Текст уведомления здесь

Как груша попадает в мозг

Лекция биолога Ильи Колмановского

В конце мая прошел фестиваль науки, искусства и технологий «Политех». На одной из лекций фестиваля Илья Колмановский, руководитель лаборатории биологии Политеха, рассказывал, как еда попадает к нам в мозг. «Чердак» публикует видеозапись его выступления.
Добавить в закладки
Комментарии

Илья КОЛМАНОВСКИЙ, руководитель лаборатории биологии Политеха, к.б.н., зоолог:

Любая еда, которая кажется нам прекрасной, очаровательной, очень вкусной и желанной, проникает в наш организм. Она нужна нам, чтобы мы могли жить, чтобы у нас была энергия.

В действительности происходит вот что: сейчас, когда я держу в руках эту грушу, мой мозг требует, чтобы я открыл рот, сомкнул на ней челюсти и начал её жевать. Это то, чего хочет мой мозг! Ему это нужно — чтобы я начал очень сложный процесс, при помощи которого в итоге груша попадёт в мозг. Если я просто просверлю в мозгу дырку, открою крышку черепа и положу туда грушу, и как следует потрясу, ты совершенно не наешься. А твой мозг не сможет работать. Ему вообще надо очень много энергии. Остальное тратят мои мышцы, которым нужна энергия, моё сердце, которое сокращается 100 000 раз в сутки. Ваши кости растут — на это уходит очень много энергии! Полиция — иммунитет — постоянно патрулирует миллионы километров ваших сосудов и ищет микробов. Ей тоже надо платить зарплату. Ей тоже нужно есть. Но никто из них не может есть грушу! — они все стоят, очень голодные, жадные и уже довольно злые. Они стоят в очереди в вашем организме, все части вашего тела, и ждут, когда к ним придёт еда. Но они не могут есть просто эту грушу.

Что им нужно? Им надо, чтобы вы начали есть. Чтобы вы закинули грушу в ваш огромный организм, в вашу огромную систему. Она называется «пищеварительной системой». Им нужно, чтобы вы только начали это путешествие! Поэтому они уговаривают вас: «Ну съешь ты эту грушу! Она ведь такая вкусная! Она так хорошо пахнет!». И дальше начинается бесконечный процесс. Он длится 4 часа. Я назвал его «Путешествием груши», в ходе которого фрукт будет превращаться и превращаться, измельчаться на крохотные кусочки. Это не такие маленькие кусочки, как у меня в блендере. Они гораздо меньше. Это отдельные молекулы.

Это самая маленькая часть вещества, которое мы всё ещё называем этим веществом. И даже на обломки молекулы. Когда этот отвратительный суп, обломки грушевого вещества через 4 часа окажутся у вас в животе, это будет живот! Ничего страшного. Вам бы этот суп не понравился. Но теперь к концу нашего путешествия в животе окажется этот очень ценный суп. Но обратите внимание: он оказался в животе, а нужен он во всём теле. Всё тело ждёт, когда этот жуткого вида, но очень ценный суп из обломков молекул попадёт в разные части тела. Он должен попасть в мозг. Он должен попасть в сердце. Он должен попасть в кости. Он должен попасть в мышцы. Он должен попасть в лёгкие. Он должен попасть к клеткам иммунитета. Он должен распространиться по всему телу из живота.

И вот мы начинаем с вами «Путешествие груши». И первое, что мы должны сделать с грушей — измельчить. Хотя бы просто какими-то ножами. В отличие от ножей этого блендера, которые скоро износятся, ваши ножи должны работать 10−20−30−40−80−100 лет. А может быть, и 150 лет! Вы должны ими жевать. Давайте обсудим, из чего они устроены? Зубы! У зубов есть коронка, вы ею жуёте. Есть корень, при помощи которого зуб заякорен в челюсти. Чтобы зуб не выпал, он там крепко держится. И эта коронка покрыта эмалью. Эмаль — это твёрдое вещество, которое может резать вашу еду 90 лет. И кстати, если вы потеряете половину зубов, у вас в 2 раза вырастет вероятность инфаркта. Зубы очень важны для здоровья всего организма! И эти зубы должны работать всю жизнь.

Но тут возникает одна проблема, которую я хочу с вами обсудить. Представьте себе: есть тут маленькие люди в зале, на нашей площадке? Это люди, которые жуют еду. Посмотрите, какого размера у вас челюсти. Посмотрите друг на друга — среди вас есть дети? А теперь посмотрите: рядом с вами сидят взрослые. У них чудовищные челюсти, огромные. Сравните размеры их челюстей и своих челюстей. Их челюсти гораздо больше. Вы сравните лоб! У вас лоб примерно такого же размера, как у ваших взрослых соседей. А челюсти огромные. Они им нужны, чтобы прокормить их огромное тело. Им нужны большие зубы. Но зубы одеты эмалью. Они твёрдые. Они не могут расти. Они в панцире, как рыцари.

Но, к счастью, у нас есть решение на этот счёт. У нас есть запас зубов. Посмотрите: это рентген. Если вам сделать рентген, то мы увидим, что у вас в челюстях есть ваши обычные зубы, но в кости вот здесь спрятаны огромные мягкие зубы, которые живут прямо тут — в кости.

Это череп ребёнка. Посмотрите — здесь запасены мягкие зубы. Они огромны. Они растут, пока они мягкие. Но потом они подпихивают снизу корень зуба. Посмотрите: это зубы. Им 900 лет. Они найдены в Южной Сибири специалистами из Института антропологии, которые нам их одолжили. И вот видна коронка. Вот это режущая часть зуба. Вот это его корни: 3 корня у него. А это очень необычный зуб, который я хотел вам показать. Посмотрите: у него есть коронка, но его корни как будто начали растворяться. Вам видно? На него снизу давил коренной зуб. И когда он почувствовал это давление, он сказал: «Я понял! Сигнал принят. Хорошо». Его корень начинает растворяться, как сахар в стакане с чаем. И потом, когда он совсем растворится, останется только что — одна только коронка. И что с ней случится? Она выпадет! С кем-то это уже происходило? И у вас на ладони останется только коронка! Вообще-то у неё был большой корень. Но он растворился, потому что снизу стали стучать соседи. Это большие мягкие коренные зубы. Они стали вылезать и твердеть. Теперь у вас есть твёрдые коренные зубы, а коронка выпала.

Ну хорошо, это был такой долгий разговор про наши с вами чудо-ножи. Давайте двинемся дальше. Есть ещё один очень важный участник у нас во рту. Язык — это разведчик! Мозг отправляет его на разведку. Мозг спрашивает всё время у него: «Ну, как там дела? Что там прилетело? Что сунули в рот? Я вообще просил сунуть вот эту грушу! Я ему объяснял, этому существу, что она вкусно пахнет! Он что сунул-то в итоге? Она какая оказалась?». На языке есть такие микроскопические лаборатории. Они называются «вкусовые сосочки». Если посмотреть под микроскопом, эти маленькие лаборатории анализируют вашу еду: какие в ней есть молекулы? Они отличают разные молекулы и говорят мозгу: «Знаешь, что? Эта груша уже спелая». Какой вкус для этого нужен? Сладкий.

У нас есть пять вкусов. И мозг делает выводы. Если он чувствует сладкий вкус, то говорит вам — о! это самая главная еда на свете. Хватайте её скорее, ешьте как можно больше! Это спасёт вас от голодной смерти. Так считает мозг, потому что вашему мозгу много миллионов лет. Он формировался в дикой природе, где вам грозила голодная смерть. И он считает сладкий вкус самым-самым ценным и требует: «Хватайте! Ешьте ещё и ещё!». Вы знаете, что это опасно и вредно. Сегодня нас окружает слишком много сладкого. Но мозг этого не знает. Мы в этом смысле живём в очень опасной среде, потому что вокруг — мощнейший соблазн, против которого мозг не может устоять.

Второй очень важный вкус, который наш мозг тоже обожает — это солёное. Дело в том, что мы с вами когда-то жили в море. Когда мы вышли из моря, то стали жить на суше. Мы всюду ищем соль. Нам не хватает соли, считает мозг. Нам нужно каждую неделю съедать целую чайную ложку соли. Иначе мы заболеем или умрём. И мы готовы лезть куда-нибудь высоко по скале, чтобы найти эту соль и её немножко полизать, как это делают какие-нибудь горные козлы. Конечно же, мы сегодня съедаем слишком много соли. Это довольно вредно и опасно. Но мозг от нас этого требует.

Какой третий? Горький! Этот вкус в природе означает, что это нечто ядовитое, несъедобное, это трудно переваривать. И мозг говорит вам: «Пожалуйста, больше этого не делайте!». Хотя сегодня мы с вами цивилизованные люди. Мы любим себя баловать чувством лёгкой опасности. Шоколад! Какао-бобы! Кофе горький. Это такое развлечение. Нам немножко опасно, как на американских горках. Нам опасно и весело.

Сладкий, солёный, горький — дальше что? Кислый! Это ещё один вкус. Мозг просит вас запомнить: «Так выглядят неспелые плоды. Не ешьте их больше! Ешьте сладкие! Ищите сладкие! Запомните разницу. В них больше калорий. Это спасёт вас от голодной смерти». Так говорит нам мозг. Но мы любим иногда есть кислую еду. Лимоны и апельсины.

Какой ещё вы знаете вкус? «Острый» - это не вкус. Это осязание. Это иллюзия. Вам кажется, что вы съели горячее. И так растения защищают себя, чтобы млекопитающие не раздавили их семена зубами. Они хотят, чтобы их съели птицы. Перчики хотят, чтобы их склевали птицы и унесли их семена куда-нибудь далеко. Они вышли бы у них из кишечника и проросли бы на земле. Перцы ярко-красные. Птицы хорошо видят красный цвет. Мы себя иногда тоже развлекаем чувством опасности и едим что-то острое. Это безопасно и безвредно.

На самом деле, пятый вкус — это «умами» (яп. 旨味, «приятный вкус»). Это вкус, который открыли японские биологи. Поэтому они назвали его японским словом. Это вкус соевого соуса. Это вкус мясного бульона. Это вкус яичницы и сливочного масла. Это вкус кваса и чёрного хлеба. Это вкус такой вкусной еды. Называется «умами». У нас есть рецепторы «умами».

Язык нам помог выяснить, что это нам попало в рот. Выплюнуть, может быть, или съесть побольше этого? А слюнные железы туда добавили воды. Каждый день у меня во рту образуется литр слюны. Вы только представьте себе: я открываю рот, и у меня оттуда выливается 5 стаканов слюны! Это за день! Столько нужно слюны, чтобы смочить эту еду. Она потом опять впитается в кровь вместе с едой. Это долг. Это кредит, который я взял у крови — жидкость, которая здесь, в слюнных железах, из крови переходит в слюну, а потом обратно возвращается. А вообще всего за сутки через эту систему проходит ведро жидкости. Вся эта система выделяет целое ведро, 10 литров жидкости, которая нужна, чтобы переварить (чтобы сварить этот суп). Потом эта жидкость впитается обратно в кровь.

Но нам надо двигаться дальше, потому что у меня для вас плохая новость! Всё это измельчение, которое так дорого стоило, на которое мы потратили столько сил — это только самое начало! Этого совершенно недостаточно. Если вот такой смузи налить в мозг — сделать дырку в черепе и налить туда, это совершенно не еда. Нам предстоят с вами химические и физические превращения.

Нам нужно провести некоторые опасные химические эксперименты, потому что мы с вами попадаем в желудок. И это уже зона химических превращений. Посмотрите, это рыба, у которой очень большой желудок. Она съела другую рыбу. Вообще у этой рыбы очень большой желудок. У хищников он большой. Это такой мешок, который нужен, чтобы напихать туда еду и закрыть сверху. Посмотрите, наверху вот здесь у него есть такое волшебное колечко — называется «сфинктер». Оно удерживает еду, чтобы она не выпрыгнула наружу. И хищники набивают себе огромный желудок. Вернее, он не такой большой, но главное, что в нём внутри страшное пекло. Я изобразил здесь Солнце, потому что там работает соляная кислота. Вот у меня тут есть немножко соляной кислоты — ровно такой же, как у вас в желудке. Я хочу показать вам, что она может делать. В этой соляной кислоте, в этом пекле плавают такие молекулярные ножницы. Они называются «ферменты». Они измельчают вашу еду всё мельче и мельче: гораздо меньше, чем вы могли бы это сделать зубами. Эти ножницы нарезают еду уже на обломки молекул. У вас в соляной кислоте плавают ещё и ферменты, которые дополнительно растворяют и разрезают еду. Она изрезается на мельчайшие обломки. Это уже часть того супа, который пригодится — который можно будет впитать. Он пригодится для того, чтобы кормить ваш мозг.

Это поразительно — что у нас в желудке плавает эта соляная кислота. Она может переваривать еду и при этом каким-то образом не переваривать стенки желудка — вот что удивительно! Тут есть несколько причин, почему это так. Посмотрите, пожалуйста: у желудка много слоёв слизи вот здесь. И если кто-то и пострадает, так это только эта слизь. А потом будет сделана новая. Кроме того, кислота производится, когда еда попадает в желудок. И кислота тратится именно на то, чтобы переваривать еду. Тем не менее, есть такая опасность, что когда-нибудь кислота может начать разъедать стенки желудка. И тогда будет очень нехорошо. Посмотрите, это язва. Это такая штука, дырка, которую кислота прожгла в слизи. И от неё можно умереть.

Долгое время люди не понимали, почему у кого-то — у каких-то пациентов возникает такая проблема. Почему у некоторых людей есть такая язва? Они болеют, мучаются, могут даже умереть. Я хочу вам рассказать историю одного потрясающего открытия, которое сделали два отважных врача. Забегая вперёд: они сделали невероятное — им никто не верил, и они нашли что-то, чего нельзя себе представить. Выяснилось, что в желудке могут жить бактерии.

Вот эти двое врачей, Барри Маршалл и его учитель Робин Уоррен из Австралии. Они работали в маленьком университете в городе Перт, и в итоге получили Нобелевскую премию за своё открытие. Но для того, чтобы получить эту премию, им пришлось совершить очень опасный эксперимент. Настолько опасные эксперименты врачи не могут ставить на добровольцах. Вы знаете, что врачи иногда приглашают добровольцев, чтобы проверить какое-нибудь лекарство. Однако врачи не имели права проводить этот эксперимент на других людях, и они сделали то, что учёные делали всегда — в разные столетия. Врачи ставили эксперименты на себе. И младший из этих двух, Робин Уоррен поставил эксперимент на себе, и доказал всему миру, как работает язва — как она устроена, и как её можно вылечить.

Он сделал следующее: поскольку действительно они видели под микроскопом на образцах слизи, которые они достали из желудка у больных людей, этих бактерий, и они верили в то, что они там могут жить. Уоррен сделал такой эксперимент: он сначала проглотил видеокамеру. Вы знаете, есть такое исследование, которое делают врачи. Ты проглатываешь такой шланг, который передаёт картинку на видеокамеру, и можно посмотреть, что у тебя в желудке. В одно утро Барри Маршалл пришёл в лабораторию. Ему обследовали желудок, увидели, что он гладкий и чистый, и у него не болит живот.

И потом он сделал следующее: за прошлые недели он вырастил 2 литра чудовищных бактерий. Вонючих, которые они достали из желудка у человека, у которого болел живот. И через видеокамеру было видно, что у него есть язва. Учёные взяли у него маленький кусочек слизи специальным манипулятором и вырастили 2 литра чудовищно вонючих бактерий. И что сделал Барри Маршалл? Он выпил 2 литра этих бактерий! Через 10 дней у него начал болеть живот. Через 2 недели начались острые боли. И ещё через 2 недели он проглотил видеокамеру, и они увидели, что у него теперь есть язва.

Как вы считаете, он доказал свой тезис? Ещё совсем нет! В биологии гипотеза… Кстати, вы знаете, что такое «гипотеза»? Догадка, предположение. Учёные играют в специальную игру. Она называется «эксперимент». У эксперимента есть строгие правила. И вот, что он сделал. Он проглотил этот шланг, и увидели, что у него есть язва. Тогда взяли образец его слизи — вытащили и поместили в питательную среду. Через 2 недели там выросла куча бактерий. Это значило, что действительно у него в желудке живут бактерии.

Как вы считаете, он доказал уже свою идею? Ещё нет! Он принял лекарство, которым очень легко убить бактерии. К счастью, мы легко умеем убивать бактерии. Мы это делаем много раз. И вам всем, наверное, когда-то в жизни давали такое лекарство — это антибиотик. Он выпил это лекарство, и у него прошёл живот. Он доказал свой тезис? А вдруг у него всё ещё живут бактерии? Он проглотил снова видеокамеру. Увидели, что у него гладкие стенки желудка, нет язвы. Взяли образец слизи — и что с ней сделали? Поместили в питательную среду, и на ней ничего не выросло. У него больше не было бактерий. Он был чист. Они получили Нобелевскую премию, и десятки миллионов людей в мире вылечились от язвы. Это оказалось очень простое лечение, которое никому не приходило в голову.

Выяснилось, что эти фантастические бактерии умеют защищаться от кислоты. Представьте, что вам надо нырнуть в озеро кислоты. Чем вам понадобилось бы себя окружить? Вот представьте: вам надо нырнуть в озеро огня. Вы могли бы окружить себя льдом. И пока вы рвётесь на дно, где вы можете спрятаться, вы можете окружить себя льдом. Лёд будет таять, и вам не будет грозить огонь. Чем можно окружить себя, если вы собираетесь нырять в озеро кислоты? Что противоположно кислоте по действию? Может быть, кто-нибудь из вас слышал это научное слово? Щёлочь! Это что-то, что может нейтрализовать кислоту. Эти бактерии умеют выделять вокруг себя щёлочь. Они называются helicobacter. Они окружают себя парашютом из щёлочи и могут нырнуть на дно желудка и забраться под слизь. И там начать размножаться и есть слизь! Слизь — это хорошая еда для них. Так можно спастись от язвы. А получить язву можно с помощью немытых рук, как выяснилось. И очень важно тщательно мыть руки.

Многие виды еды не перевариваются в кислоте. Мы не переварили всю еду. Нам надо продолжить измельчать еду какими-то другими ферментами, которые могут переваривать жир. Посмотрите: это жирная еда! Вот это не очень полезная жирная еда. А это более полезная жирная еда. Посмотрите: авокадо, масло, яйца, орехи. И наши предки научились её переваривать, потому что, помимо кислоты, у нас в пищеварительной системе есть ещё кое-что. Нечто противоположное кислоте по действию. Если бы мы не умели переваривать жиры, мы бы умерли от голода. В природе иногда можно есть только орехи. Бушмены 2 месяца в году едят только орехи и теряют часть веса. Но всё-таки они их переваривают, потому что у них есть печень. Это огромная пищеварительная железа, которая делает щёлочь. И щёлочь может переварить жир. Сейчас я вам покажу, как работает щёлочь. У меня нет желчи, зато у меня есть такое щелочное мыло. Я могу его использовать. Печень создаёт щёлочь. Посмотрите, вот это жир. Представьте, что большая капля жира рухнула на дно вашей системы. Кстати, мы не заметили, но мы двинулись дальше. Мы вышли из желудка.

Вот желудок. Здесь есть ещё одно колечко, которое пережимает выход из желудка с этой стороны. Вот сюда выходит еда. Это начало кишечника. Эта кишка называется двенадцатиперстной. Это чудо-реактор, волшебный реактор, куда печень вбрызгивает щёлочь и переваривает жиры. Посмотрите, что будет, если я возьму жир? Вот он прозрачный, ничего такого интересного. И щёлочь — в данном случае это мыло, тоже прозрачное. Вроде бы ничего примечательного не произошло. Но если я перемешаю эту смесь, то вы увидите довольно интересное явление. Эта штука побелела. Она была прозрачной, а стала непрозрачной — белой. Только что у вас на глазах я сделал эмульсию. У нас был стакан, в нём был жир. Когда я добавил щёлочь, эта огромная капля жира, которая вечно переваривалась бы у вас в кишечнике, разбилась на огромное количество маленьких пузырьков. И теперь свет не может свободно проходить через этот стакан. Свет, многократно отражаясь, возвращается к вам в глаз. Эта жидкость кажется вам белой. Как, например, молоко вам кажется белым — вы же знаете, что это вам только кажется? Что молоко белое? А в действительности оно тоже прозрачное и состоит из большого количества золотых пузырьков?

Почему это важно? Зачем делать эмульсию? Представьте, что вы все — это большая капля жира. И вы лежите в кишечнике. И дальше я и мои коллеги ферменты подходят к вам и начинают по краям этой большой капли постепенно её переваривать, разрубать на обломки молекул и отрезать маленькие кусочки. До вас дело дойдёт очень нескоро. Но если разбить всю эту огромную каплю на много мелких капелек, то ферменты смогут свободно проходить сюда и одновременно резать и здесь, и здесь, и здесь сразу. Вся эта огромная капля будет очень быстро перемолота вот этими молекулярными ножницами. Если разбить её на много маленьких капелек — и так работает щелочное пищеварение. Вот эта щелочная жидкость, которая есть у нас в печени (которую делает печень), называется «желчь».

Желчь — это такой коктейль из щёлочи и ферментов, который делает печень и переваривает жиры. Но у меня есть плохая новость. Это ещё не всё. Есть очень много видов еды, которая вот так хрустит. Она вообще не переваривается нашими ферментами. У нас для неё нет ножниц. Мы не можем её переваривать. Там есть длинные крепкие молекулы, которые называются «клетчатка». У нас нет ферментов, чтобы их переваривать, хотя это прекрасная и очень полезная еда.

К счастью, у нас есть друзья в кишечнике, которые умеют её переваривать. Вы знаете, например, что мы не можем есть волосы? Вы не смогли бы съесть свитер. Хотя если его сжечь, в нём окажется много калорий. Если взять много свитеров, ими можно будет топить печку целую вечность, наверное. Будет вонять. Но там есть калории. Однако мы не можем их извлекать. У нас нет для этого ферментов! Но у вас дома наверняка есть животное, которое умеет есть волосы. Кто может съесть свитер? Моль! У неё есть ферменты, которые позволяют ей переваривать этот белок и получать из него энергию.

У нас с вами в кишечнике есть огромное количество полезных бактерий. Если их всех пересчитать, то их больше, чем всех клеток вашего тела. Они вообще считают, наверное, что вы — это такой ресторан на ножках. Он ходит и закидывает туда к ним еду. Потому что ваших клеток меньше, чем их! И у них есть ферменты, чтобы переваривать клетчатку. Они переваривают её, и вы едите такой суп, который они делают из клетчатки. И немножко самих бактерий тоже едите. Это прекрасная еда для вас. Вот, кто живёт в нашем кишечнике! И получается, что мы смогли переварить очень много разной еды.

Правда, есть одна проблема. В кишечнике могут поселиться другие бактерии. Раз там хорошо живут полезные бактерии, там прекрасно могут жить и опасные бактерии. Вы можете очень сильно заболеть. Они будут выделять различные яды, и это весьма опасно. Они попадают внутрь с немытыми руками, когда вы трогаете еду, трогаете лицо. Они очень опасны. Также внутрь может проникнуть вирус — вместе с немытыми руками. Вирус гриппа, например. Я хочу сейчас поделиться с вами результатами очень важного научного исследования, которое провела Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Учёные провели эксперименты и выяснили, каким способом можно научно мыть руки в очень грязном общественном туалете где-нибудь в далёкой тропической стране — если вы поедете куда-нибудь в ЦАР (Центральную Африканскую Республику), в экспедицию. Или на Мадагаскар, где вы не хотите заболеть. Или, например, в школе вы купили билеты на самолёт, чтобы на каникулы поехать куда-нибудь в чудесное путешествие. Но в школе эпидемия гриппа.

Есть способ помыть руки так, чтобы они были практически стерильными. И не заразиться ничем. Не принести домой какую-нибудь заразу и не заразить ваших стариков дома, для которых это особенно опасно. Но это научные способы. Я могу вас научить научно мыть руки. Исследование показывает, что на куске мыла больше бактерий и вирусов, чем было на ваших руках, когда вы воспользовались общественным туалетом. Поэтому берите жидкое мыло. Главное открытие, которое сделали учёные. Они выяснили, что если вы будете смывать это мыло гораздо дольше, чем вы привыкли, столько, сколько вам нужно, чтобы три раза спеть песню «Happy Birthday to You» («С днём рожденья тебя»), то ваши руки станут почти стерильными. Большинство людей очень мало смывает мыло водой. Есть миллиард людей, который живёт в странах, где нет доступа к проточной воде. И они дольше и больше болеют, и меньше живут.

Итак, теперь, когда мы пережевали всю эту еду, прожевали её зубами — нашими чудесными ножами, мы переварили в кислоте, из фермента, который есть в кислоте — в желудке. Мы переварили эту еду в двенадцатиперстной кишке, обработали её щёлочью, желчью, сделали эмульсию, разрезали ферментами, приготовили суп — теперь ещё из жира. Потом полезные бактерии помогли нам расщепить клетчатку. И вот теперь, наконец, через 4 часа, по всей длине кишечника размазан тонкой-тонкой плёнкой тончайший суп из обломков молекул. И весь организм его очень ждёт.

Я повторю ещё раз: если полностью размотать мой кишечник, он будет иметь длину, как отсюда вот дотуда. Но самое главное, что у него гигантская площадь. Посмотрите на экран: если я размотаю кишечник, то выяснится, что он складчатый. И на каждой складочке растут вот такие реснички, ворсинки. И в них — кровеносные сосуды, которые впитывают еду. Получается, что если мы развернём каждую такую ворсинку, одна ворсинка, может быть, и небольшая, она имеет толщину примерно, как волос, и длину — 1 миллиметр. Но если мы её развернём и уложим так все ваши ворсинки, то выяснится, что у каждого из вас в животе свёрнута площадь примерно как эта площадка. И еда, которую вы съели сейчас, измельчена всеми ферментами, которые мы сегодня обсуждали. Это был очень долгий процесс.

И теперь она размазана по этой огромной площади и проваливается в вашу кровь, чтобы начать путешествие по миллиону километров ваших сосудов. Миллион километров! Как от Земли до Луны и обратно — до Земли, и снова до Луны. Чтобы попасть в каждый кубический миллиметр вашего тела, эта еда впитается всюду. И всюду будет совершенно бессмысленной, если вы не сделаете одну вещь. Вы должны вдохнуть! Вдохните! Только что вы размазали кислород по площади, как теннисный корт. Выдохните! И он провалился в кровь, и попал в каждый кубический миллиметр вашего тела. И там он сейчас сжигает еду, и выделяется энергия. И так груша попадает в мозг!

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Сверхпроводники: теория, практика и дальше

К юбилею физика Алексея Абрикосова

90 лет назад родился Алексей Абрикосов, советский и американский физик, ставший лауреатом Нобелевской премии по физике 2003 года за свои работы по сверхпроводимости. «Чердак» коротко рассказывает о том, что собой представляют сверхпроводники в теории и на практике и что в них до сих пор остается для нас неизвестным.
Добавить в закладки
Комментарии

Алексей Алексеевич Абрикосов родился в известной московской семье, биография которой прослеживается до XVIII столетия, когда Степан Николаевич, один из крепостных крестьян в Пензенской губернии, получил такую фамилию за умение делать сладости из абрикосов. Двое сыновей Степана Абрикосова занялись купеческим делом в Москве, но неудачно. Один из внуков, Алексей Абрикосов (самый старший, в роду потом будут еще два получивших широкую известность тёзки), основал «Фабрично-торговое товарищество А. И. Абрикосова сыновей». То самое, которое в 1918 году национализировали и в 1922-м переименовали в честь председателя райисполкома в Сокольниках, так что сегодня его мы знаем как концерн «Бабаевский».

Прабабушка физика учредила один из первых в Москве роддомов (в 1889-м, задолго до открытия первых государственных заведений такого рода), а отец Абрикосова-физика, Алексей Иванович, вместо купеческого дела выбрал медицину, точнее паталогоанатомию. Доктор медицинских наук, преподаватель и автор более сотни работ по туберкулезу смог избежать репрессий как «классово чуждый» потомок фабрикантов и руководил вскрытием Ленина с последующим бальзамированием его тела.

Алексей Абрикосов-младший не пошел по стопам родителей (в отличие от родившейся годом позже сестры). В 1943 году, в 15 лет, он поступил в МЭИ, в 1945-м перевелся в МГУ и скоро показал себя в качестве талантливого физика. Уже в 27 лет он защитил докторскую диссертацию по квантовой электродинамике и тогда же принял активное участие в разработке теории сверхпроводимости, которую до сих пор называют либо теорией Гинзбурга — Ландау, либо, более полно, ГЛАГ: Гинзбурга — Ландау — Абрикосова — Горькова. Не вдаваясь в дебри квантовой механики, можно сказать, что из этой теории следовало существование внутри сверхпроводников особых токовых вихрей, называемых сегодня вихрями Абрикосова.

Алексей Абрикосов, 1966 год. Фото: Николай Ситников / ТАСС

Алексей Абрикосов, 1966 год. Фото: Николай Ситников / ТАСС

[ ... ]
Читать полностью

Реформа ран

Закончены ли самые масштабные преобразования в истории Российской академии наук?

27 июня 2013 года тогдашний министр образования и науки Дмитрий Ливанов представил на заседании правительства законопроект, запустивший самую громкую реформу в истории академии. «Чердак» рассказывает, что изменилось за пять лет, которые прошли с того момента.
Добавить в закладки
Комментарии

Осенью прошлого года РАН выбрала себе нового президента, и тот стал добиваться прямого отката части исходной реформы — это позволило бы академии получить статус «главной по науке» при Министерстве образования и науки (прямо сейчас Госдума снова обсуждает поправки в закон о РАН). Но в мае министерство разделилось на два, и все научно-исследовательские институты, вместе с контролировавшим их Федеральным агентством научных организаций (ФАНО), перешли к новому Министерству высшего образования и науки: теперь именно оно будет заниматься управлением всей наукой в стране. Можно ли на этом поставить точку в болезненной истории о реформе РАН? «Чердак» поговорил с участниками и зрителями процесса о том, закончилась ли реформа и в чем именно она заключалась.

Действующий вице-президент РАН Алексей Хохлов (год назад он выставлял свою кандидатуру на пост президента РАН) заявил «Чердаку», что, с его точки зрения, пока влияние реформы на собственно научную деятельность не очень заметно. «Проведенные преобразования касалась только верхнего уровня управления, они не дошли не только до отдельного ученого, но и даже до лабораторий внутри академических институтов. Я могу сказать, что как мы работали до 2013 года, так мы и продолжаем работать: какие-то общие вещи, связанные с управлением, изменились, но ученые как индивидуумы не очень это чувствуют», — сказал Хохлов.

Экс-президент РАН Владимир Фортов, 30 лет назад избранный академиком и возглавлявший РАН c 2013 по 2017 год, считает, что невозможно сказать, завершена ли реформа. «Если цель реформы — улучшить условия работы научных сотрудников, то, конечно, этого достигнуто не было. Если [цель была] улучшить производительность труда, эффективность нашей науки, этого тоже достигнуто не было, я считаю». [ ... ]

Читать полностью

Жужжащий прессинг

Что за мошкара атаковала гостей Волгограда в разгар ЧМ-2018 и почему это было неизбежно

Тучи противных кусающихся мошек каждое лето заполняют многие российские города, но в этом году привлекли к себе особое внимание в Волгограде, где они атаковали участников и гостей чемпионата мира по футболу и озадачили иностранных журналистов. Корреспондент «Чердака» разобралась, откуда берутся мошки и почему большинство методов борьбы с насекомыми против них не помогает.
Добавить в закладки
Комментарии

Тысячи их

«Они меня облепили. Я их чувствую в волосах, и в горле, и в ушах. Это ужасно! Вчера был ветер, и мошки улетели. Так что, пожалуйста, ветер, подуй откуда-нибудь!» — жаловался британский репортер Герант Хьюз во время прямого включения из Волгограда. Другие корреспонденты тоже отметили этот досадный феномен. Мошки любят жаркую безветренную погоду — как раз такую, которая установилась в Волгограде во время проведения чемпионата.

Читать полностью