Текст уведомления здесь
Эммануэль Шарпантье (слева) и Дженнифер Дудна (справа)Jose Vicente / AP

Выдан решающий патент на систему CRISPR/Cas

Его получили Калифорнийский и Венский университеты и лично Эммануэль Шарпантье

Команда юристов, представляющих интересы Калифорнийского и Венского университетов, а также Эммануэль Шарпантье, добилась признания интеллектуальных прав своих клиентов на систему редактирования генома CRISPR/Cas и производные от нее технологии. Выданный сегодня Ведомством по патентам и товарным знакам США (USPTO) патент закрепляет в интеллектуальной собственности калифорнийско-венской коалиции методы и системы изменения молекул ДНК как в живых клетках, так и in vitro, используя систему CRISPR/Cas в связке с одним или более РНК-гидом. Подобная формулировка закрывает весьма широкий спектр манипуляций с геномом. Это позволяет, по крайней мере предварительно, назвать Шарпантье с Дудной «легальными матерями» биотехнологического инструмента, совершившего революцию в современной биологии и медицине.
Добавить в закладки
Комментарии

Возможность использования системы CRISPR/Cas для целевого редактирования генома впервые продемонстрировали в своей статье 2012 года Дженнифер Дудна и Эммануэль Шарпантье. Они показали, что можно синтезировать химерный РНК-гид, который «узнает» нужный ученым ген и «приведет» к нему белок Cas9, что умеет разрезать двойную нить ДНК.

Группа Дудны и Шарпантье, подробно описав механизм работы системы в бактериях и археях, наглядно показала, что белки Сas можно использовать для целевого «выключения» практически любого гена, если снарядить его искусственным РНК-гидом. В демонстрационном эксперименте они in vitro вырезали из нескольких плазмид ген зеленого флуоресцентного белка (GFP). Статья заканчивалась утверждением, что система РНК-программируемого Cas9 может использоваться в качестве альтернативы существовавшим тогда редакторам генома — TALENам и цинковым пальцам.

Уже через полгода группа Фэн Чжана из Института Броуда, также изучавшая возможности Cas9, успешно применила метод химерного РНК-гида, описанный Дудной и Шарпантье, чтобы отредактировать клетки эукариотов — мышей и людей.

Поначалу Шарпантье и Дудна предложили Чжану и Джорджу Черчу (который тоже активно занимался CRISPR-системами все эти годы) создать одну компанию и таким образом коллективно владеть правами на нее, но этот проект быстро провалился. В итоге «прародители» CRISPR-биотеха создали отдельные компании: часть из них стала заниматься развитием медицинского применения системы, другая — создавать CRISPR-продукты для сельского хозяйства, животноводства и химической индустрии.

Все это время между тремя тесно связанными группами продолжалась легальная война. Первая группа — это Калифорнийский университет (в котором работает Дудна), вторая — Институт Броуда (аффилированный одновременно с MIT и Гарвардом), третья же концентрировалась вокруг Шарпантье. Многие ученые оказались «заиграны» сразу за несколько групп: так, Дудна имеет отношение как к компании Editas Medicine Института Броуда, так и Caribou Biosciences, лицензия на CRISPR которой «калифорнийская».

Так выглядит, например, схема передачи прав и лицензий от оригинальных исследователей к институциям в случае с несколькими связанными с ними коммерческими структурамиERS Genomics

В 2018 году первый раунд в борьбе за «фундаментальный» патент — на технологию CRISPR-вмешательства в клетки эукариотов — остался за Броудом. Этот документ блокировал претензии Дудны, Шарпантье и их представителей на получение патента, который им выдали сегодня. Теперь юристы, защищающие интересы «калифорнийской команды», добились своего. О том, что USPTO собирается признать легальность оригинального патента калифорнийско-венской коалиции, стало известно в феврале. Сегодня дело наконец доведено до конца.

Спор за патент — это не только спор за немалые деньги. Эхо революции, которую произвела система CRISPR/Cas, слышно далеко за пределами лабораторий. Уже как минимум пять лет весь мир ждет, что ее создатели получат Нобелевскую премию. Но сначала надо наконец разобраться, кого же правильно считать ее создателем. В пылу сражения за миллиарды и мировую славу принять это решение не так просто, поэтому Нобелевский комитет, видимо, решил дождаться окончания легальной баталии. А она тем временем разгорелась не только в США, но и перекинулась в Европу, где патентные офисы не без удовольствия отмечали заслуги и других ученых, поучаствовавших в изучении CRISPR/Cas9. В выданном сегодня патенте помимо Шарпантье в графе «изобретатели» значатся Дженнифер Дудна, Мартин Джинек (Martin Jinek) и Кшиштоф Хылинский (Krzysztof Chylinski), также указанные в числе авторов статьи 2012 года.

Теперь, после того как американский патент выдали трио, состоящему из Калифорнийского и Венского университетов и Эммануэль Шарпантье, ситуация, с одной стороны, прояснилась, но при этом все еще осталась двусмысленной. Выдача этого патента не отнимает у Института Броуда существующих патентов, среди которых уже упомянутый патент на технологию редактирования генома эукариотов на базе системы CRISPR/Cas и ряд патентов на инструменты молекулярной диагностики на том же «движке». Что это значит для биотехнологического бизнеса, который в «криспрах» даже не по локоть, а по уши, остается неясным. Вообще, прямо сейчас патентов, упоминающих термин CRISPR, в базе USPTO — 1796. Должны ли они теперь «склониться» перед более широким калифорнийско-венским патентом, покажет, по-видимому, дальнейшая практика.
Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы