Текст уведомления здесь

5 минут о стыде и смущении

Чем стыд отличается от смущения? Какие государства используют стыд как метод управления общественным сознанием и для чего, вообще говоря, нам эти неприятные эмоции? Об этом рассказывает в своем новом выпуске Маша Осетрова.
Добавить в закладки
Комментарии

Всем привет, я Маша Осетрова, и сегодня я расскажу вам о том, зачем нам нужен стыд.

Каждому из нас когда-нибудь было стыдно: может быть, за съеденную тайком от мамы конфету, разбитое окно или другое тайное, все-таки ставшее явным. Чем взрослее мы становимся, тем серьезнее становятся проступки, за которое нам следовало бы стыдиться, но, странное дело, глядя на некоторых людей, кажется, что им вообще неведомо подобное чувство.

Советский режиссер Андрей Тарковский считал, что «стыд — то чувство, которое спасет человечество». Спустя десятки лет с этим мнением согласилась Дженнифер Джекет — доцент кафедры экологических исследований Нью-Йоркского университета. В своей книге «Зачем нам стыд» исследовательница рассказывает о силе этой, казалось бы, немодной в наше время эмоции.

Что мы понимаем под словом стыд? Говоря о стыде как о спасительной силе, Дженнифер Джекет имеет в виду то чувство, которое человек испытывает, когда его неприглядный поступок выставлен напоказ, предан огласке. По ее мнению, именно такая форма стыда имеет достаточную сила для развития и изменения общества.

При этом важно понимать, что стыд не равен вине. В отличие от стыда, побуждающего соответствовать общественным нормам, мы ощущаем вину, нарушая свои внутренние принципы. Вина является краеугольным камнем совести.

Интересно, что стыд и вина имеют разную социальную значимость в восточной и западной культуре. На Востоке, при наличии жесткой иерархии в обществе, стыд является главным инструментом общественного контроля. Напротив, в индивидуалистичной цивилизации Запада вина куда важнее стыда. Люди считают себя автономными и мало зависимыми от общества и в своих действиях руководствуются, как правило, внутренним компасом.

Так, в списке 52 наиболее популярных и актуальных эмоций, который попросили составить носителей коллективистского сознания, стыд занял второе место. А в списке индивидуалистов из Южной Калифорнии — аж 49-е, между «огорчением» и «презрением».

В значительной степени развитию системы репутации и стыда помогло развитие речи. Умение говорить позволило людям манипулировать общественным статусом при помощи сплетен и слухов.

Следующий, почти равный по силе толчок системе репутаций дало появление социальных технологий, резко увеличившее масштаб и скорость распространения слухов. Таким образом оружие воздействия на репутацию перешло от лидеров и общества к рядовым его членам.

Существует мнение, что стыд — всего лишь «примитивная эмоция, в отдаленном прошлом служившая адаптивной функцией нашим дальним предкам». По сравнению с ним вина — эмоция более молодая, появившаяся у человечества около 40 000 лет назад одновременно с обретением способности к созданию символических объектов.

В современном обществе вина несколько превалирует над стыдом, и на то есть несколько причин. Во-первых, переход к более индивидуалистическому обществу. Во-вторых, то, что вина значительно менее затратное наказание: для его применения буквально ничего не нужно — провинившийся член общества сам себя изведет.

И наконец, третья, несколько спорная причина состоит в том, что вину можно назвать более нравственным средством воздействия. В том время как вина побуждает брать на себя ответственность за свои поступки, под воздействием стыда человек старается скрыться от всеобщего осуждения.

Профессор права Джеймс Уитмэн — один из противников использования стыда как средства наказания: по его мнению, государство таким образом делегирует часть своих обязанностей обществу (ибо без общества неоткуда взяться общественному осуждению). А толпа может вести себя неуправляемо и неконтролируемо.

Стыд лучше подходит для решения коллективных проблем, и порой дожидаться появления чувства вины у всех «паршивых овец» просто некогда. На сегодняшний день некоторые государства успешно используют стыд в общественных целях — к примеру, для более эффективного сбора налогов в некоторых штатах США.

Кроме того, стыд — очень честная эмоция. В отличие от многих других его практически невозможно сымитировать: мало кто способен резко покраснеть по собственной воле. Эксперименты показывают, что способность испытывать стыд — врожденная. Вероятно, на каком-то этапе эволюции она стала весьма полезной.

Эксперименты показывают, что большинство людей плохо распознают стыд. Основные его признаки — опущенные уголки рта, взгляд в пол, поднятые плечи. Человек, которому стыдно, в целом ссутуливается и подается вперед.

Наиболее близкая эмоция, с которой можно перепутать стыд, — смущение. Но смущенный человек чаще улыбается, потирает лицо, у него начинают бегать глаза.

На этом все, читайте умные книги, слушайте свою совесть, читайте портал «Чердак» и смотрите следующее видео, в котором я расскажу вам о том, на что готовы люди ради подчинения авторитету.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы