Текст уведомления здесь

Глобальное потепление принесет США волну самоубийств

Впрочем, исследование содержит ряд слабых мест, которые делают вероятность реализации такого сценария близкой к нулю.
Добавить в закладки
Комментарии

Исследователи из США, Канады и Чили изучили связь между ростом среднемесячных температур и числом самоубийств в США и Мексике. По их мнению, на каждый градус прироста температуры увеличивалась частота самоубийств в США и в Мексике. В связи с этим авторы предсказывают, что к 2050 году эта тенденция приведет к десяткам тысяч дополнительных суицидов в год в этих двух странах. К сожалению, целый ряд факторов в работе проигнорирован, что ставит ее корректность под вопрос. Соответствующая статья опубликована в Nature Climate Change.

Авторы новой работы взяли статистику самоубийств за 1969—2004 годы в США и за 1990—2010 годы в Мексике. Затем они «выровняли» данные по самоубийствам в этих странах, применив собственную авторскую методику, учитывающую влияние самых разных сторонних факторов — от экономической динамики по тому или иному округу до распространенности в нем огнестрельного оружия, а также числу выходных дней, солнечных дней и ряда других факторов. «Выровненные» данные использовали для поиска в них корреляции между среднемесячными температурами и числом суицидов.

В итоге получилось, что на каждый дополнительный градус среднемесячной температуры число самоубийств в США растет на 0,7 процента, а в Мексике — на 2,1 процента. Взяв наиболее радикальные оценки возможного потепления к 2050 году, исследователи высчитали, что рост температур может привести к более чем 20 000 дополнительных суицидов в год в Мексике и США.

Интересно, что отдельные российские СМИ даже нашли сходные цифры для Москвы в период жары 2010 года, сославшись на доклад Росгидромета, где говорилось о росте числа самоубийств в этот период в два раза. К сожалению, они не привели цифры по стране в целом, но ниже мы исправим это упущение.

На протяжении изучаемого исследователями периода в США шли процессы быстрого изменения числа самоубийств, что вносит значительный «шум» в данные по ним. Если в 1995 году суицидов там было 10,2 на 100 000 человек, то в 2016 году их стало 13,5.

К сожалению, в работе американских ученых содержится ряд слабых мест, делающих ее выводы не вполне убедительными. Во-первых, авторы использовали собственную методику для «выравнивания» данных по различных округам в США и муниципалитетам в Мексике. Однако корректность такого «выравнивания» не очевидна, поскольку целый ряд факторов, влияющих на частоту самоубийств, исследователи не учитывали.

Во-вторых, в статье никак не учитывают ситуацию по суицидам в среде ветеранов боевых действий в Соединенных Штатах. Среди воюющих солдат США и американских ветеранов войн частота самоубийств вдвое выше, чем среди американских мужчин вообще. А поскольку мужчины убивают себя в несколько раз чаще женщин, «военный фактор» в этом отношении крайне значим. Между тем годы активного роста температур в США совпали с периодом интенсивных военных действий, осуществляемых этой державой в других странах мира. Например, во время последних войн в Ираке и Афганистане самоубийств среди воевавших там американцев было больше, чем боевых потерь.

За рассмотренный авторами 35-летний период в США проживало не менее 50 миллионов лиц, считающихся ветеранами боевых действий (включая участников Второй мировой войны и последующих конфликтов). На текущий момент их «всего» 18,8 миллиона. При этом в настоящее время за сутки в среднем 20 американских ветеранов совершают суицид, то есть всего в год их погибает несколько тысяч (в 2001 году, например, 23 процента всех самоубийств в этой стране произошло среди ветеранов). Поэтому без учета данного фактора говорить о корректном учете тенденций по самоубийствам в США довольно сложно.

Сходная проблема существует и в Мексике. Резкая криминализация страны в последнюю четверть века привела к рекордно высокому уровню насилия. Число убийств на территории Мексики соответствует гражданской войне средней интенсивности (десятки тысяч человек в год). В таких условиях трудно исключать рост числа самоубийств по причинам, не имеющим к климату прямого отношения.

В-третьих, достаточно неочевидным выглядит и главный посыл работы — связь температур с частотой самоубийств вообще. Стоит напомнить, что в штаты — лидеры по числу суицидов — входят самые северные штаты этой страны. В частности, это Аляска (25,8 случая на 100 000 жителей в год, почти в два раза выше национальной нормы) — далеко не самый жаркий штат США. Среди аутсайдеров рейтинга — такой штат, как Калифорния (10,5 случая на 100 000 жителей в год, значительно ниже национальной нормы), который, в свою очередь, отличается не самым прохладным климатом. Если бы более высокие температуры действительно провоцировали рост частоты самоубийств, объяснить разрыв между Аляской и Калифорнией, с учетом их близкого подушевого ВВП, было бы крайне непросто.

Сходная картина наблюдается и в мире в целом. По числу самоубийств на душу населения лидирует на планете Европа, где их более 17 на 100 000 жителей. Но наиболее жаркие и не самые богатые ее страны — Греция, Мальта, Испания, Италия — показывают уровень в 3—8 случаев на 100 000 жителей. Зато в более богатых Швеции, Германии, Финляндии этот уровень выше 12 на 100 000. Мировым рекордсменом по числу самоубийств является Гренландия — 83,0 на 100 000, причем на севере острова эти цифры выше, чем на юге. Это в десятки раз больше, чем в жаркой Греции, при том что подушевой ВВП в Гренландии заметно выше. Наименьшее же число самоубийств отмечается в странах Восточного Средиземноморья (несмотря на их сравнительную бедность), где климат значительно более теплый, чем в Скандинавии или Германии.

Интересно, что в России также наиболее жаркие регионы страны (ЮФО, СКФО) являются наряду с Москвой аутсайдерами по числу суицидов. Лидеры у нас — Дальний Восток и Сибирь, в том числе Чукотка, Тыва, Бурятия, Ненецкий АО, Алтай. Разрыв между Самарской областью и Алтаем, например, — десятикратный. Несмотря на то что глобальное потепление на территории нашей страны проявляется заметно сильнее, чем в большинстве стран мира, число самоубийств в ней в последние 20 лет упало в разы.

Интересно, что и в июле 2010 года в частности, и летом 2010 года в целом, во время экстремально жаркого лета число самоубийств в России было заметно ниже, чем в аналогичный период 2009 года. Разумеется, это не повод считать, что высокие температуры снижают количество самоубийств. Поскольку основную роль в них играют социокультурные факторы, процессы снижения числа суицидов в нашей стране в 2010 году могли оказаться мощнее, чем влияние потепления.

Аналогичным образом трудно исключить влияние роста общего числа самоубийств в США за последние десятилетия (совпавшее по времени с повышением температур) на выводы авторов статьи. Тем более что они, как мы уже отмечали выше, не учли такие факторы, как изменение частоты и размаха войн, которые Соединенные Штаты ведут за рубежом.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы