Текст уведомления здесь

Недостаток магния в рационе россиян приводит к тромбозам и болезням сердца

Врачи редко обращают внимание на дефицит этого элемента — вместо него пациентам прописывают поливитамины.
Добавить в закладки
Комментарии

Исследователи из нескольких российских университетов, медицинских академий и институтов показали, что недостаток магния в рационе россиян увеличивает риск ряда заболеваний: эпилепсии, тромбозов, ишемической болезни сердца и других. Одна из причин этого — вызванная дефицитом магния гиперкоагуляция крови. Результаты исследования опубликованы в журнале «Кардиология».

Магний — один из жизненно важных макроэлементов, участвующий в более чем 300 биохимических реакциях в организме человека. Особенно важна роль магния в обеспечении нормальной свертываемости крови -— процесса остановки кровотечения из поврежденных сосудов. Свертываемость крови обеспечивают специальные клетки — тромбоциты, которые формируют сгусток крови — тромб. Однако иногда что-то в механизме этого процесса нарушается, и тромбы начинают образовываться и в крови, текущей по целому, неповрежденному сосуду. В таком случае говорят о гиперкоагуляции крови. Магний — антикоагулянт: он блокирует действие активаторов агрегации тромбоцитов. Дефицит магния, наоборот, увеличивает активность тромбоцитов и может служить причиной гиперкоагуляции.

Ученые из Москвы, Кемерово, Архангельска, Иваново и Самары решили проверить, как влияет дефицит магния на здоровье россиян. Всего они проанализировали данные по 1453 пациентам (в возрасте от 18 до 50 лет) лечебных и лечебно-профилактических учреждений разных регионов России. Дефицит магния оценивали двумя способами: по содержанию этого элемента в плазме крови и по данным о его суточном потреблении из дневников диеты пациентов. Оказалось, что только у шести процентов обследованных содержание магния в крови соответствовало норме, у 72 процентов ученые диагностировали его умеренный дефицит, у 20 процентов — выраженный дефицит, и еще у трех процентов — острый дефицит. Анализ диеты пациентов показал, что лишь 25 процентов из них потребляли достаточно магния. Никакой корреляции с возрастом, полом и другими параметрами обнаружено не было: магния одинаково не хватало всем испытуемым.

Дефицит магния достоверно ассоциировался с ишемической болезнью сердца, аритмией, тромбозами и состоянием, которые медики называют «низкой тренированностью сердечно-сосудистой системы». Все эти заболевания могут быть вызваны гиперкоагуляцией крови. Также было показано, что недостаток магния повышает риск ряда неврологических заболеваний: парциальной эпилепсии (риск этого заболевания повышался более чем в 100 раз!), неврозов, вертиго, обсессивно-компульсивных расстройств и даже алкогольной зависимости. Тяжелые формы дефицита магния были также ассоциированы с возникновением опоясывающего лишая и псориаза.

Любопытно, что недостаток магния коррелировал еще с одним параметром -— повышенной частотой назначения витаминов, особенно группы В, и витаминных комплексов. То есть дефицит магния в российских медицинских учреждениях часто не замечают, а вызванные им симптомы относят к дефициту витаминов группы В или «витаминов вообще».

Авторы работы считают, что большинству россиян (особенно тем, кому когда-то был поставлен диагноз «гиперкоагуляция») будет полезен регулярный прием препаратов магния. А о том, чем на самом деле питаются россияне и каких веществ им не хватает (иногда так же катастрофически, как и магния), читайте в другом нашем материале, написанном диетологом Еленой Мотовой, — «Заглянем друг другу в тарелку».

Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Восстановиться после инфаркта помогут гены роста сосудов

Они активируют кровоснабжение участков сердца, нарушенное в результате этого патологического состояния.
Добавить в закладки
Комментарии

Сотрудники российского Национального медицинского исследовательского центра кардиологии оценили эффективность экспериментального метода генной терапии для модельных организмов — крыс с аналогом инфаркта миокарда. Оказалось, что введение вариантов генов фактора роста эндотелия сосудов VEGF165 и фактора роста гепатоцитов HGF уменьшает тяжесть последствий инфаркта у лабораторных животных. При этом вместе они работают эффективнее, чем по отдельности. Научная статья с результатами исследования опубликована в журнале PLoS ONE.

Новые методы генной терапии различных заболеваний в последние годы разрабатывают весьма интенсивно. В конце августа 2017 года первый из них получил одобрение FDA — американской организации, которая занимается контролем качества пищевых продуктов и медикаментов. С тех пор появилось еще несколько официально разрешенных «генных лекарств», и множество проходит клинические (на людях) и доклинические (на животных) исследования.

Одно из направлений развития генной терапии — усиление роста питающих сердце сосудов после инфаркта миокарда. Инфаркт — это острое нарушение кровоснабжения какого-то органа или его части, в случае миокарда — части сердечной мышцы. По ряду причин сосуды, питающие сердце (они называются коронарными), перестают приносить к этому органу кровь, из-за чего миокард недополучает питания, теряет способность нормально сокращаться и часть его клеток погибает. На их месте образуется рубец, состоящий в основном из белка коллагена.

Чтобы как можно меньший объем сердечной мышцы пострадал при инфаркте, нужно максимально быстро восстановить его кровоснабжение. Это теоретически можно сделать, «отрастив» новые коронарные сосуды. За скорость их роста отвечает несколько генов, в числе которых ген фактора роста эндотелия сосудов VEGF165 и ген фактора роста гепатоцитов HGF (хотя его название указывает на клетки печени, он также принимает участие в образовании эндотелия — внутренней выстилки кровеносных сосудов). Соответственно, в область сердца можно ввести «улучшенные» варианты VEGF165 или HGF. [ ... ]

Читать полностью

Кремниевые наночастицы справились с «подсвечиванием» организма лучше золотых

Благодаря резонансам Ми они больше подходят для биоимиджинга исследуемых клеток и тканей.
Добавить в закладки
Комментарии

Международная группа ученых с участием исследователей из Университета ИТМО показала, что сферические наночастицы кремния, покрытые люминесцентными (светящимися) молекулами-красителями, можно успешно использовать для визуализации внутренних органов, тканей и отдельных клеток при изучении человеческого организма. Также было установлено, что кремниевые наночастицы с красителем, размещенным прямо на поверхности, более эффективны, чем аналогичные частицы из золота. Подобные нанообъекты можно применять как для биологического имиджинга — получения изображений того, что происходит внутри клетки, так и для доставки туда лекарств или генетического материала. Соответствующая статья опубликована в Scientific Reports.

Люминесцентные красители широко используются в биологических и медицинских исследованиях по всему миру. Например, ими покрывают наночастицы, которые используются для подсвечивания внутриклеточных процессов или в качестве средства доставки лекарственных препаратов. За счет люминесценции можно отследить путь наночастицы, загруженной лекарствами, во внутриклеточном пространстве. При этом важно, чтобы свечение красителя было достаточно сильным.

Для этого необходимо учесть материал частицы и расстояние между красителем и ее поверхностью. Обычно используется специальный разделитель между материалом наночастицы и молекулами люминесцентного красителя. Но есть и альтернативный подход — нанести краситель на сферические наночастицы с достаточно хорошими параметрами рассеяния света. Ученые из Университета ИТМО совместно с коллегами из Германии и Швеции подробно изучили три конфигурации разных наночастиц именно такого типа.

Контрольным образцом выступили не резонансные наночастицы ванадата иттрия YVO4. Они никак не влияют на интенсивность светового сигнала красителя — у них нет ни резонанса, усиливающего свечение красителя, ни заметного паразитного поглощения. Кроме этого, использовались сферические наночастицы из золота и кремния. Последние два типа частиц имели одинаковые собственные размеры. [ ... ]

Читать полностью

Бактерии с иллюминатора МКС могли попасть туда с побережья Баренцева моря

Но есть вероятность, что некоторые из них имеют внеземное происхождение.
Добавить в закладки
Комментарии

Сотрудники нескольких исследовательских институтов России и Украины определили видовой состав бактерий космической пыли, снятых стерильным тампоном с наружной стороны одного из иллюминаторов Международной космической станции (МКС). Среди них обнаружились микроорганизмы родов Mycobacteria и Delftia. ДНК одного из них, принадлежащего к роду Mycobacteria, совпала с ДНК штамма, ранее найденного в верхних слоях почвы на побережье Баренцева и Карского морей. Научная статья опубликована в The Scientific World Journal.

Космонавт Александр Мисуркин во время выхода в открытый космос 22 августа 2013 года собрал со стекла иллюминатора VL2, расположенного по ходу движения станции, и его границы с обшивкой корпуса исследовательского модуля МКС «Поиск» образцы космической пыли. Тампон, которым он стер часть пыли с иллюминатора, был предварительно стерилизован и герметично запечатан в устройстве для сбора образцов. Мисуркин достал тампон во время выхода в открытый космос. После сбора космической пыли космонавт убрал тампон обратно в устройство еще до возвращения на станцию. Таким образом, бактерии с Земли не могли попасть на него.

Тампон извлекли только на Земле, в лаборатории под ламинаром — шкафом, обеспечивающим стерильность предметов в нем. Его промыли дистиллированной водой и таким образом получили «раствор» бактерий с внешней стороны иллюминатора VL2 «Поиска». Молекулы содержащейся в нем ДНК многократно копировали с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР), а затем определили последовательности нуклеотидов, кодирующих один из типов рибосомальной РНК бактерий (16S), то есть генов 16S рибосомальной РНК. По ним удалось установить, какие виды микроорганизмов содержались в космической пыли и к кому из «земных» микробов они ближе всего.

Образцы гена 16S рибосомальной РНК «космических» микроорганизмов в ряде случаев на 100 процентов совпали с таковыми для бактерий рода Delftia. Это частые обитатели многих почвенных, пресноводных и морских сообществ. Другие образцы того же гена оказались на 93 процента идентичны аналогичному участку ДНК бактерий рода Mycobacteria, найденных ранее на побережье Баренцева и Карского морей. [ ... ]

Читать полностью