александр Семенов / Chrdk.
Фото: Александр Семенов / Chrdk.

 — Скорее, скорее, а то не успеете, — кричит проводница, спуская из тамбура вниз железную лестницу. — В Пояконде стоим одну минуту, вы все вещи взяли?

Я киваю и неуклюже спускаюсь, пытаясь не зацепиться обо что-нибудь 45-литровым рюкзаком. С последней ступеньки приходится прыгать прямо на землю: перрона на станции Пояконда нет. Поезд трогается, проводница на ходу поднимает лестницу. Половина первого ночи, но на улице светло, и я вижу еще двух людей с такими же огромными рюкзаками. Они подходят ко мне.

— Ах, эти обманчивые первые минуты, когда кажется, что здесь нет насекомых, — говорит веселый бородатый парень с модно выбритой головой и серьгой в ухе. — Хорошо, что у тебя есть шляпа. [ ... ]

Читать полностью

Научить быть диким: косолапые

Как леса медведями заселяют

Как оставшихся без матери медвежат учат быть дикими? Где в России этим занимаются? Как они сдают экзамен на «аттестат медвежьей зрелости»? И что самое сложное для их учителей? Обо всем этом «Чердак» поговорил с руководителем программ российского представительства Международного фонда защиты животных IFAW Людмилой Даниловой.
Добавить в закладки
Комментарии

В лесах Тверской области есть ясли. Они самые обыкновенные — только для малышей-медведей. За время их работы с 1995 года выпускниками стало больше двух сотен косолапых. По большому счету, реабилитация медвежат-сирот началась гораздо раньше, когда бывший охотник, а теперь заслуженный эколог России, доктор биологических наук и писатель Валентин Пажетнов вместе с супругой Светланой в 70-х годах начал исследовать поведение медвежат-сирот.

«Валентин Сергеевич заменил медвежатам мать и, выращивая их, наблюдал за их развитием. В результате этой работы стало понятно, что при соблюдении определенных правил выращенные медвежата могут быть возвращены в природу, где они успешно интегрируются и могут выжить без помощи человека», — рассказывает «Чердаку» Людмила Данилова, представитель фонда IFAW, который начал помогать Пажетновым в 1995 году.

Веками наши предки жили бок о бок с медведями: почитали их, наделяли волшебными свойствами и, само собой, боялись. Но при этом про их повадки толком так ничего и не узнали вплоть до 1970-х годов. Тогда Пажетнов начал изучать поведение медвежат, «притворившись своим», и два года, по сути, был членом семьи для нескольких косолапых сирот.

«Например, одним из результатов работы четы Пажетновых стало открытие, что у медведей есть врожденное, инстинктивное поведение строительства берлоги, — раньше считалось, что они учатся у матери-медведицы, залегая с ней в берлогу в конце первого года жизни». [ ... ]

Читать полностью

В космос на газгольдере

В Санкт-Петербурге открылся самый большой в Европе планетарий

3 ноября 2017 года в Санкт-Петербурге открылся самый большой в Европе планетарий, Планетарий № 1. Журналист Михаил Котов побывал на открытии и своими глазами убедился в масштабности и легкой незавершенности — как он надеется, преходящей — этого комплекса.
Добавить в закладки
Комментарии

Планетарии — заведения достаточно молодые. Их история не насчитывает и ста лет. В 1919 году Оскар фон Миллер, немецкий ученый и популяризатор науки, основатель Немецкого музея достижений естественных наук и техники, предложил создать первый планетарий. Идея была простой: делаем купол в виде полусферы, а затем в темноте проецируем на стены звезды, демонстрируя таким образом их расположение на звездном небе. Сооружение получилось по-немецки простым и функциональным. Ничего лишнего, просто заходи внутрь и за небольшую плату получай вволю знания о космическом пространстве, окружающем Землю.

Самая технически сложная и уникальная часть планетария — проектор Цейса, способный правильно проецировать на стены пятна света, имитирующие звезды. Первые проекторы показывали небо, видимое только с определенной широты. Потом появились большие проекторы Цейса, использующиеся в планетариях до сих пор.

Первый планетарий в Петербурге открылся в 1959 году и продолжает исправно принимать посетителей и по сей день. Однако мир не стоит на месте. И в пару к нему 3 ноября 2017 года был открыт новый петербургский планетарий — Планетарий № 1.

Фото: Михаил Котов

Фото: Михаил Котов

[ ... ]
Читать полностью