Текст уведомления здесь

Отечественные климатологи считают неясными причины глобального потепления

Их точка зрения заметно отличается от представленной в западной науке: по мнению российских исследователей, до сих пор непонятны ни причины, ни следствия происходящего с климатом.
Добавить в закладки
Комментарии

Исследователи из лаборатории геологии кайнозоя, палеоклиматологии и минералогических индикаторов климата Института геологии и минералогии Сибирского отделения РАН предполагают, что человечество ждет и глобальное потепление, и новый ледниковый период. Вопреки своим западным коллегам они не считают углекислый газ причиной происходящего изменения климата, правда, и на иные конкретные причины таких изменений пока не указывают, полагая их все еще нераскрытыми, пишет «Наука в Сибири».

Согласно мнению заведующего лабораторией Владимира Сергеевича Зыкина, вопрос о том, влияет ли на климат человек, до сих пор не решен однозначно. Зато можно уверенно говорить о том, что последние миллионы лет на планете идут естественные колебания климата — ледниковые периоды, сменяющиеся межледниковьем.

Сегодня их смена традиционно объясняется орбитальной теорией, разработанной Милутином Миланковичем еще в 1920-х годах. Согласно ей, эти процессы были связаны с изменением орбиты Земли при движении вокруг Солнца. Последователи Миланковича высчитали, что продолжительность голоцена должна составлять около 40 тысяч лет. То есть еще 30 тысяч лет человечество может спать спокойно.

Однако это не повод успокаиваться. Ледниковые и межледниковые эпохи имеют определенную структуру — внутри каждой из них чередуются более мелкие периоды потепления и похолодания, выделено множество циклов различной продолжительности и амплитуды. Эти события квазипериодические, поэтому предсказать их достаточно сложно, кроме того, они могут проявляться локально.

Наиболее достоверно их хронологию можно восстановить за последние тысячелетия. Во-первых, по историческим данным. Это наиболее теплые Романский и Средневековый климатический оптимумы и холодные Темное Средневековье и Малый ледниковый период. Последний начался, по одним данным, с XII века, а по другим — c XV века. Тогда наблюдалось похолодание климата, в горах происходило продвижение ледников, в Европе температура упала на один-три градуса, что вызвало вспышки неурожая и голод. Когда происходили крупные извержения вулканов и продукты этих извержений попадали в стратосферу, создавая экран для солнечных лучей, похолодание еще больше усиливалось.

Эти события приводили, по сути, к климатической катастрофе. Так, из-за извержения вулкана Уайнапутина в 1601—1604 годах в Москве значительно похолодало, в июле выпадал снег, замерзала река Москва, царили неурожай и голод, приведшие к Смуте. Малый ледниковый период закончился в конце XIX века, и с этого времени началось потепление, которое длится до сих пор.

Сегодня глобальное потепление климата продолжается. 2016 год, по данным Всемирной метеорологической организации, признан самым теплым за всю историю метеорологических наблюдений, 2017 год расположился на третьем месте, а в России, по данным Гидрометцентра, он стал самым теплым за всю ее историю. Резко уменьшается площадь полярных льдов в Северном полушарии. Рост температуры хорошо коррелирует с увеличением концентрации углекислого газа в атмосфере. В прошлом году она зафиксирована на уровне более 400 частей на миллион, хотя в 1958 году, когда впервые начали делать такие измерения, она составляла всего 315 частей на миллион, а ее расчетный доиндустриальный уровень — 280 частей на миллион.

Однако Владимир Зыкин не склонен, как это делают сейчас на Западе, связывать процессы современного глобального потепления с углекислым газом. Как он отмечает, и ранее, в межледниково-ледниковом цикле, происходили значительные изменения количества СО2 в атмосфере — от 180 частей на миллион во время оледенений до 290 частей на миллион в более теплые периоды. Антропогенного влияния тогда не было. Целый ряд ледовых кернов прошлого показывает, что обычно рост температуры на 800 лет опережает повышение концентрации углекислого газа.

Поэтому, полагает Зыкин, увеличение концентрации СО2, по-видимому, связано с увеличением температуры воды в Мировом океане, что приводит к освобождению углекислого газа из воды и метана из донных осадков. Как и рост температуры, этот процесс, скорее всего, зависит от естественных причин, о которых мы еще плохо знаем. По его мнению, хотя глобальные изменения климата и идут с высокой скоростью, их изучение ведется достаточно вяло — до сих пор непонятны ни причины, ни последствия происходящего потепления.

Также, считает ученый, принятая официально точка зрения на причины потепления как отклик исключительно на увеличение углекислого газа в атмосфере из-за сжигания углеродного топлива значительно упрощает подход к пониманию глобальных изменений и не объясняет многие происходящие сейчас природные процессы. Отношение человечества к проблемам изменения климата, по его мнению, хорошо отражает картина Питера Брейгеля Старшего «Слепые», на которой шесть незрячих идут вдоль обрыва.

В современной западной климатологии объяснение происходящего глобального потепления резко отличается от точки зрения Зыкина и его научной группы. Там отмечается, что рост температур предшествует росту концентрации СО2 только при естественных изменениях климата. То, что происходит сегодня, — совсем другая ситуация. Поскольку в естественных условиях высвобождения углекислого газа до потепления никогда не было. Такое высвобождение неизбежно вызывает потепление потому, что двуокись углерода — сильный парниковый газ, задерживающий инфракрасные лучи, пытающиеся покинуть земную атмосферу. И тем самым не дающий Земле быстро охлаждаться по ночам и зимой.

Подход западных ученых основан на простых расчетах, а не предположениях о неких неизвестных науке процессах, как у В. Зыкина. В реакции С+О2 каждый год человечество сжигает почти восемь миллиардов тонн угля. Вместе со сжиганием метана и нефтепродуктов это означает ежегодный выброс в атмосферу 33 миллиардов тонн углекислого газа. Всего в атмосфере его около трех триллионов тонн. Поэтому его концентрация растет примерно на две части на миллион в год и к концу века может превысить 500 частей на миллион. По всем расчетам, именно этот фактор и вызывает глобальное потепление.

Следует отметить, что упомянутые выше расчеты впервые сделаны вовсе не на Западе: еще советский исследователь Михаил Будыко более полувека назад показал неизбежность глобального потепления в результате антропогенного сжигания ископаемого топлива. К сожалению, у Будыко не сложилась школа климатологов. Поэтому на сегодня его точка зрения среди российских ученых часто оспаривается. Зато она стала общепринятой за рубежом, где и служит основой современных климатологических взглядов.

Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Сибирская тайга оказалась «Великой стеной» перед глобальным потеплением

Вопреки более ранним оценкам, не только молодые леса активно связывают углекислый газ из атмосферы.
Добавить в закладки
Комментарии

Исследователи из Института леса Красноярского научного центра СО РАН изучили «углеродный бюджет» старых северных лесов Евразии и пришли к выводу, что их роль в связывании углекислого газа ранее серьезно недооценивали. Соответствующая статья опубликована в Biology Bulletin.

На протяжении длительного времени считалось, что только молодые леса эффективнее всего связывают атмосферный углекислый газ. Растения строят свою биомассу из СО2 и воды, поэтому логично, что в период быстрого роста леса он интенсивно связывает углекислый газ. Также существовало мнение, что по мере старения леса он становится «углеродно нейтральным»: весь СО2, что он связывает, возвращается обратно в атмосферу, поскольку гетеротрофные организмы (в первую очередь грибы) разлагают древесные остатки и при этом выделяют СО2 (углерод в котором получен из погибших старых деревьев) в качестве продукта своей жизнедеятельности. Такая картина действительно подтверждалась наблюдениями за старыми лесами в южных странах.

Авторы новой работы детально изучили судьбу растительных остатков в разных экосистемах — от лесов лиственницы на границе тайги и тундры до еловых лесов южной тайги. Ученые использовали данные многолетних наблюдений за разными участками лесов Красноярского края. Оказалось, что ситуация с круговоротом диоксида углерода совсем не так однозначна, как предполагалась ранее.

В условиях тайги гетеротрофы не успевают нормально разложить лиственный опад и древесину мертвых деревьев. Этому препятствуют как низкие температуры, затрудняющие быстрое размножение грибов, так и ряд других факторов. Растительные остатки под тяжестью следующих слоев опада слишком быстро попадают в вечную мерзлоту, где и накапливаются в больших количествах. В типичных таежных лесах в такие неразложившиеся растительные остатки попадает не меньше биомассы, чем содержится в живых деревьях, а в лесах из лиственницы (на границе с тундрой) масса непереработанных гетеротрофами растительных остатков может быть вдвое больше, чем самих стоящих (еще живых) деревьев. [ ... ]

Читать полностью

Опреснение водоворота моря Бофорта порождено таянием арктических льдов

Данное явление способно заметно изменить как морскую жизнь, так и климат над морем и прилегающими к нему районами.
Добавить в закладки
Комментарии

Группа российских и зарубежных исследователей с помощью численного моделирования проанализировала нарастающее опреснение части вод моря Бофорта в XXI веке. Ученые пришли к выводу, что этот феномен в значительной мере вызван ускоренным таянием льдов в Северном Ледовитом океане, а не колебаниями в стоке впадающих в море рек. Новые данные указывают на заметные изменения как ледовой, так и общей гидрологической обстановки в самом северном океане Земли. Соответствующая статья опубликована в Geophysical Research Letters.

Как отмечают авторы новой работы, водоворот Бофорта — крупнейший массив пресной воды в Северном Ледовитом океане, из-за чего его изучение крайне важно для понимания происходящего в океане в целом. Содержание пресной воды здесь значительно увеличилось в 2000-х годах, особенно во время господства антициклонов. Хотя после 2010 года в районе моря Бофорта стало больше циклонов, количество пресной воды в водовороте не снизилось.

Коричневым отмечен водоворот в море Бофорта. Изображение: Brn-Bld / Wikimedia Commons

Коричневым отмечен водоворот в море Бофорта. Изображение: Brn-Bld / Wikimedia Commons

Исследователи провели моделирование процессов, подпитывающих море Бофорта пресной водой в 2000-х годах. Они пришли к выводу, что примерно 50 процентов от всего объема пресной воды за этот период — результат таяния морских льдов из-за потепления в Арктике. В остальном же высокую концентрацию пресной воды обеспечивал ветровой режим: ветер на внешних границах моря не давал соленой воде извне беспрепятственно поступать в водоворот Бофорта и повышал содержание пресной воды в нем. [ ... ]

Читать полностью

Таяние вечной мерзлоты назвали умеренно опасным для климата

Вопреки более ранним опасениям, связанный в ней углерод не усугубит глобальное потепление.
Добавить в закладки
Комментарии

Исследователи из Сибирского отделения РАН совместно с зарубежными коллегами изучили факторы, влияющие на разложение органики в тающей вечной мерзлоте. Оказалось, что углерод из нее не обязательно высвобождается бактериями и грибами в виде СО2. Если в мерзлоте содержится достаточно минеральных компонентов, углерод остается связанным. Это означает, что идущее таяние вечной мерзлоты может и не привести к резкому росту содержания главного парникового газа в атмосфере. Соответствующая статья опубликована в Global Change Biology.

Вечная мерзлота, вопреки своему названию, далеко не вечна — это насыщенная водой (впоследствии замерзшей) древняя почва. Как любая почва, она содержит органические соединения. По мере таяния углерод из нее возвращается в нормальные трофические цепочки — доступ к нему получают бактериальные сообщества и грибы, разлагающие органику окислением и, соответственно, превращающие содержащийся в ней углерод в углекислый газ. Это одна из главных «темных лошадок» текущего глобального потепления: есть гипотезы, по которым высвобождение древней органики из ныне тающей мерзлоты резко насытит атмосферу дополнительным объемом СО2 и заметно подстегнет и так ускоряющееся потепление.

Чтобы понять, насколько обоснованы такие опасения, авторы новой работы взяли образцы почв из 27 мерзлотных районов арктической части Сибири. Затем фрагмент каждого образца они подвергли фракционированию — обработке в центрифуге, после которой отбирается наиболее тяжелая часть из нижней части фракционируемого материала. Такая тяжелая фракция мерзлотных почв во многом состояла из минерал-органических комплексов, в которых кроме углерода содержались также гидроокиси железа и алюминия. Далее как тяжелую фракцию, так и обычные образцы мерзлоты нагревали без доступа воздуха и света в лабораторных условиях: половину каждой из групп при +5 градусах по Цельсию, половину — при +15 градусах по Цельсию. Длительность нагрева во всех случаях была равна 175 суткам.

Оказалось, что процент углерода, связанного минералами в тяжелой фракции мерзлоты, составлял 70±9 процентов, а для обычной, нефракционированной мерзлоты — 63±1 процент. Это значит, что основная масса углерода оставалась недоступна для бактерий и грибов, которые могли бы разложить органические остатки и ввести углерод в виде парникового газа обратно в атмосферу, из которой его когда-то взяли древние растения, останки которых и образовали углеродсодержащую составляющую мерзлотных почв. [ ... ]

Читать полностью