Текст уведомления здесь

Генетический тест выявил первую в России мутацию гена, вызывающую дегенерацию нейронов в детстве

Возможно, у некоторых россиян с диагнозом «синдром Ретта» в действительности липофусциноз нейронов 7-го типа, как и в описанном медиками случае.
Добавить в закладки
Комментарии

Сотрудники Института биомедицинской химии, Научно-практического центра детской психоневрологии, Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова и некоторых других российских исследовательских учреждений описали случай пациентки с восковидным липофусцинозом нейронов 7-го типа (NCL7), который изначально был диагностирован как синдром Ретта. Но генетическое тестирование обнаружило нарушения в строении гена MFSD8, связанные с липофусцинозом. 525-й нуклеотид в этом гене, аденин, был заменен в результате мутации на тимин. Найденный вариант мутации MFSD8 ранее не встречался. Научная статья опубликована в журнале BMC Medical Genetics.

Восковидные липофусцинозы нейронов — это группа наследственных заболеваний, при которых в нервных клетках (а также клетках некоторых других типов) накапливается пигмент липофусцин и нарушается обмен сфинголипидов — важных компонентов системы передачи сигналов между клетками. Больные им страдают от мышечных судорог, потери речи и способности ходить, снижения интеллекта и, как правило, не доживают до половой зрелости. Типы этого заболевания отличаются тем, мутация какого именно гена его вызывает и, соответственно, скоростью развития симптомов. Само заболевание наследственное и вызывается тем, что ребенок получает от обоих родителей дефектную копию соответствующего гена.

Восковидный липофусциноз нейронов 7-го типа вызван мутациями в гене MFSD8. Это достаточно редкая разновидность липофусциноза, которая проявляется достаточно поздно — после двух лет. Девочка, с которой работали авторы статьи, была вторым ребенком в семье: ни у ее родителей, ни у старшего брата не было проблем с нервной системой. Однако в 2,5 года, получив незначительную травму пальца, девочка перестала разговаривать. Затем способность говорить восстановилась, но словарный запас у ребенка уменьшился. В три года у нее начались судороги, в три с половиной появились стереотипные (повторяющиеся) движения. Больной становилось все труднее общаться, ее ничего не интересовало. В пять лет она перестала ходить.

Магнитно-резонансная томография головы показала, что у девочки нарушено созревание коры больших полушарий, недоразвит мозжечок и нарушена структура белого вещества головного мозга. Нейропсихологи на основании перечисленных симптомов поставили ребенку диагноз «синдром Ретта». Это наследственная форма умственной отсталости, вызванная мутациями в гене МеСР2, играющем важную роль в формировании головного мозга. Она характерна только для девочек, и ее проявления сходны с описанным выше.

Но когда больной провели анализ экзома, то есть «прочли» все содержавшиеся в клетках ее крови РНК, кодирующие белки с известными функциями, обнаружилось, что РНК, соответствующие гену МеСР2, у пациентки были такими же, как у здоровых детей, и, следовательно, ген не дефектен, а диагноз неверен.

Нарушение обнаружилось в другой группе кодирующих белки молекул — РНК, соответствующих гену MFSD8. Это означало, что девочка больна не синдромом Ретта, а восковидным липофусцинозом нейронов 7-го типа, ранее в России не зарегистрированном. И то, как именно отличается мутировавший MFSD8 при таких болезнях, до того момента никто не описывал.

525-й нуклеотид этого гена, аденин, у пациентки был заменен на тимин, из-за чего его РНК содержала преждевременный сигнал к остановке синтеза белка. Поэтому кодируемый MFSD8 белок получался короче, чем нужно. Известно, что он переносит различные вещества в лизосомы — ту часть клетки, где при NCL7 накапливается избыток липофусцина.

Несмотря на то что полученная информация не помогла вылечить ребенка (пока это в принципе невозможно), результаты исследования внесли свой вклад в диагностику генетических заболеваний. Чем раньше обнаруживать их у детей, тем быстрее можно начать поддерживающую терапию пациентов. Знать, какие мутации вызывают конкретные наследственные нейродегенерации, важно, т.к. симптомы этих болезней у детей часто накладываются друг на друга и без анализа генетического материала очень сложно понять, чем на самом деле болен пациент. А от правильной постановки диагноза зависит успех терапии.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы