Текст уведомления здесь

Революционерки, студентки, профессорки

Как борьба женщин за равноправие привела к возникновению академической дисциплины

8 Марта изначально появилось в календаре усилиями первых феминисток, причем именно наши соотечественницы сделали из локальной политической акции международный праздник. Спустя полвека феминистские движения сделали еще кое-что — создали новую академическую дисциплину, изначально получившую титул «женских исследований». «Чердак» разбирается, как борьба за эмансипацию женщин подарила нам понятие гендера и что нового благодаря этому поняло о себе человечество.
Добавить в закладки
Комментарии

Женский протест

«Женский день» изначально учредила Социалистическая партия Америки, но это было еще 28 февраля 1909 года, так как праздник с сопутствующими политическими мероприятиями предлагалось привязать к последним выходным февраля. Позже, в военном Петрограде 1917 года в последнюю февральскую субботу прошел женский марш под лозунгом «Хлеба и мира», а спустя четыре дня император Николай II подал в отставку, власть перешла ко Временному правительству, которое после еще одного массового женского митинга (40 тысяч участниц) предоставило право голоса всем безотносительно пола.

Красный флаг в 1914 году был прежде всего символом социалистических движений — именно к ним во многих странах примыкали суфражистки. Иллюстрация — Karl Maria Stadler
Красный флаг в 1914 году был прежде всего символом социалистических движений — именно к ним во многих странах примыкали суфражистки. Иллюстрация — Karl Maria Stadler

Вдохновленные эффектом и как минимум поначалу активно поддерживающие движение за эмансипацию женщин большевики сделали праздник национальным, а уже затем этот праздник стал отмечаться как международный в привычную нам дату. Таким образом, празднование 8 Марта довольно-таки тесно связано с российской историей. Кроме того, по своей сути это не столько «день хранительниц домашнего очага», сколько революционно-политический праздник — в тот момент, когда он зародился, женщины могли голосовать только в очень немногих странах, а даже гениальным исследовательницам зачастую приходилось работать в университетах нелегально. Эмми Нётер, одной из величайших фигур математической физики XX века, попасть в Геттингенский университет не помогла даже рекомендация знаменитого к тому моменту Давида Гильберта (именно он, в частности, консультировал Эйнштейна); Нётер читала лекции нелегально и без зарплаты. В Гарварде, одном из лучших университетов США, первая женщина-«профессорка» появилась в 1919 году, но до должности заведующей кафедрой первая женщина в этом вузе добралась лишь в 1948-м.

Лиза Мейтнер. В берлинском Химическом институте ей выделили бывшую столярную мастерскую в подвале с отдельным входом, дабы нога женщины не ступала на запретную территорию научного центра; до 1912 года работала без зарплаты. Позже именно она продемонстрирует деление ядра атома урана, но покинет гитлеровскую Германию и откажется работать в ядерной программе США из-за пацифистских убеждений. Фото: Smithsonian Institution Archives, 1946-й
Лиза Мейтнер. В берлинском Химическом институте ей выделили бывшую столярную мастерскую в подвале с отдельным входом, дабы нога женщины не ступала на запретную территорию научного центра; до 1912 года работала без зарплаты. Позже именно она продемонстрирует деление ядра атома урана, но покинет гитлеровскую Германию и откажется работать в ядерной программе США из-за пацифистских убеждений. Фото: Smithsonian Institution Archives, 1946-й

Женские движения, которые и принесли нам праздник 8 Марта, добились своей первоочередной цели — избирательного права для женщин — в первой половине XX века, хотя многие страны подписали соответствующие законы еще позже. В 1930-е годы активность суфражисток несколько стихла, но после Второй мировой войны их сменило то, что ныне называют второй волной феминизма: новым требованием была равная оплата за равный труд, доступ к карьерному росту, защита от систематического насилия и просто признание заслуг женщин в истории человечества. Во всех этих направлениях было чем заняться: закон, прямо запретивший дискриминацию в оплате труда, приняли в тех же США лишь к 1963 году. А до этого, в 1949-м, средний оклад женщин-инженеров составлял $ 2833 против $ 4577 у мужчин; да и вообще женщины в науке или инженерном деле, не говоря уж о политике и руководящих постах, были скорее исключением, чем правилом. По нашу сторону океана ситуация была немногим лучше, и лишь страны социалистического лагеря могли похвастаться если не окончательным решением проблемы дискриминации, то хотя бы массовым вовлечением женщин в квалифицированный оплачиваемый труд, науку и политику. Но СССР, в общем-то, ничего иного и не оставалось: Великая Отечественная война привела к дефициту мужчин в гораздо большем масштабе, чем в США или даже непосредственно попавшей под немецкие бомбы Западной Европе.

К началу 1940-х СССР отличался высоким уровнем гендерного равноправия. Это сказалось на армии: если в американской армии женщины были только на вспомогательных должностях, то в рядах РККА было немало женщин-военных. Снайпер Людмила Павличенко (на фото), например, убила 309 солдат и офицеров противника. Фото: Израиль Озерский / Фотохроника ТАСС
К началу 1940-х СССР отличался высоким уровнем гендерного равноправия. Это сказалось на армии: если в американской армии женщины были только на вспомогательных должностях, то в рядах РККА было немало женщин-военных. Снайпер Людмила Павличенко (на фото), например, убила 309 солдат и офицеров противника. Фото: Израиль Озерский / Фотохроника ТАСС

Прорыв в академическую среду

В 1960-е годы вторая волна феминизма наконец докатилась до академического сообщества и породила woman studies, женские исследования. Поначалу это были группы ученых, которые составляли биографии выдающихся женщин, искали забытые и незаслуженно отброшенные на свалку мужской истории произведения. Дух их работы передает эссе Линды Нохлин «Почему не было великих художниц» 1971 года. Эта работа была опубликована поначалу в книге с говорящим названием Woman in Sexist Society: Studies in Power and Powerlessness («Женщина в сексистском обществе: исследования власти и бессилия»), но позже стала классическим текстом, вошедшим едва ли не во все академические курсы гендерных исследований. Приведем две цитаты из русского перевода статьи — на их примере видно, как Нохлин обращается к конкретным историческим фактам для ответа на свой общий вопрос.

Цитата #1: «Ответ, почему же не было великих женщин-художниц, кроется не в природе индивидуальной гениальности или в ее недостатке, но в природе существующих социальных институтов и того, что они запрещают или поощряют в отношении разных общественных классов и групп. Рассмотрим для начала такой простой, но необходимый предмет, как свободный доступ женщины — начинающей художницы — к обнаженной модели в период от эпохи Возрождения и почти до конца XIX в., когда тщательное и продолжительное обучение рисованию обнаженной натуры составляло основу художественного ученичества для любого молодого художника. <> Еще в 1893 г. „дамы“ — студентки Королевской академии в Лондоне — не допускались на занятия рисунком с обнаженной натуры, а позже, если их туда пускали, модель должна была быть „частично задрапирована“. <> Их положение было сходно с положением студента-медика, которому запретили бы анатомировать или даже просто наблюдать нагое человеческое тело».

Цитата #2: «В популярной в свое время в Америке и Англии книге домашних советов миссис Эллис „Семейный советчик и домашний наставник“ (The Family Monitor and Domestic Guide), опубликованной в первой половине XIX в., автор предостерегала женщин от соблазна чрезмерно преуспеть в любом занятии».

«Женские исследования» проводились через призму феминистcкой оптики, и это было закономерно: те, кто ими занимался, выросли в мире, активно выталкивающем женщин из науки и политики. Поиски великих женщин прошлого приводили к вопросу о том, почему же их было так мало, а это, в свою очередь, заставляло говорить про системный характер неравенства. Проблемы не ограничивались каким-то одним государством или сообществом: и в медицинской школе Гарварда XIX столетия противились идее принимать женщин, и Софья Ковалевская уехала из Российской империи потому, что там было запрещено принимать женщин в высшие учебные заведения. А Маргарет Энн Бакли была прекрасным врачом и дослужилась в Британской империи аж до чина полковника-лейтенанта (аналог нашего подполковника), но лишь потому, что ходила в мужской одежде и вплоть до самой смерти была известна как Джеймс Барри; британские власти не афишировали этот факт до 1958 года. В феминистских критических работах заговорили о связи распределения власти с полом, о том, как половые отличия порождают социальные, — так в семидесятые годы в академическую среду пришло понятие гендера.

После пола

Самое простое, хотя и не самое корректное определение гласит, что гендер — это социальный пол. Иными словами, есть пол как совокупность биологических признаков, а есть то, что приобретается под влиянием воспитания и культуры: мы рождаемся с разными гениталиями и разным телом, но мнение о том, допустимо ли носить юбку, формируется уже вовсе не на основе биологических факторов. Гендер проявляется в выборе одежды, профессии, слов и выражений, а также многого другого. Например, в своей книге Gender Advertisement социолог Ирвин Гофман проанализировал позы и жесты персонажей рекламных фотоснимков и вывел ряд фундаментальных гендерных закономерностей. Женщин, например, в рекламе чаще изображают сидящими ниже мужчин, женщины на фотографиях из книги Гофмана чаще улыбаются и вообще проявляют эмоции, а когда типичную рекламу с участием фотомоделей-женщин переснимают, заменив фотомоделями-мужчинами, выглядит это более чем специфически.

«Я хочу голосовать, но моя жена меня не пускает». Открытка 1909 года призвана показать мужчинам то, чем для них обернется движение суфражисток. С точки зрения гендерных исследований мы видим игру с гендерным дисплеем: мужчина занят «женским» делом и, кажется, у него подозрительно яркие губы
«Я хочу голосовать, но моя жена меня не пускает». Открытка 1909 года призвана показать мужчинам то, чем для них обернется движение суфражисток. С точки зрения гендерных исследований мы видим игру с гендерным дисплеем: мужчина занят «женским» делом и, кажется, у него подозрительно яркие губы

Биологических причин, по которым мужчине нельзя носить штаны в обтяжку, на самом деле не существует. Более того, в ряде ситуаций именно такая одежда оказывается предпочтительна как раз в силу мужской анатомии. Однако наши культурные установки заставляют ограничивать «гендерные нарушения» классом для йоги или спортивным залом. Гендер диктует человеку, как выглядеть, чем заниматься, что говорить, какую аватарку ставить в соцсетях и как сидеть за столом — все это не тождественно полу.

Выделение гендера привело к настоящему прорыву на стыке антропологии с социологией, недаром в обширной «Социологии» Энтони Гидденса этому понятию уделяется целая глава. Социальная система, делящая мир на «женский» и «мужской» (или на большее число категорий), является частью любого известного науке общества. Она связана с фундаментальными вопросами распределения ресурсов, с воспроизводством потомства и воспитанием, так что без гендерного измерения многие гуманитарные проблемы попросту не решаются.

Если говорить, к примеру, о современных российских реалиях, то гендерная проблематика возникает в контексте изучения трудовой миграции, родительства, изменяющегося института семьи, домашнего труда, романтических взаимоотношений и выбора профессии подростками. Все это исследуется российскими социологами, антропологами и психологами. Примером может быть, в частности, сборник «Новый быт в современной России» со статьями про труд нянь, потребительские практики среднего класса, взаимодействие гинекологов и пациенток, участие отцов в родах и даже практику пеленания детей. Другие исследования — это, например, «Насилие над женами в российских семьях», «Заботливый дом: уход за пожилыми родственниками и проблемы совместного проживания» или «Православные медиа: гендерный аспект».

Что дальше

Теоретическая база и гендерных исследований как академической дисциплины, и феминизма как общественно-политического движения продолжает развиваться. Вторую волну феминизма сменила в 1990-е годы третья, а в последнее время говорят и о четвертой, отличающейся фокусом на новых медиа. Гендерная концепция, которая в свое время сменила полоролевую модель, была дополнена и расширена, а поле гендерных исследований расширилось и теперь включает изучение как маскулинности, так и небинарных гендерных идентичностей (вводная антология Transgender Studies Reader насчитывает два тома по 50 текстов). Курсы гендерных исследований охватывают такие дисциплины, как экономику, культурологию, социологию, антропологию, психологию и медицину — зачастую только их комбинация дает адекватный ответ на поставленные вопросы.

Джудит Батлер, одна из ключевых фигур в феминисткой и гендерной теории последних десятилетий. Согласно ее работе «Гендерное беспокойство», наш гендер воспроизводится и закрепляется в ходе постоянных перформативных, повторяемых индивидом публичных актов. Фото: University of California, Berkeley
Джудит Батлер, одна из ключевых фигур в феминисткой и гендерной теории последних десятилетий. Согласно ее работе «Гендерное беспокойство», наш гендер воспроизводится и закрепляется в ходе постоянных перформативных, повторяемых индивидом публичных актов. Фото: University of California, Berkeley

Может ли женщина ездить на велосипеде? Не помешает ли развитая иннервация матки работать на выборной должности? После того как наши прабабушки переехали в города, начали зарабатывать деньги, получать образование и участвовать в политических процессах, эти «острые гендерные вопросы» с газетных страниц 1900-х годов выглядят смешно и нелепо. А что будет дальше? Если учесть прогресс биотехнологий, слова из провокационной публицистической книги «Диалектика пола» Суламифи Файерстоун кажутся уже не частью политического памфлета: канадская феминистка в 1970 году сказала, что настоящая гендерная революция произойдет тогда, когда женщины освободят себя от биологического бремени воспроизводства. Получение половых клеток из стволовых путем перепрограммирования уже стало реальностью, пусть и на мышах; искусственная матка находится в стадии разработки; британская специалистка по репродуктивным технологиям и биоэтике Аарти Прасад пишет в своей книге Like a Virgin, что эти технологии — удел буквально ближайших поколений. По осторожным оценкам, наши правнучки смогут стать папами — и что тогда будет с институтом семьи, как он трансформируется?

Женщина по фамилии Харауэй, которая в аниме Ghost in the Shell (недавний фильм «Призрак в доспехах» снят по его мотивам) появляется в качестве криминалистки и эксперта по киборгам, срисована с Донны Харауэй, философа и основательницы киберфеминизма. В 1984 году она написала «Манифест киборгов», где размышляла о постгендерном мире био- и информационных технологий. Кадр из аниме Ghost in the Shell 2: Innocence
Женщина по фамилии Харауэй, которая в аниме Ghost in the Shell (недавний фильм «Призрак в доспехах» снят по его мотивам) появляется в качестве криминалистки и эксперта по киборгам, срисована с Донны Харауэй, философа и основательницы киберфеминизма. В 1984 году она написала «Манифест киборгов», где размышляла о постгендерном мире био- и информационных технологий. Кадр из аниме Ghost in the Shell 2: Innocence

Понимание того, как мы пережили и переживаем другие глобальные изменения, от урбанизации до финансовых кризисов, должно помочь нам не потерять себя в изменениях, которые еще не произошли.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Радиорезистентность — в массы!

Коллаборация ученых опубликовала стратегию по повышению устойчивости к радиации человека в космосе

Cпециалисты из Московского физико-технического института (МФТИ) совместно с коллегами из 29 организаций со всего мира составили стратегию по повышению радиорезистентности человека. Статья с девизом в названии «Viva la radioresistance!» («Да здравствует сопротивление радиации!») была опубликована в научном журнале Oncotarget в начале февраля.
Добавить в закладки
Комментарии

Группа ученых собирается повысить устойчивость людей к космической радиации, дабы она не препятствовала землянам в покорении далеких пространств и колонизации Марса. Для этого они создали стратегию будущих исследований по защите космонавтов от излучения. Она включает лекарственную терапию, генную инженерию и технологию гибернации. По мнению авторов стратегии, радиация и старение разрушают организм схожими методами, а следовательно, способы борьбы с одним могут действовать и против другого.

Невидимый враг

Человечество нацелилось колонизировать Марс: SpaceX Илона Маска обещает доставить человека на красную планету уже в 2024 году, однако некоторые существенные проблемы таких межпланетных полетов до сих пор не решены. Так, одной из основной опасностей для здоровья космонавтов является космическая радиация.

Ионизирующее излучение повреждает биологические молекулы, в частности ДНК, что приводит к различным нарушениям нервной системы, сердечно-сосудистой системы и, главным образом, к раку. Известно, что некоторые организмы чрезвычайно устойчивы к разрушительным эффектам излучения, то есть обладают высокой радиорезистентностью. Ученые предлагают вооружиться последними достижениями биотехнологий и повысить радиорезистентность человека, чтобы он мог покорять просторы глубокого космоса и колонизировать другие планеты. [ ... ]

Читать полностью

Знаю, в чем сила

Чем занимаются школьники на инженерной олимпиаде в Сочи

С 23 по 28 февраля в образовательном центре «Сириус» проходил финал инженерной олимпиады Национальной технологической инициативы (НТИ) для школьников. Корреспондент «Чердака» побывала на олимпиаде, чтобы выяснить, кто ездит в Сочи строить подводных роботов, проектировать городские энергосистемы и программировать спутники связи.
Добавить в закладки
Комментарии

Мальчик сидит за столом, его глаза закрыты. На его голове повязка с электродами, которые регистрируют альфа-ритмы мозга. От повязки к неподвижной машинке тянется провод. Чтобы заставить ее сдвинуться с места, мальчику нужно успокоить дыхание и мысли — только тогда сигнал на электродах станет достаточно велик. «Почувствуй силу, бро», — подбадривают его друзья. Через несколько секунд машинка трогается. Мальчик победно улыбается — и одного этого достаточно, чтобы машинка снова замерла.

Так проходит обычный вечер в образовательном центре «Сириус». «Сириус» расположен на набережной в Сочи, всего в сотне метров от привычных курортных развлечений: шашлычных, тиров и фотографий с обезьянкой на память. Впрочем, февральская набережная немноголюдна, многие кафе и ларьки закрыты, их окна покрыты слоем пыли. Зато в «Сириусе» кипит жизнь. Школьники со всей России собрались здесь на финал инженерной олимпиады Национальной технологической инициативы (НТИ). Три дня они будут делать подводных роботов, планировать устройство городской энергосистемы, учиться управлять бионическими протезами и с помощью машинного обучения предсказывать развитие рака.

Девиз олимпиады НТИ — «Мы из будущего». Дети из будущего называют команду «Федоров Мирон Янович» — в честь рэпера Оксимирона. У одной из участниц камера ноутбука заклеена портретом Илона Маска — ее команда собирает микроспутник. В фотозоне все хотят сделать снимок с джедайским мечом в руках. На вопрос о том, какие изобретения появятся к 2035 году, кто-то отвечает: «Хотел бы воплотить в жизнь портал-пушку из Рика и Морти».

Организатор олимпиады знакомит нас с постоянным участником: «Это Илья, в этом году он привез на олимпиаду команду и укулеле». Кому-то повезло меньше: команды знакомых у них не было и искать компанию им пришлось в группе олимпиады в ВК. «Ищу порядочного биолога третьим участником в команду», «Срочно! Ищу команду, мотивированную на победу», «Ищу команду, с меня расчеты и сборка, теплые объятия и веселая обстановка)», «Ищу команду. 11 класс. На С++ с рождения». Многие из этих ребят впервые встретятся вживую только в финале — всего за пару дней до начала итоговых соревнований. [ ... ]

Читать полностью

Человек нашего времени

Большой текст о том, за что Стивена Хокинга любит и уважает человечество

Сегодня умер Стивен Хокинг, физик-теоретик и, без всякого сомнения, фигура мирового значения не только для науки. Фамилию Хокинга, в отличие от многих его коллег и соратников, научные заслуги которых не менее велики, знают многие из тех, кто вообще не интересуется наукой. «Чердак» рассказывает о том, каковы слагаемые культурного эффекта, произведенного Стивеном Хокингом на человечество.
Добавить в закладки
Комментарии
Фото: Lwp Kommunikáció / flickr / CC BY 2.0
Фото: Lwp Kommunikáció / flickr / CC BY 2.0

Стивен Уильям Хокинг родился 8 января 1942 года в Оксфорде, куда его семья переехала из Лондона из-за немецких бомбежек. Физикой и математикой Хокинг интересовался уже в старших классах, в 1962 году окончил физический факультет Оксфорда, а в 1966 году получил докторскую степень в Кембридже, где изучал космологию.

Через год после окончания Оксфорда Хокингу диагностировали боковой амиотрофический склероз (БАС) — хроническое заболевание центральной нервной системы, которое обычно развивается очень быстро и приводит к полному параличу и смерти. Однако у Хокинга была редкая ее разновидность, которая развивалась медленно, и, несмотря на первоначальные прогнозы врачей, ученый прожил с ней более полувека. Пока это один из двух известных случаев такого медленного течения БАС (второй случай — 48-летний американский гитарист-виртуоз Джейсон Беккер).

В 1985 году Хокинг после воспаления легких перенес операцию на трахее, потерял способность говорить и стал пользоваться синтезатором речи. Последние 20 лет он управлял компьютером инвалидной коляски с помощью датчика, закрепленного у мимической мышцы щеки — единственной, сохранившей подвижность. В августе 2014 года Хокинг поучаствовал во флешмобе Ice Bucket Challenge, призванном привлечь внимание к его болезни и собрать средства на изучение ее причин: врачи не рекомендовали физику обливаться из-за перенесенной пневмонии, но за него это сделали его дети. [ ... ]

Читать полностью