Текст уведомления здесь

Объявлены лауреаты Нобелевской премии по химии 2018 года

Открытия, за которые она была присуждена, имеют не только большое научное, но и экономическое значение.
Добавить в закладки
Комментарии

Сегодня, 3 октября 2018 года, в столице Швеции были объявлены имена лауреатов Нобелевской премии-2018 по химии. Ими стали Фрэнсис Арнольд (Frances H. Arnold) за направленную эволюцию ферментов, а также Джордж Смит (George P. Smith) и Грегори Винтер (Gregory P. Winter) за пептидный фаговый дисплей и библиотеки антител. Об этом сообщает пресс-релиз Нобелевского комитета. Само вручение премий и медалей состоится 10 декабря 2018 года.

Одна половина премии в 1,1 миллиона долларов ушла Фрэнсис Арнольд, которая в 1993 году впервые смогла осуществить управляемый «эволюционный» отбор ферментов — катализаторов химических реакций. Такие ферменты эффективно используются сегодня в различных отраслях — от производства лекарств, до получения биотоплива. Сами по себе реакции, которую они ускоряют, могут идти и без таких ферментов, но со значительно большими энергозатратами.

Вторая половина премии присуждена за другое открытие и разделена на две равные части. Первая присуждена Джорджу Смиту, разработавшему в 1985 году так называемый фаговый дисплей. Это технология, в рамках которой интересующий ученых ген встраивается в ген бактериофага (вирус, пожирающий бактерии), отвечающий за синтез белка капсида (оболочки вируса). Благодаря такой манипуляции на поверхности бактериофага появляется нужный исследователям протеин. Оболочка вируса становится как бы дисплеем, подробно отражающим исследуемые белки. За счет такого дисплея удается выявить соответствие между генотипом и фенотипом бактериофага, а после этого — выяснить, как исследуемый белок от «имплантированного» гена взаимодействует с другими белками, пептидами или последовательностями ДНК.

Фаговый дисплей — один из ключевых механизмов, позволяющих установить конкретную функцию или механизм работы того или иного белка. В силу этого он играет ключевую роль в биохимии и исследованиях белков вообще. Но полезен этот метод не только в лабораториях. В начале 1990-х Грегори Винтеру, получившему другую часть второй половины премии, впервые удалось «спроецировать» на фаговый дисплей помещенные внутрь фага антитела человека.

Посредством этой методики появилась возможность быстро изучить иммунный ответ человека и отобрать наиболее эффективные антитела для последующего лечения различных заболеваний. Огромная гибкость метода позволяет создавать на основе изучаемых им антител большое количество специализированных лекарств, в том числе — антираковых и противовоспалительных. Сам Винтер активно участвовал в разработке лекарства адалимумаба — первого лекарства такого рода — основанного на исключительно человеческих антителах. Оно имеет противовоспалительное действие и используется для лечения ревматоидного артрита, псориаза, болезни Крона и ряда других.

«Метод фагового дисплея широко вошел в процесс исследования лекарств, помогая ученым найти максимально эффективное антитело к определенной мишени. Фактически скорость отбора потенциально хороших кандидатов возрастает на несколько порядков, так как используется комбинаторная, мутационная мощь самой природы. Довольно много препаратов уже были получены таким образом, наверное, самым главным блокбастером стал адалимумаб. Без него сегодня сложно представить лечение ревматоидного артрита и болезни Крона. Это был первый препарат — моноклональное антитело, одобренное Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration, FDA). Только в прошлом году его продали на более чем 18 миллиардов долларов» — рассказал «Чердаку» Антон Буздин, доктор биологических наук, профессор, директор по науке компании Oncobox.

Павел Волчков, заведующий лабораторией геномной инженерии МФТИ, кандидат биологических наук, в комментарии для «Чердака» отметил: «В этот раз, как это часто бывает с Нобелевской премией по химии, вручена она не совсем за химию. Тот же фаговый дисплей — это молекулярная биология. И хотя провести разграничение между ней и химией не всегда просто, в открытиях, отмеченных в этом году, налицо использование биологических методов. Премия была вручена за достижения, которое можно сравнить с выдержанным вином — результаты этих открытий уже не раз проверены временем и практикой. Возможно, она могла бы быть вручена и раньше, благо лекарства, полученные фаговым дисплеем, начали успешно использовать более десяти лет назад. Но, как правило, Нобелевскому комитету приходится выбирать из множества достойных претендентов, поэтому часть тем там сдвигают с одного года на следующий. Это может в некоторой степени объяснить то, что лауреаты этого года ждали своей очереди столько лет».

Нобелевская премия по химии учреждена в 1901 году. На сегодня это самая престижная награда за достижения в этой области. Сам Альфред Нобель был химиком и большую часть своего состояния заработал благодаря изобретению и производству флегматизированной взрывчатой смеси — динамита.

Самую первую Нобелевскую премию по химии в 1901 году получил Якоб Хендрик Вант-Гофф — в знак признания огромной важности открытия законов химической динамики и осмотического давления в растворах. С тех пор и до 2016 года включительно её лауреатами стали 175 человек. Подданные Российской Федерации и Российской империи никогда не получали Нобелевскую премию по химии. Только один ее лауреат родился и жил в СССР — Николай Семёнов.

В 2017-м Нобелевской премии по химии удостоились Жак Дюбуши (Швейцария), Иоахим Франк и Ричард Хендерсон (оба — граждане США). Премия была объявлена с формулировкой «За развитие криоэлектронной микроскопии высокого разрешения для определения структуры биомолекул в растворах».

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы