Текст уведомления здесь

Гуманитарии оценили полноту РИНЦ

Содержимое Российского индекса научного цитирования почти целиком зависит от действий самих авторов статей, хотя теперь он лучше защищен от «мусорных» публикаций.
Добавить в закладки
Комментарии

Российские ученые в составе международного коллектива исследователей выяснили, насколько полно в национальных базах данных различных стран представлены академические публикации по гуманитарным наукам. Они пришли к выводу, что во многих случаях (в том числе и для Российского индекса научного цитирования, РИНЦ) набор публикаций в базе зависит почти исключительно от активности их авторов и иногда — от учреждений, в которых они работают. Научная статья опубликована в журнале Research Evaluation.

В анализ вошли 13 национальных библиографических баз данных, содержащих информацию о публикациях по тематикам социальных и гуманитарных наук. Первоначальный запрос отправляли в 40 стран Европы и Израиль, однако выяснилось, что собственную базу научных статей имеет далеко не каждая из них. В некоторых странах обнаружили несколько близких проектов, но в анализ включали только одну базу данных от одного государства. Базы данных исключительно из статей open access не учитывали. Под научными публикациями авторы понимали все печатные материалы, которые содержат в себе описания результатов научных исследований независимо от того, проходили они рецензирование или нет. Авторами публикаций могли быть сотрудники высших учебных заведений, а также частных и государственных исследовательских учреждений.

Помимо национальных баз данных исследований в области социальных и гуманитарных наук из Бельгии (VABB-SHW), Хорватии (CROSBI), Чехии (RIV), Дании (BFI), Финляндии (VIRTA), Венгрии (MTMT), Израиля (Database of Publications in the Social Sciences and Education), Норвегии (CRISTIN), Польши (PBN), Словакии (CREPČ), Словении (COBISS) и Швеции (SwePub) в анализ вошел и Российский индекс научного цитирования — РИНЦ.

У отечественного проекта, как и у остальных, оценивали критерии включения и исключения информации из базы (берут ли туда публикации из «мусорных» журналов?) и «национальность» публикаций (в базу добавляют статьи только из местных изданий или опубликованные в любой другой стране?). Также исследователи проверяли, кем являются авторы материалов из баз — работают ли они преподавателями в своих вузах или занимаются чисто исследовательской деятельностью. Этот параметр позволял понять, для какой цели ученый писал и публиковал материал. На ряде должностей наличие новых научных статей — обязательное условие переаттестации либо продления финансирования.

Изначально в РИНЦ учитывали только публикации в отечественных журналах, а позднее в систему стали вносить все работы ученых с российскими аффилиациями. Ученые выяснили, что содержимое социально-гуманитарной части РИНЦ до недавнего времени полностью определялось самими авторами публикаций по соответствующим наукам и их издателями. Многие крупные вузы и исследовательские учреждения сами, вручную, добавляли и добавляют публикации в РИНЦ. Критериев исключения публикаций фактически не было. Например, научные статьи в журналах не из списка ВАК (Высшей аттестационной комиссии) вносили в РИНЦ наравне с остальными, хотя они, как правило, были весьма низкого качества и сомнительной научной ценности. С 2018 года правила включения публикаций в РИНЦ стали строже, однако их текста нет в открытом доступе. Кроме того, существует «элитное» подразделение социально-гуманитарного сектора РИНЦ — Russian Science Citation Index (RSCI), в которое сейчас входят 652 высокоцитируемых научных журнала (по ссылке указана 1000, но эксперты не смогли набрать столько «авторитетных» журналов). RSCI является частью всемирной сети Web of Science.

В других национальных библиографических базах часто представлен ограниченный набор публикаций по социальным и гуманитарным наукам. Как правило, он зависит от специфики научной деятельности в конкретном государстве. Например, в Бельгии основная часть научных работ выполняется сотрудниками университетов (и именно их статьи доминируют в базах данных), а в Чехии и Норвегии — сотрудниками исследовательских институтов. Из-за этого и подобных различий авторы описываемой работы не смогли определить, какие механизмы сбора данных о научных публикациях обеспечивают библиографическим базам максимальную полноту.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы