Текст уведомления здесь

Либералы и консерваторы предпочитают разные науки

Политические предпочтения в литературе оказались тесно связаны с научными: американские читатели либеральных и консервативных изданий одинаково охотно покупают научные и научно-популярные книги, но при этом выбирают разные дисциплины и разных авторов.
Добавить в закладки
Комментарии

Наука в Штатах занимает необычное положение в общественной жизни, пишут социолог из Корнеллского университета Майкл Мэйси и его коллеги. С одной стороны, в стране, где две трети участников социологических опросов сомневаются в теории эволюции, почти 67% от этих сомневающихся при этом безоговорочно признают важность научных достижений для общественного благополучия, и в целом доверие американцев к науке не слишком снизилось с 1970 года. С другой стороны, отмечают ученые, консервативная часть американского общества все активнее ставит под сомнение результаты исследований климата, а либеральная явно так до конца и не преодолела историческое неприятие ГМО, вакцинации или атомной энергетики.

Чтобы понять, есть ли все-таки в отношении к науке у американского общества политика и как она проявляется, группа Мэйси обобщила данные по 26,5 миллиона рекомендаций в Amazon и Barnes&Noble, крупнейших книжных магазинах страны. Оба магазина при покупке книги показывают, что еще покупали те, кто тоже купил выбранную вами книгу, — именно эти связи между книгами и изучили социологи, попытавшись разобраться, какую научную литературу предпочитают читатели политических изданий. В статье они подчеркивают, что речь идет не о политических взглядах ученых из разных областей науки или даже самих читателей научпопа, а только о том, что можно найти на их книжных полках. Таким образом, считают ученые, вместо ненадежных данных социологических опросов они изучили результаты «голосования кошельком», отражающие реальные, а не декларируемые интересы населения — правда, только той его половины, которая покупает книги онлайн.

Из 1,3 миллиона книг на Amazon и Barnes&Noble ученые выбрали 3530 «политических». Каждую книгу оценили три независимых аналитика, отмечавших ее как «красную», то есть консервативную, или «синюю», то есть либеральную. В итоге получилось 673 «красных» и 538 «синих» книг — остальные оказались умеренно «центристскими» и авторов исследования не заинтересовали. Затем, воспользовавшись классификатором Библиотеки Конгресса США, ученые выделили в ассортименте магазинов 428 с лишним тысяч научных и научно-популярных книг в 27 тематических рубриках и вычислили вероятность того, что каждая из этих книг появится в рекомендациях под «красной» или «синей» политической книгой.

Наука в целом оказалась «фиолетовой»: она примерно одинаково интересует читателей с обеих сторон политического спектра. Однако оказалось, что особенно «синими» были книги по зоологии, антропологии, архитектуре и философии, а также астрономии и инженерному делу. Литературные консерваторы же чаще выбирали, например, криминологию, геофизику, медицину, ботанику, органическую и неорганическую химию. Любопытно, что самой «синей», судя по данным в статье, оказалась теория вероятности и прикладная математика, а самой «красной» — литература по компьютерным наукам и взрывчатым веществам и топливным технологиям.

Ученые также нашли корреляцию между предпочтениями в политической литературе и условно фундаментальным или прикладным характером дисциплины, который измеряли соотношением количества ссылок на патенты и научные статьи. Оказалось, что «либералы» чаще выбирают более фундаментальные области. Это, отмечают авторы, соотносится с данными опросов о политических взглядах самих ученых, где прикладные исследователи «в отрасли» обычно оказываются более консервативны, чем в академическом сообществе.

Некоторые дисциплины, вроде истории, психологии или палеонтологии, тоже оказались «фиолетовыми», то есть в теории могли бы «склеить» политический разлом. Но даже в этом случае, подчеркивают авторы статьи, «левые» и «правые» читатели редко выбирают одни и те же книги или даже группы книг. Причем чем потенциально важнее научная область для общественно-политических взглядов — скажем, социология, биология или юриспруденция чаще попадают в политические дискуссии, чем та же палеонтология, — тем меньше пересекаются книжные полки.

«Мы нашли мало свидетельств того, что наука — это отдельная аполитичная сфера, которую политически активные люди игнорируют, или общая область, где у левых и правых общие научные интересы. Книги по науке чаще покупают вместе с политическими книгами, чем художественную литературу или книги о религии, спорте или искусстве; и левые, и правые редко покупают одни и те же книги», — заключают ученые в статье.

Политолог из Университета штата Джорджия Тоби Болсен, комментировавший исследование для научного журнала, отмечает, что поведение, о котором пишут авторы статьи, соответствует опасениям о так называемых «эхо-камерах», в которых оказываются люди, последовательно выбирающие только те источники информации, которые соответствуют их убеждениям. Научные коммуникаторы, по мнению Болсена, должны учитывать мотивацию, которая стоит за таким поведением, и искать способы «беспристрастного и непредубежденного обсуждения научных аргументов и данных».

Исследование опубликовано в журнале Nature Human Behavior.

Ранее ученые показали, что политические убеждения, как и религиозность, по-видимому, не влияют на умение признавать ошибочность своих суждений.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы