Текст уведомления здесь
Так сейчас выглядит пейзаж тех мест, где много тысяч лет назад стояла крепость УзундаруФото предоставлено Институтом археологии РАН

Российские археологи уперлись в Великую Бактрийскую стену

Исследование небольшой крепости привело ученых к пониманию, что она была лишь частью громадной оборонительной системы

Древняя пограничная крепость оказалась частью протяженной системы укреплений, пронизывавших всю границу обширного древнего царства Бактрии — исторической области на сопредельных территориях Таджикистана, Узбекистана и Афганистана.
Добавить в закладки
Комментарии

Ученые Института археологии РАН вместе с Институтом искусствознания (Узбекистан) исследовали бактрийскую пограничную крепость Узундару и доказали, что она была частью большой фортификационной системы, прикрывавшей древнее государство в III веке до нашей эры от набегов кочевников. Соответствующий пресс-релиз поступил в редакцию «Чердака».

Древнее Греко-Бактрийское царство существовало в 250—125 годах до нашей эры и было одним из древнейших государств того времени. Особо выделял его среди соседей синтез восточных и западных культурных признаков — например, буддизма и типично эллинистических скульптур. Однако в силу гибели многих письменных источников, связанных с его историей, известно о нем довольно мало, что делает любые новые археологические находки весьма ценными.

В результате раскопок 2018 года ученые полностью вскрыли цитадель крепости и получили богатый археологический материал. Оказалось, что это первый и пока единственный образец восточной эллинистической крепости этого периода. Крепость поддерживала значительные гарнизоны на протяжении 150 лет подряд. История ее началась в IV веке до нашей эры, когда эта территория относилась к Бактрии, отдельной сатрапии Персидской империи. В 329 году до н.э. она вошла в состав империи Александра Великого, а после его смерти и войны полководцев Александра стала частью царства Селевкидов — самого крупного эллинистического государства на Востоке. При наместнике Диодоте царство стало самостоятельным.

Находки из УзундаруФото предоставлено Институтом археологии РАН

Долгое время ученые придерживались разных точек зрения относительно северной границы Бактрии: одни предполагали, что она проходит по Амударье, другие придерживались версии, что границы проходили выше, по отрогам Гиссарских гор. Открытия и новые данные, полученные в ходе исследования крепости Узундара, поставили точку в этом почти вековом споре и доказали, что граница проходила по горам Байсуна — севернее Амударьи. Согласно новым раскопкам 2018 года, горные цепи стали естественной границей, проходы между которыми контролировались крепостями, связанными между собой в единую систему, условно названную участниками экспедиции «Великой Бактрийской стеной».

Частью этого оборонительного рубежа также является двухкилометровый сохранившийся фрагмент крепостной стены Дарбанд, полностью перекрывающей дорогу в Бактрию с северо-запада. Она лежит в семи километрах к северу от Узундары и перекрывает долину Шуробсая от горы Сусизтаг до горы Сарымас. В 2018 года археологи обнаружили, что все ущелья от Дарбанта до Узундары и далее в древности были перекрыты мощными стенами, форпостами, башнями и крепостями, которые представляли собой единую систему оборонительной линии. В районе Узундары были обнаружены части этой единой фортификационной системы, включающей куски стен от 100 метров до трех километров длиной. Они контролировали наиболее удобные для конного пересечения проходы через ущелья.

Чтобы полностью прояснить масштабы прилегающих к раскопанной крепости стен и сооружений, ученым пришлось провести ряд маршрутных разведок и фото- и видеосъемки с помощью квадрокоптера.

Находки из УзундаруФото предоставлено Институтом археологии РАН

Узундара была узловым звеном в разветвленной системе фортификационных укреплений, выстроенных в период раннего эллинизма на границе региона по единому плану. Общая ее протяженность от горного пограничья Бактрийского царства до Амударьи — около 80 километров. Все крепости на рубеже могли обмениваться огневыми и дымовыми сигналами (костры, разжигаемые на сигнальных башнях), и вся эта система имела единое командование. Все узловые крепости Великой Бактрийской стены одинаковы по материалу постройки, по их размерам и по манере обработке камня. Таким образом, их строили в одно время и по одному плану.

Как предполагают исследователи, в начале III века до нашей эры в крепости был расквартирован гарнизон греко-македонян, который выполнял две функции: охранял оазисы Северной Бактрии от набегов кочевников и защищал власть селевкидов в регионе. Такие крепости, которые представляли собой укрепленную погранзаставу и располагались на стратегических участках обширной державы Селевкидов, назывались фрурионы. Раскопки 2018 года позволили ученым точно определить время постройки крепости Узундары. Это примерно 295—290 годы до нашей эры, время правления Антиоха I, самое начало становления Селевкидского государства.

Крепость была обитаемой примерно 150 лет. Исследователи выделили три стратиграфических этапа в жизни крепости: первый — строительство и начало обживания крепости, датируемое монетами Антиоха I (281—261 гг. до н.э.), второй — период масштабной перепланировки и ремонтов времени Евтидема I (ок. 235—200 гг. до н.э.); третий — гибель крепости во время правления Евкратида (171 г. до н.э. — 166 г. до н.э.). Установлено, что крепость состояла из четырехугольника ромбовидной формы, треугольной цитадели (филактериона), окруженной мощными двойными стенами с внутренней галереей шириной около девяти метров, и выносных стен, которые были укреплены. Внутренняя галерея шла от внешних входных ворот основной части крепости к воротам самой цитадели. Входы в них находились не на одной линии, и если противник взял бы первый рубеж обороны, то ему пришлось бы идти ко вторым воротам, обратясь боком к стреляющим в него солдатам из гарнизона цитадели. Всего в Узундаре 13 прямоугольных бастионов-башен, три из которых также были выносные.

Филактерион, центральная часть крепости, был укреплен тремя угловыми башнями и двумя бастионами с ложными стенами, маскирующими вход в крепость и затрудняющими ее обстрел. Вдоль крепостных стен на юго-западной стороне, обращенной к ущелью, то есть в сторону предполагаемого противника, находилась галерея, разделенная перегородками на отдельные помещения, в которые можно было попасть изнутри филактериона через три калитки. Основу филактериона составлял скальный комплекс — помещение с двумя объемными подвалами. Один из них, размерами 10 на 5 метров и глубиной 4 метра, был изнутри обшит свинцовыми пластинами. Обычно в таких подвалах кроме запаса продовольствия был и крупный ледник. Он предохранял продовольствие от порчи, а по мере его таяния гарнизон получал из него воду, столь нужную в период осады.

Среди прочего найдены и следы штурма, уничтожившего крепость через 150 лет после ее строительства. Среди следов — более 200 стреляных наконечников стрел и боевых дротиков. Предполагаемое место боя расположено к востоку от крепости, то есть нападавшие кочевники сначала прорвали Великую Бактрийскую стену где-то в другом месте, а уже затем, с тыла (и, возможно, благодаря этому внезапно), обрушились на гарнизон Узундары.

Воины, защищавшие Узундару, носили доспехи — во внутристенном помещении юго-западной крепостной стены археологи обнаружили панцирные пластины и два правых железных нащечника от шлемов. Эти находки чрезвычайно важны: по сути, само существование железных нащечников для доспехов эллинского типа — сенсация, так как до этого встречались лишь фрагменты из бронзы. Находки могут означать, что вооружение эллинистического типа эволюционировало не только из-за заимствований из Эллады, но и модифицировалось восточными оружейными центрами так, как сами греки его не модифицировали.

Кроме оружия археологи собрали большое количество керамики, а также богатую нумизматическую коллекцию — около 200 монет очень хорошей сохранности от монет Антиоха I и всех правителей Греко-Бактрийского царства до Диодота до Гелиокла. Монеты разного номинала — от крупных серебряных драхм до медных лепт. Такое разнообразие монет доказывает, что Бактрия в самом начале формирования царства Селевкидов входила в систему развитого денежного обращения. Большое количество монет и керамики, а также то, что они были найдены на непотревоженном памятнике, в стратификационных слоях, впервые позволяют понять, как изменялась материальная культура Бактрии под эллинским влиянием от самого начала завоевания Александра до падения государства Селевкидов.

На протяжении полутора сотен лет греческая культура на Востоке практически не менялась: одни и те же формы керамических сосудов, рыбных тарелочек, чаш существуют в почти неизменном виде. Поэтому многие исследователи отказываются от возможности проследить изменения внутри этих полутора сотен лет. Новые данные впервые позволяют решить эту сложную проблему и детальнее понять, что именно происходило в жизни Греко-Бактрийского царства.

Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы
Общий вид раскопа в Саровском городище на уровне завершения работФото предоставлено пресс-службой института археологии РАН

Город Саров оказался столицей эрзян

Пургасова волость — так именовалась в летописях территория, которую занимал народ эрзяне, возглавляемый Пургасом. В дальнейшем на этих землях возник город Саров, в котором экспедиция Института археологии РАН в этом году проводила спасательные раскопки и обнаружила много интересного.
Добавить в закладки
Комментарии

Участники Волжской экспедиции Института археологии РАН в этом году провели спасательные раскопки на месте саровского Свято-Успенского монастыря. Ученые обнаружили там предметы быта мордовских племен до первой половины XIII века, памятную мемориальную доску, изготовленную в честь канонизации Серафима Саровского, и парное захоронение мужчины и женщины — героя войны 1812 года, генерала от инфантерии Бориса Полуектова и его жены, говорится в сообщении пресс-службы Института археологии РАН.

Точная дата основания Сарова неизвестна. Официальным днем рождения города считается 16 июня 1706 года, когда был освящен первый храм Саровской обители. Однако поселение там существовало еще задолго до этого. В 1940-х годах в Сарове был организован Всесоюзный научно–исследовательский институт экспериментальной физики, который вел работу над созданием ядерного оружия, поэтому город относится к закрытым административно-территориальным образованиям страны. Из-за этого и археологические раскопки на его территории проводятся очень редко. Более того, храм Живоносного источника в составе саровского монастыря будут восстанавливать (в 1954 году он был взорван), поэтому этим летом археологи и проводили спасательные раскопки на его территории.

Еще в 1990 году ученые ИА РАН открыли в месте впадения реки Саровки в реку Сатис крупнейшее средневековое укрепленное поселение мордвы XII—XIII веков — Саровское городище. Его площадь около 44 га. Судя по данным прошлых раскопок, это было процветающее поселение, окруженное пятью линиями оборонительных сооружений. Его жители изготавливали керамику, предметы из железа и цветных металлов и занимались ткачеством. А найденные там предметы из Волжской Булгарии и древнерусских княжеств свидетельствуют о развитых торговых связях поселения. Однако в первой половине XIII века, согласно данным прошлых раскопок, поселение было разгромлено из-за нападения и прекратило существование.

Находки этого года позволили ученым установить, как именно погибло поселение. Оказалось, во время его штурма ожидаемо случился пожар. Ученые обнаружили остатки трех сгоревших домов, в одном из которых нашли частично обожженные останки человека, лежащие не в анатомическом порядке. [ ... ]

Читать полностью

Древние мигранты с Ближнего Востока заселили Европу своими собаками

Это показала митохондриальная ДНК одомашненных потомков волков.
Добавить в закладки
Комментарии

Сотрудники Зоологического института РАН и различных исследовательских учреждений Великобритании, Швеции, Франции, Румынии и других стран определили, каких собак разводили неолитические выходцы с Ближнего Востока, попав в Европу. Оказалось, что при миграции они брали собак с собой, так что после колонизации этого континента земледельцами из Плодородного полумесяца и близлежащих территорий генофонд европейских собак заметно поменялся. Научная статья по итогам исследования опубликована в журнале Biology Letters.

Авторы статьи исследовали ДНК из митохондрий 99 образцов останков собак из 37 точек раскопок со всей Евразии (хотя большая их часть была обнаружена в Европе). Возраст находок, чей митохондриальный геном секвенировали, составлял от 3 (Бронзовый век в Европе) до 15 тысяч лет (поздний палеолит). Неолитическое расселение жителей Ближнего Востока происходило 10−9 тысяч лет назад. Ученые определяли митохондриальные гаплогруппы животных — группы особей, в пределах каждой из которых набор генов в митохондриях имеет практически одинаковый состав.

Выяснилось, что до неолита европейские собаки в основном принадлежали к гаплогруппе С. В это же время ближневосточные животные чаще всего имели митохондриальную ДНК гаплогруппы D. В находках собак в Европе возрастом менее 10 тысяч лет также обнаруживаются особи, принадлежащие к гаплогруппе D, притом среди останков одного и того же возраста собак митохондриальной гаплогруппы D больше в Южной Европе, чем в Центральной, и тем более в Западной и Северной.

Такие результаты хорошо согласуются с гипотезой, что выходцы с Ближнего Востока при расселении по Европе брали собак с собой. Логично, что сначала эти люди и их питомцы прошли через юго-восток Европейского континента, а его западной и северной оконечностей достигли существенно позже. Вероятность того, что собаки митохондриальной гаплогруппы D попали в Европу без участия человека, мала: слишком быстро росла доля таких животных в неолите и после него. Чтобы достичь такой же доли животных гаплогруппы D только за счет дрейфа генов, потребовалось бы смена около 700 поколений собак, то есть примерно 2800 лет. [ ... ]

Читать полностью
Челюсть монахини из ДалхеймаMonica Tromp

Ультрамариновый зубной налет выдал в монахине средневекового иллюстратора

Это самое древнее свидетельство того, что женщины участвовали в иллюстрировании средневековых книг

Скелет, предположительно принадлежавший монахине, был обнаружен еще в 2014 году в немецком городе Далхейм. Но только сейчас удалось подтвердить, что синие пятна на зубах женщины оставил ультрамарин. Останки датируют примерно XI веком нашей эры. Это самое раннее свидетельство того, что женщинам доверяли задачи, которые поручались наиболее искусным писцам.
Добавить в закладки
Комментарии

О прошлом Далхеймского монастыря мы знаем совсем немного, лишь по отдельным упоминаниям в литературе, собственная библиотека монастыря не сохранилась. Еще меньше известно о монахинях, которые жили там в Средние века. Несмотря на то что многие женские монастыри занимались переписыванием и иллюстрированием книг, монахини редко подписывали свои работы. Даже в сохранившихся собственных библиотеках меньше 1% всех книг, созданных до XII века, подписаны женскими именами.

Сохранившиеся стены церкви, связанной с женским монастырем в ДалхеймеChristina Warinner

В 2014 году в Далхейме обнаружили скелет женщины, жившей приблизительно в XI веке, с необычными голубыми пятнами на зубах. Международная группа ученых разобралась с содержимым этого подозрительного налета. Для этого они очистили бляшки зубного камня, разрушили их ультразвуком и с помощью спектроскопии определили их химический состав. Свой вердикт они опубликовали в Science Advances: это пигмент ультрамарин.

Увеличенное фото частиц ультрамарина в зубном налете, снятом с челюсти монахини из ДалхеймаMonica Tromp
[ ... ]
Читать полностью