Текст уведомления здесь
“Шулерство”, Караваджо, 1594 год. В новом опыте добровольцы наблюдали за нечестной игрой - правда, оба других игрока были на самом деле ботами.Michelangelo Merisi da Caravaggio, circa 1594

Богатым не рекомендуют доводить бедных до крайности

Свежее исследование помогло лучше понять природу наших представлений о справедливости

Психологи обнаружили, что люди по-разному оценивают несправедливость событий, происходящих с хорошими и плохими людьми. В большинстве случае люди склонны помочь тем, кто незаслуженно пострадал, однако помощь будет небольшая и не слишком обременяющая помогающих. Реальные же шансы того, что накажут неправедно нажившихся, заметно меньше, но зато и наказание может быть куда более серьезным.
Добавить в закладки
Комментарии

Исследователи из Университета Карнеги-Меллон в США опубликовали на страницах PLoS ONE статью, где описали серию опытов с участием добровольцев. Эксперименты проходили онлайн и представляли собой вариацию на тему популярной (среди ставящих психологические опыты на людях) игры, где один участник получает некоторую сумму денег и делит ее в той или иной пропорции на свое усмотрение. После чего второй может либо согласиться с решением первого и взять предложенное, либо отказаться — в этом случае никто не получает денег вовсе.

Стратегии игры могут быть разными, но большинство склонно считать честным деление поровну. В новой серии опытов испытуемые наблюдали за игрой двух участников, которые могли быть как «честными», так и «жадинами» — последние забирали все себе. И «честные», и «жадины» на самом деле были ботами, запрограммированными на случайный выбор одной из ролей. По окончании игры также происходило «случайное событие»: либо с «хорошего игрока» списывали половину выигрыша (25 долларов из 50), либо «жадина» получал еще и бонус в те же 25 долларов (и у него оказывалось на руках 125). Испытуемым при этом сообщали, что решение о списании средств или начислении бонуса принимается случайно, поэтому та же участь могла ждать и другого «игрока».

Добровольцы могли потратить часть своего пятидесятидолларового гонорара за участие в опыте на то, чтобы компенсировать пострадавшей стороне ее потери (в соотношении 1 к 1), или использовать те же деньги для наказания «жадины». В последнем случае за каждый потраченный доллар наблюдателя с нечестного игрока списывалась вчетверо большая сумма, и это позволяло с заметными (32 доллара из 50 выплаченных участнику) затратами оставить «жадину» без денег вовсе.

В ситуации, когда «хороший игрок» нес потери при честной игре, участники опытов охотнее выделяли небольшие суммы на компенсации, а вот при нечестной игре выбор оказался совсем иным. «Жадин» наказывали не очень часто (менее чем в половине случаев, в то время как «пострадавшим» платили примерно в ¾ игр), но уж если доброволец начинал действовать, то сгребшие весь выигрыш себе теряли большую часть неправедно нажитого: средний размер затрат на восстановление справедливости превысил 20 долларов (штраф, соответственно, оказался свыше 80). Для сравнения: компенсация в той же ситуации составила 12 долларов, то есть на наказание «жадин» люди оказались готовы потратить едва ли не вдвое больше.

Ученые считают, что в случае с ситуацией «хорошие люди попали в плохую ситуацию» большинство наблюдателей склонны оказать какую-то помощь, хотя и не собираются тратить на это слишком много. Ситуация же вопиющей несправедливости часто вызывает у наблюдателя чувство невозможности изменить ситуацию (или осознание того, что исправить ситуацию слишком дорого), однако когда злость таки берет верх, то с этого момента с затратами уже практически не считаются. Этот вывод подтвердил и дополнительный опыт, где участники уже не принимали самостоятельных решений, а оценивали действия добровольцев в первом эксперименте. Самыми честными они признали и максимальную компенсацию пострадавшей стороне, и максимальный штраф для забиравшего себе весь банк игрока. Еще один опрос в той же дополнительной серии экспериментов показал, что высокий штраф, по мнению большинства людей, скорее отвратит «жадин» от повторения их действий.

Исследователи считают, что их опыты позволяют лучше понять психологическую природу наших представлений о (не)справедливости. Они отмечают, что в понятие «несправедливого» явно включаются не только человеческие действия, но и случайные события — когда «жадины» получали дополнительную и якобы случайную (с точки зрения участников) компенсацию, то их наказывали сильнее.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы