Текст уведомления здесь

В двух минутах от апокалипсиса

Почему ученые снова приблизили стрелки «Часов Судного дня» вплотную к полуночи

«Часы Судного дня» снова показывают то же время, что и после испытаний первых водородных бомб. В чем эксперты видят угрозы уничтожения человечества и почему мы движемся к катастрофе, а не от нее?
Добавить в закладки
Комментарии

«Часы Судного дня» — символическая оценка угрозы полного ядерного апокалипсиса, которую придумали в «Бюллетене ученых-атомщиков» (Bulletin of Atomic Scientists), американском журнале о глобальной безопасности. Бюллетень, в свою очередь, был основан бывшими участниками Манхэттенского проекта и вначале назывался «Бюллетень чикагских ученых-атомщиков». В редколлегии журнала (бюллетень стал журналом в 47-м, сохранив название) — Альберт Эйнштейн, Роберт Оппенгеймер, Лео Сциллард, Бертран Рассел, Николай Семенов и другие блестящие ученые. Первым редактором бюллетеня стал профессор Университета Чикаго Евгений Исаакович Рабинович. Он же, советуясь с другими редакторами и учеными, и принимал самостоятельное решение, где должны в данный момент находиться стрелки.

После его смерти в 1973 году порядок принятия решения изменился, что привело к росту популярности «часов». С тех пор общередакционный совет (Bulletin's Science and Security Board) встречается два раза в год, чтобы обсудить, стоит ли переводить стрелки. Для обсуждений они привлекают и т.н. Совет попечителей бюллетеня, в котором в данный момент состоят 15 лауреатов Нобелевской премии, и некоторое количество внешних экспертов, точный состав которых не публикуется. Всего с 1947 года стрелки были переведены 24 раза (включая первую установку).

В 1947 году, когда часы в первый раз были напечатаны на обложке журнала, их стрелки показывали семь минут до полуночи. Положение стрелок было продиктовано «ощущением» художницы Мартил Лэнгсдорф, жены одного из участников Манхэттенского проекта. Метафорой близящейся полуночи на циферблате она пыталась передать то напряжение и тревогу, с которыми ее муж с коллегами обсуждали необходимость объяснить широкой публике угрозы, «зашитые» в ядерные технологии. Времени, как поняла Мартил из разговоров ядерщиков, у человечества оставалось совсем немного. Ее интерпретация возражений у редакторов не вызвала.

В 1949 году, когда Советский Союз успешно испытал свою ядерную бомбу, стрелка часов резко скакнула вперед, сразу на три минуты, встав на 23:57. А в 1953 году, после почти одновременных испытаний термоядерного оружия в США и Советском Союзе, ученые передвинули минутную стрелку в положение «две минуты до полуночи» — ближе этого к концу света за все время существования часов минутная стрелка никогда не вставала. Во время Карибского кризиса мир был, пожалуй, в нескольких секундах от ядерной войны, но, поскольку кризис разрешился всего за месяц, часы не успели сменить свои показания.

К повторению рекорда 53-го года часы почти подошли в 1984 году, встав на 23:57 — отношения между Советским Союзом и правительством Рональда Рейгана в то время были как никогда прохладны (президент Рейган мог себе даже позволить в 1983 году пошутить в радиоэфире: «Я объявил Россию вне закона, через пять минут начинаем бомбардировку»). Наоборот, дальше всего от Судного дня, по мнению ядерщиков, человечество было в 1991 году, после того как Джордж Буш-старший и Михаил Горбачев подписали START, или СНВ-1 — Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. Тогда часы показывали 23:43.

Постепенно, помимо угрозы ядерной войны, эксперты стали учитывать и другие риски. Например, в январе 2007 года в перечень рисков ввели изменение климата Земли, вызванное деятельностью человека, и угрозы, связанные с развитием биотехнологий. С 1995 года человечество, по мнению экспертов «Бюллетеня ученых-атомщиков», неумолимо приближается к полуночи. За это время часы переводили вперед целых восемь раз, и только один раз — на минуту назад, в 2010 году: тогда США начали переговоры с Россией по подписанию новой версии договора по СНВ. В минувшем 2017 году, в семидесятую годовщину создания Часов, минутную стрелку передвинули на отметку двух с половиной минут до полуночи. Тогда эксперты отмечали напряженные отношения США и России, противостояние Пакистана и Индии (обе страны — члены «ядерного клуба»), продолжение ядерных испытаний в Северной Корее и усиление национализма по всему миру.

В этом году причины похожие. «В 2017 году мировые лидеры не смогли эффективно отреагировать на угрозы ядерной войны и изменения климата, что сделало ситуацию с глобальной безопасностью хуже, чем год назад, и такой же плохой, как сразу после Второй мировой войны», — пишут ученые в нынешней официальной декларации для политиков и граждан, в которой объявляют об изменении времени на часах.

Ситуацию с ядерным оружием «Бюллетень» называет острой, отмечая провокационный тон риторики Северной Кореи и США, наращивание ядерных арсеналов Индии и Пакистана, а также неопределенность вокруг политического соглашения о ядерной программе Ирана, из которого грозится выйти американский президент Дональд Трамп. Кроме того, составителей отчета беспокоит то, что в настоящее время, впервые за многие годы, США и Россия не проводят никаких переговоров по дальнейшему сокращению ядерных вооружений. Поэтому, по мнению ученых, человечество сейчас ближе к ядерной катастрофе, в том числе и случайной, чем когда-либо в истории.

Кроме того, человечество пока так и не начало снижать выбросы парниковых газов в атмосферу, а это необходимо сделать достаточно быстро, чтобы смягчить влияние человека на климатическую систему и предотвратить опасное потепление. Наконец, «Бюллетень» отмечает, что информационные технологии все чаще используются как оружие против демократических институтов свободы слова и глобальной безопасности.

«Совет бюллетеня по науке и безопасности надеется, что этот сдвиг стрелок будет воспринят именно так, как мы хотели, — как срочное предупреждение о глобальной опасности», — пишут ученые. Они призывают граждан всех стран требовать от политиков решительных действий и предлагают всех призывать их к тому в социальных сетях, используя хэштег #rewindtheDoomsdayClock («переведите стрелки Часов Судного дня»).

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы
Молодой Гитлер.Фото: Deutschland Erwache

Мыслить как диктатор

Задолго до появления профайлеров серийных убийц и маньяков ЦРУ пыталось составить психологический портрет Гитлера. А помогал им в этом «агент 488» — Карл Густав Юнг

Спецслужбы США не располагали никакими надежными источниками, близкими к фюреру, однако понять мотивацию, характер и круг интересов Адольфа Гитлера было необходимо для принятия политических и военных решений. Поэтому аналитики американской разведки пытались читать между строк «Майн Кампф», а швейцарский резидент завербовал лучшего ученика Зигмунда Фрейда — Карла Густава Юнга. Однако все усилия по созданию достоверного психологического профиля и попытки предсказать поступки одиозного нацистского лидера потерпели крах. Западным странам это стоило очень дорого.
Добавить в закладки
Комментарии

Госструктуры США периодически рассекречивает документы прошлого. Почти всегда из них убирается вся «чувствительная информация»: имена всех нераскрытых агентов, секретные проекты, о которых трудно найти сведения в открытых источниках, и так далее. Если историк направляет запрос по поводу проекта американской десятигигатонной термоядерной бомбы (200 «Царь-бомб»), которую хотели создать американские ученые, но запретил президент Эйзенхауэр, то в ответ приходят «рассекреченные по запросу» документы, в которых вымарано абсолютно все, кроме заголовка.

Тем подозрительнее выглядит недавняя публикация ведомства — описание личности Адольфа Гитлера, составленное в конце 1943 года Генри Филдом, работником Управления стратегических служб (УСС, прямой предшественник ЦРУ). Там вообще нет вымаранных кусков. Ни одного. Это очень странно. Неужели все агенты, сообщавшие американской разведке сведения о Гитлере, провалились? И насколько успешно аналитики спецслужб справились со своей задачей? Попробуем разобраться.

«Читая «Майн Кампф» между строк» [ ... ]

Читать полностью

Ловушки для диссертанта

Скорбный путь к ученой степени

Тем, кто думает получить ученую степень кандидата или доктора наук, иногда кажется, что главное — сделать хорошую работу, заслуживающую положительной оценки научного сообщества. Но они ошибаются. В преддверии собственной защиты автор написала своеобразный путеводитель для потенциальных претендентов на степень.
Добавить в закладки
Комментарии

Тем, кто более основательно знаком с практиками российской науки, кажется, что главное — соблюсти процедуру проведения защиты. Но они не совсем правы.

Главное в этом деле — не попасться. Фактически нет защит, которые нельзя аннулировать, придравшись к процедуре: правила написаны путано и неопределенно, существует много поправок, рекомендаций, выданных на семинарах Минобра и т.д. Отчасти процедурные решения, как указано в официальных документах (основной из которых — Положение о присуждении научных степеней — существует в нескольких версиях от разных годов с разной трактовкой тех или иных процедурных вопросов), отданы на откуп диссертационным советам. При этом решение диссертационного совета по такому процедурному вопросу легко может быть признано не соответствующим требованиям Высшей аттестационной комиссии (ВАК), если, допустим, вполне закономерное решение принято советом без письменного уведомления ВАК. Нюансов масса. О многих из них ученые, уже получившие свои степени, даже не догадываются.

Давайте пройдем этим скорбным путем и попробуем угадать, где расставлены ловушки для диссертанта.

Подготовка к защите [ ... ]

Читать полностью

Либо хорошее, либо ничего

Что можно сказать об ИНИОНе через три года после пожара

7 февраля 1969 года — дата официального основания Института научной информации по общественным наукам РАН (ИНИОН). 30 января 2015 года в его здании начался пожар, в ходе которого было разрушено одно из крыльев института. Восстанавливать здание ИНИОНа так и не начали, институт продолжает оставаться «бездомным». При этом так и не решен вопрос о том, стоит ли ИНИОН реформировать или вообще расформировать. Корреспонденты «Чердака» рассказывают о том, как они пытались разобраться, что же не так в «проблеме ИНИОНа».
Добавить в закладки
Комментарии

В середине января «Чердак» решил написать про ИНИОН — чем он жил в советское время и чем живет сейчас. Мы думали, что кто-то похвалит институт, кто-то покритикует — и в результате у получится более-менее объемная картинка. Мы поговорили с несколькими людьми — как в ИНИОНе, так и вне его, но в итоговый текст их комментарии не вошли: добиться от спикеров того, чтобы они озвучили под запись что-либо, помимо «все в порядке», не удалось, несмотря на то что это явно не соответствует действительности.

Расцвет ИНИОНа приходится на 1970—1980-е годы, когда он был окном в зарубежную науку для советских ученых. Институт получал современную литературу по общественным наукам и выпускал на ее основе реферативные журналы, сборники, обзоры и библиографические указатели. Значительная часть материалов рассылалась руководству страны под грифом «для служебного пользования», однако издания самого ИНИОНа цензуре Главлита не подвергались.

Современники вспоминают о тех временах с удовольствием: о бурных дискуссиях, об особом стиле обсуждений научных проблем, свободном от повсеместной идеологизации, о бешеной популярности изданий ИНИОНа и том, какими правдами и неправдами те, кто имели доступ к фонду института, передавали книги и журналы «хорошим людям», доступа не имевшим.

1977 г. В одном из читальных залов библиотеки ИНИОНа. Фото: Денисов Роман / Фотохроника ТАСС
1977 г. В одном из читальных залов библиотеки ИНИОНа. Фото: Денисов Роман / Фотохроника ТАСС

[ ... ]
Читать полностью