Текст уведомления здесь
Цзянькуй ХэThe He Lab / Youtube

STAT: эксперимент Цзянькуя Хэ по созданию ГМ-детей мог финансироваться государством

Однако, что произошло на самом деле, неясно: то ли ученый не известил своих спонсоров о сути своих экспериментов, то ли они теперь «умыли руки»

Эксперименты Цзянькуя Хэ, приведшие к рождению Лулу и Наны, могли получать государственное финансирование, выяснили журналисты STAT. Эти данные идут вразрез с предыдущими заявлениями официальных лиц: в ноябре представители китайских министерств науки и здравоохранения публично осудили Хэ и подчеркнули, что он действовал на свой страх и риск, а власти провинции Гуандун, расследующие деятельность ученого, в начале этого февраля сообщили, что государственных денег на финансирование экспериментов Хэ никто не выделял.
Добавить в закладки
Комментарии

В ноябре 2018 года мир узнал о том, что на планете родились первые генно-модифицированные дети — Лулу и Нана. Их геном отредактировали при помощи системы CRISPR/Cas9, внеся поломку в ген CCR5. Таким образом Цзянькуй Хэ попытался воспроизвести в детях «естественную» мутацию CCR5Δ32, носители которой «неуязвимы» к вирусу иммунодефицита человека. Научное сообщество практически единодушно осудило эксперименты китайца за сомнительную этичность (согласие родителей получали не по стандартному протоколу, и нет никаких гарантий, что те вообще понимали, на что соглашаются) и за техническое несовершенство работы (точной делеции, аналогичной Δ32, Хэ не смог произвести, да и есть все основания считать, что не все клетки несут мутацию).

Читайте также: ГМ-дети. Сделаны в Китае. Большой материал «Чердака» о самом скандальном биотехнологическом событии последних лет

К осуждению коллег быстро присоединились и официальные лица. «Природа этого инцидента отвратительна», — гласило совместное заявление Министерства здравоохранения и Министерства науки и технологий Китая; чиновники также потребовали расследовать деятельность ученого.

Предварительные итоги расследования, которые представили власти провинции Гуандун, подтвердили, что дети действительно родились, и давали юридическую оценку действиям Хэ. Китайские следователи сообщили, что заключение комиссии по этике, с опорой на которое Хэ перешел от лабораторных экспериментов к работе с клетками эмбрионов, было подделано и, следовательно, незаконно. Кроме того, финансирование на свои эксперименты Хэ искал независимо, не прибегая к помощи государства.

Теперь же журналисты STAT пристально изучили доступные источники: презентацию Хэ на конференции в Гонконге, формы согласия родителей на китайском языке и документы в реестре клинических испытаний. Также в их распоряжении оказалась презентация на китайском языке, которая использовалась при переговорах с участниками эксперимента. Ее журналистам предоставил один из сотрудников лаборатории Хэ, пожелавший остаться анонимным. Во всех этих документах среди источников финансирования исследования указываются Министерство науки и технологий, Шэньчжэньская комиссия по инновациям в науке и технологиях (часть муниципалитета) и Южный научно-технологический университет (сотрудником которого до недавнего времени был Хэ). Также на одном из слайдов «внутренней» презентации отмечается, что эксперимент — часть Государственной программы ключевых исследований (State Key Research Program) Министерства науки и технологий Китая.

STAT отмечает, что они пока не смогли установить, были ли эти учреждения в курсе того, как именно расходуются деньги грантов, которые они выдавали Хэ. С другой стороны, заявки на гранты в Китае требуют детального описания трат. Опять же Хэ мог использовать деньги, которые получала его лаборатория прежде: министерство и Шэньчжэньская комиссия финансировали эксперименты ученого, которые включали в себя работу с эмбриональными клетками человека, но не переходили к установлению беременности.

На вопросы журналистов в Министерстве науки и технологий ответили, что по результатам их внутреннего предварительного расследования они не нашли свидетельств того, что их деньги были пущены на эксперименты по рождению Лулу и Наны. Шэньженьская комиссия ничего не ответила, молчание предпочел сохранить и сам Хэ.

Ученый, который был официально освобожден от должности в своем университете в тот же день, когда китайские власти представили предварительные итоги расследования его деятельности, продолжает оставаться в Китае и не общается с прессой. Журналистам New York Times в декабре прошедшего года удалось выяснить, что он находится то ли под домашним арестом, то ли просто под охраной. Освобожден от своей должности и бывший научный руководитель Хэ, Майкл Дим из Университета Райса (США). Не так давно выяснилось, что он был указан последним автором в статьях, которые Хэ подавал в журнал Nature в прошедшем ноябре.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы