Текст уведомления здесь

Люди страдают от аномальной погоды, но продолжают считать ее нормальной

Чтобы привыкнуть к отклонениям от погодной нормы, нам достаточно всего двух лет

Ученые проанализировали 2 миллиарда твитов американцев и пришли к выводу, что людям достаточно двух лет, чтобы привыкнуть к климатическому сдвигу, который происходит у них на глазах. За эти два года мы перестаем считать установившуюся погоду чем-то из ряда вон выходящим — вопреки тому, что она таковой действительно является. И даже если к 2100 году в мире станет на 4 градуса теплее, это останется для нас нормальным.
Добавить в закладки
Комментарии

Глобальное потепление — процесс изменения климата, который продолжается уже несколько десятков лет. Средняя температура на планете растет начиная с эпохи индустриальной революции, уже набрав один градус по отношению к 1880 году. Этот прирост кажется незначительным, но 18 из 19 самых теплых лет за всю историю наблюдений приходится на период 2001—2019 годов, уровень моря продолжает расти, ледниковые щиты — уменьшаться, а погода — меняться. Например, весна в Россию с каждым годом приходит все раньше: устойчивый переход через ноль за последние 25—30 лет уже сдвинулся на два дня и теперь наступает примерно 28 марта.

Анатолий Лапушко / Chrdk.

Тем не менее различные опросы показывают, что далеко не 100% людей убеждены в том, что климат действительно меняется. Люди не могут признать факт глобального потепления потому, скорее, что как таковой климат в обыденной жизни мы не наблюдаем. Климат — это многолетний режим погоды, его невозможно зафиксировать одним единственным наблюдением. А поскольку, во-первых, продолжительность жизни отдельного человека не так уж и велика, а во-вторых, в течение нее мало кто ведет дневник метеорологических наблюдений (или к нему обращается), в своих оценках мы руководствуемся воспоминаниями и судим о погоде нормативно, то есть не констатируем те или иные показания на термометре или барометре, а утверждаем, что погода «хороша» или «плоха», а также сравниваем ее с чем-то еще («не то что в Оймяконе», «при Ельцине такого не было» и так далее). Временные пределы подобных норм довольно сложно установить.

Тем не менее за это взялись североамериканские исследователи. В качестве базы нормативных суждений они использовали огромный архив социальной сети Twitter. Ученых интересовало, как часто за последние годы широкая общественность обращала особое внимание на «ненормальную» погоду, чтобы понять, как быстро сдвигаются представления о ее «эталоне» в представлениях людей.

Исследователи анализировали все сделанные в США твиты между мартом 2014 года и ноябрем 2016-го — 2,18 миллиарда сообщений, которые оставили почти 13 миллионов пользователей. Просеяв их через фильтр по ключевым словам, а после разметив оставшиеся вручную, ученые получили выборку в 6000 твитов, которые как-либо оценивали погоду. Кроме самих сообщений, в распоряжении исследователей были место, откуда твит был отправлен, и дата публикации.

Те высказывания, в которых связанные с погодой термины не употреблялись напрямую, авторы оценивали при помощи классификационных методов лингвистического анализа. Они помогали понять, как авторы этих твитов относились к погоде — положительно или отрицательно. Также, взяв данные о климате исследовательского проекта PRISM, ученые сопоставили твиты и климатические данные, чтобы понять, на какие погодные условия вообще обращали внимание пользователи соцсети, а также в какой момент и какие именно погодные аномалии становились для людей ненормальными. Объединенные данные авторы разбили на группы по территориальному признаку, по округам, с временным интервалом в неделю.

Сразу же выяснилось, что температура воздуха напрямую влияет на частоту постов о погоде. Причем чем теплее или холоднее по отношению к климатической норме (за нее ученые брали уровни 30-летней давности, 1981—1990 гг.) была аномалия, тем чаще погоду упоминали в твиттере.

Внимание пользователей привлекали отклонения не только от нормы, но и от относительно недавней погоды. Особенно болезненно в твиттере реагировали на «разрывы шаблонов». Так, если температура за окном пользователя была явно прохладнее, чем в предыдущие пять лет, то он чаще сообщал об этом своим читателям. Если же погода была явно теплее, то она не удостаивалась такого же внимания. Верно было и обратное: в регионах, где последние годы холодало, еще большее похолодание воспринимали прохладно, в то время как потепление вызывало жаркое обсуждение.

Пристальнее взглянув на наиболее экстремальные отклонения от нормы — теплее на 28 и холоднее на 13 градусов, — ученые обнаружили, что подобные случаи вызывают большое внимание. Это, в частности, объясняется тем, что подобные пики температур уже влияют на общество: от банального экономического эффекта (например, снегопад и морозы парализуют движение транспорта) до повышения уровня смертности.

Интересная деталь, однако, кроется в том, что, если аномалия происходит во второй раз, пользователи обращают на нее гораздо меньшее внимание. На пятый год аномальных холодов в прохладный сезон никакого всплеска активности в твиттере местных пользователей уже не было. С жарой в теплый сезон «угасание» коллективной памяти показало более необычную динамику: внимание к аномальной жаре почти обнулялось уже примерно через два года, а потом снова немного подрастало, второй раз пересекая отметку «никакого изменения среднего числа твитов о погоде» где-то в районе шестого года. С опорой на это исследователи заключают, что для «нормализации» погоды людям оказывается достаточно от двух до восьми лет.

Исследователи выдвигают две гипотезы о том, чем можно объяснить такой эффект. Первая гласит, что мы быстро адаптируемся к изменениям, чтобы снять негативные эффекты (как физиологические, так и психологические) температурных аномалий. Например, одеваемся теплее или меняем свои ожидания от погоды в тот или иной сезон. Соответственно, из-за этого эффекты аномальной температуры в следующий раз действуют на нас в гораздо меньшей степени, причем настолько, что мы их даже не замечаем. Другая версия ученых чуть более минималистична. Она гласит, что за такой срок жизнь нас ничему не учит и мы адаптируемся только психологически. То есть однажды отметив аномалию, мы быстро принимаем установку «будет хуже» и дальше никак не удивляемся тому, что это «хуже» действительно случается, вместе со всеми реальными следствиями из этого, будь то банальное неудобство или даже серьезные происшествия.

Чтобы проверить свои гипотезы, ученые провели лингвистический анализ того, как менялся тон высказываний о погоде при повторяющихся аномалиях. Предыдущие исследования подобного рода показали, что в среднем отношение людей к подобным событиям оставалось неприязненным. Это довольно явно указывает на то, что погодные аномалии негативно влияют на наше настроение и самочувствие. Теперь исследователи выяснили, что степень отклонения температуры от климатической нормы коррелирует с негативом в твитах, независимо от того, идет речь о холодах или жаре. При этом пользователи не привыкают к таким изменениям: пропорция негативных твитов о погоде не менялась с течением времени, даже если «адские морозы» продолжаются пятый или десятый год. Поэтому ученые пришли к выводу, что верна их вторая гипотеза: мы просто привыкаем страдать от аномально меняющихся температур и начинаем считать это нормой.

Ученые сравнивают полученные ими данные с феноменом «лягушки в кипятке» — ситуацией, при которой условия изменяются настолько медленно, что жертва ничего не делает, чтобы спастись от них. Авторы подчеркивают, что их выводы, полученные на большой выборке, лишь подчеркивают, что привыкание людей к изменениям климата губительно для них. И отмечают, что вера в то, что однажды народные массы заметят, как сильно испортилась погода, и задумаются о том, что с этим делать, рискует оказаться тщетной, и никакого «запроса снизу» на это не появится. Применив полученную формулу «привыкания» к изменению погоды к самому пессимистичному сценарию потепления до 2100 года, они увидели, что население Земли будет воспринимать дальнейшие погодные аномалии так же, как оно воспринимает нынешнее глобальное потепление. Образно выражаясь, глобальное потепление слишком не похоже на удар грома, чтобы мужик перекрестился.

В заключение авторы статьи отмечают, что дальнейшие исследования можно посвятить изучению того, насколько журналистские публикации об изменении климата влияют на широкое население. И оговариваются, что их исследование не принимало в расчет последствия глобального потепления: пожары, засухи, наводнения и другие катастрофические события.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы