Текст уведомления здесь

Оспа, да не та

В Европу пришла оспа обезьян — больны уже три человека. Чем эта оспа отличается от натуральной оспы? Пора ли нам паниковать?

Сразу три человека на территории Великобритании прямо сейчас болеют оспой обезьян. Это диковинное для всего мира, кроме Африки, заболевание попало в страну впервые и внезапно. Причем настолько, что третий заразившийся — медик, который не сразу догадался, чем же болен его пациент. «Чердак» разбирается, виноваты ли в произошедшем обезьяны и когда нам начинать паниковать.
Добавить в закладки
Комментарии

Первый в истории британского королевства случай обезьяньей оспы выявили 8 сентября у нигерийца, прибывшего на военную базу в графство Корнуолл. Всего через три дня обнаружился второй, не связанный с первым случай, и тот пациент тоже недавно вернулся из поездки в Нигерию. А третий заболевший работал в больнице, где лечили второго.

Оспа обезьян — бедная родственница натуральной оспы: это болезнь с очень похожими симптомами в виде лихорадки, головной и мышечной боли, а затем характерной сыпи, от которой остаются рубцы. Но она куда менее заразная и смертельная: умирает «всего» 10% заразившихся (в Африке показатели колеблются от 4 до 22%) против 40—90% у «старшей» оспы. Лекарства от оспы обезьян нет, но большинство справляется с болезнью самостоятельно за две-три недели. Передается оспа обезьян через кровь и биологические жидкости, через контакт с кожей и воздушно-капельным путем, как простуда. А еще заразиться ей можно через мясо больных животных, как это часто и происходит на практике. Тяжело переносят оспу обезьян в первую очередь дети — взрослые, как правило, справляются с ней лучше.

Снимки двух форм вируса оспы обезьян, полученные при помощи просвечивающего электронного микроскопа. Фото: CDC / Cynthia S. Goldsmith, Inger K. Damon, and Sherif R. Zaki
Снимки двух форм вируса оспы обезьян, полученные при помощи просвечивающего электронного микроскопа. Фото: CDC / Cynthia S. Goldsmith, Inger K. Damon, and Sherif R. Zaki

«Натуральная, или черная, оспа относится к роду ортопоксвирусов, в этом роду есть еще целый ряд вирусов, например осповакцины, которой делают прививку, и оспы коров, которой делали прививку от оспы ранее. Все эти вирусы, кроме натуральной оспы, разносятся грызунами, и по большому счету заболевание вызывают у очень многих видов животных, в том числе у человека. И только натуральная оспа передавалась и вызывала заболевание только у человека и больше ни у какого другого вида», — объяснила «Чердаку» Елена Уварова из Института цитологии и генетики СО РАН, написавшая кандидатскую диссертацию о геноме оспы обезьян. По ее словам, натуральная оспа хорошо приспособилась к уходу от иммунной системы человека и заражала его очень эффективно, вызывая бесконечно длинные цепочки передачи вируса от человека к человеку.

«Другие виды оспы (ортопоксвирусов) не так специализированны и поражают человека с меньшей эффективностью. Оспа обезьян не такой заразный и смертельный вид потому, что менее специализирован, неэффективно поражает клетки человека, а иммунная система человека эффективнее противостоит этому вирусу», — сказала исследовательница.

Интересно, что впервые оспу обезьян обнаружили не у диких обезьян, как это обычно бывает, а у лабораторных животных: в 1958 году ее нашли в научной лаборатории в Копенгагене, где заболели макаки-крабоеды из Сингапура, содержавшиеся вместе с макаками-резусами. Первый случай оспы обезьян у человека был зарегистрирован в 1970 году в Заире (ныне Демократическая Республика Конго), где заболел девятимесячный мальчик.

Помимо обезьян и людей, этой оспой могут заразиться луговые собачки, крысы, кролики, мыши и белки, но ни одно из этих животных сейчас официально не считается природным резервуаром для этой инфекции. Кто резервуар на самом деле, ученые точно пока так и не знают. Елена Уварова говорит, что на самом деле это оспа грызунов, так что, скорее всего, эту оспу назвали неправильно.

Оспа обезьян считается редким заболеванием, распространенным в основном в Африке, где люди заражаются ей от животных и время от времени — друг от друга. Между людьми эта оспа передается не очень хорошо, и это мешает ей стать сколько-нибудь значимой угрозой в масштабах всего мира. Это, правда, не означает, что вспышки оспы обезьян не могут наделать шума. Первая такая вспышка за пределами Африки случилась не где-нибудь, а в Соединенных Штатах, и не так давно — в 2003 году. В страну привезли примерно 800 экзотических животных из Ганы, среди которых оказались хомячковые крысы, зараженные этим вирусом, от них заразились уже упомянутые луговые собачки, которых в Техасе бодро продавали как домашних питомцев. В итоге оспа свалила 47 человек аж в шести американских штатах, всех перепугала, но никого не убила.

Еще одна такая вспышка, судя по всему, и происходит прямо сейчас в Нигерии, где с сентября 2017 года по август нынешнего якобы переболело уже 262 человека. 113 из этих случаев подтвердились лабораторными исследованиями, семь человек погибло. Причем, как отмечает Всемирная организация здравоохранения, до этого в Нигерии случаев оспы обезьян не было примерно 40 лет. Еще 16 случаев (один из которых подтвержден лабораторно) выявили весной в Камеруне.

Британский случай — хорошая иллюстрация главной проблемы с оспой обезьян, которая сама по себе не кажется такой уж страшной: в мире без натуральной оспы, которую мы искоренили в 1980 году, от нее перестали массово прививать людей, а врачи, которые помнят, что такое оспа, и готовы подозревать ее у пациента, встречаются все реже. Третий пациент заразился еще до того, как кто-либо в больнице понял, чем именно болен «пациент ноль». «Контактникам», которые как-то взаимодействовали с заболевшими, британские власти сейчас предлагают сделать прививку от оспы: если сделать ее достаточно рано, прививка поможет предотвратить заболевание. Собственной вакцины у оспы обезьян нет.

Несмотря на относительную безобидность, ВОЗ все равно называет оспу обезьян самой опасной ортопоксвирусной инфекцией, не считая искорененной оспы. Скорее всего, распространение оспы обезьян в последнее время (до 1980-х годов случаи у людей были единичными) неразрывно связано именно с отказом от прививок от натуральной оспы. Сергей Борисевич и его коллеги из 48-го Центрального научно-исследовательского института Минобороны России оценивают общее количество случаев оспы обезьян с 1970 по 2007 год в 4515—4522 случая, по данным американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC). За этим последовал существенный рост: только в Демократической Республике Конго с 2005 года регистрируется более тысячи случаев в год. В СССР и России ни одного случая пока не было — во всяком случае, в литературе они не упоминаются, и Елене Уваровой о них тоже неизвестно.

В России, если судить по выдаче электронной библиотеки eLibrary, оспой обезьян занимаются в основном в Государственном научном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» и в том же 48-м Центральном научно-исследовательском институте Минобороны России. Специалисты «Вектора» в статье о распространении вируса оспы обезьян у мышей для журнала «Проблемы особо опасных инфекций» пишут, что разработка лекарств против ортопоксвирусных инфекций остается актуальной, несмотря на ликвидацию натуральной оспы — на случай, к примеру, «актов биотерроризма» или появления вируса из мерзлотных грунтов, где он может сохраняться длительное время. Поскольку с натуральной оспой работать сложно и опасно, для тренировок используют как раз оспу обезьян, пишут ученые.

Елена Уварова между тем скептически оценивает перспективы оспы обезьян, да и любой оспы, в качестве биологического оружия. «Однозначного ответа нет, аргументы есть и за, и против, но я считаю, что это маловероятно. Так как есть прекрасные вакцины, которые защищают вообще от всех видов оспы, оспа как биологическое оружие, по мне, не очень-то эффективна», — говорит собеседница «Чердака». Мало того, что для этого понадобится очень хорошо оснащенная лаборатория и опытные сотрудники — на коленке оспу не военизируешь, — если браться за натуральную оспу, скрыть источник штамма будет невозможно. «Геном оспы очень хорошо изучен, и откуда утечка штамма, чему он родственен и из какой части света и даже в какой лаборатории его прародитель находится, установить очень легко», — напоминает Уварова.

У вируса оспы обезьян две разновидности — из Западной и из Центральной Африки. Первая считается более слабой — эксперты Исполнительного агентства по здравоохранению британского Минздрава успокаивают, что, по данным предварительного анализа, британские пациенты больны именно этой, более легкой формой.

Специалисты 48-го ЦНИИ Минобороны отмечают, что развитие международного туризма и экономических связей со странами Африки все равно «создает потенциальную опасность завоза оспы обезьян из Африки на территорию Российской Федерации». В отсутствие иммунитета у населения врачам стоит сохранять бдительность, пишут ученые. Бдительные британские эксперты говорят, что о вспышке в стране речи пока нет: из примерно 50 людей, вступавших в контакт с больными, заразился всего один. Вторая в истории попытка оспы обезьян выбраться из Африки, кажется, закончится, едва начавшись.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Как пробуждаются темные силы

Обкуривая мышей табачным дымом, ученые выяснили, кто виноват в том, что побежденный рак иногда возвращается

Раковая опухоль — сборище клеток-монстров. Одни умножают свои хромосомы, другие переползают из органа в орган, третьи сливаются с иммунными клетками. Но самые страшные из них — спящие клетки, невидимые для химиотерапии: они восстанавливают опухоль после того, как опасность миновала. Сегодня в Science вышла статья, авторы которой, обкуривая мышей табачным дымом, выяснили, как «просыпаются» такие клетки. «Чердак» разбирается, какие монстры водятся в раковых опухолях и что произошло в организмах грызунов-курильщиков.
Добавить в закладки
Комментарии

Опухоль — это попытка анархического переворота в многоклеточном государстве. Каждый из бунтарей — раковых клеток — при этом пытается отхватить максимальное количество ресурсов у организма. Делиться с соседями, выдерживать иерархию или блюсти интересы опухоли в планы повстанцев не входит. Поэтому опухоль представляет собой эволюционную систему в миниатюре: в ней выживают только те клетки, которые оказываются успешнее прочих в своей агрессии, то есть «злее» по отношению к организму.

Из этого есть два важных следствия. Первое: когда мы смотрим на уже сформировавшуюся опухоль, нам кажется, что клетки будто бы специально научились атаковать именно этот организм. Это результат сурового естественного отбора. За ними стоят сотни куда более фантастических, но нежизнеспособных вариантов.

Второе: нет универсального способа захватить ресурсы организма, поэтому борьба за выживание порождает множество стратегий бунта. Ни одна опухоль не состоит из одинаковых клеток, это всегда разношерстная толпа.

Все средства хороши, чтобы выделиться из толпы. Нам известно уже несколько способов, с помощью которых раковые клетки повышают свое разнообразие. Самый простой — накопление случайных мутаций. Посложнее — изменение количества хромосом. Среди опухолевых клеток часто встречаются аномалии хромосомного состава, это помогает клеткам увеличить или уменьшить число копий нужного гена. Совсем недавно ученые обнаружили связь между разнообразием хромосомного состава в опухоли и ее «злобностью», то есть вероятностью метастаза, рецидива и летального исхода. Известны случаи, когда клетки опухоли отнимали у здоровых клеток целые органеллы вместо своих поврежденных. И наконец, две недели назад появились данные о том, что опухолевые клетки могут сливаться с макрофагами (иммунными клетками). Продуктом такого слияния становятся гибридные клетки, которые сохраняют способность размножаться и нечувствительность к блокаторам деления, а от макрофага заимствуют подвижность и защиту от других иммунных клеток. И возможно, этот перечень ухищрений опухолевых клеток далеко не полон. [ ... ]

Читать полностью

Осень, что же будет завтра с нами

Как организм человека реагирует на приближение зимы и можно ли ему как-то помочь

По мере сокращения светового дня многие животные впадают в спячку, а люди начинают чувствовать себя сонными и унылыми. Как это связано с недостатком солнечного света? И значит ли это, что физиологически мы слабеем зимой? «Чердак» составил краткий путеводитель по биологическим ритмам человека и рассказывает, отчего и куда они могут сдвинуться.
Добавить в закладки
Комментарии

Биоритмы — это смена сна и бодрствования?

Не совсем. Биоритм (или циркадный ритм) — это цикл, по которому физиологические  процессы в организме сменяют друг друга. Привычный нам цикл сна и бодрствования — это циркадный ритм центральной нервной системы. Но часики тикают и на более глубоких уровнях. Например, около 10% генов, экспрессирующихся в каждой клетке организма, делают это циклично (то есть пик экспрессии приходится на определенное время суток). При этом только 1-3% этих генов общие у клеток разных типов, скажем печени и сердца, остальные отвечают за специфические для конкретного органа функции.

Разница между днем и ночью известна каждой клетке нашего организма. Во-первых, днем на них действует ультрафиолетовое излучение, а значит, копятся повреждения ДНК. Это особенно актуально для клеток кожи, которым было бы выгоднее делиться ночью, чтобы не множить мутации. Во-вторых, днем клетки получают больше еды. Именно поэтому и делиться им приходится тоже в светлое время суток, несмотря на опасность. В-третьих, днем большинство наших органов работает интенсивнее — сосуды, мышцы, почки, печень. Поэтому клеткам удобен режим, при котором днем активны одни гены, а ночью — другие. [ ... ]

Читать полностью

Гены, молчать!

В США одобрен первый препарат на основе РНК-интерференции

Пока мир размышляет над этичностью и безопасностью редактирования генома с помощью CRISPR-Cas, другие технологии уже выходят на рынок. Новый лидер молекулярного забега — препарат, использующий РНК-интерференцию для того, чтобы «глушить» экспрессию определенных генов.
Добавить в закладки
Комментарии

В поисках причин заболеваний современная медицина закапывается все глубже в молекулярный грунт. Раньше мы работали с симптомами заболеваний, облегчая состояние больного организма, потом переключились на причины, добавляя недостающие белки или разрушая лишние, сейчас же мы пытаемся предотвратить возникновение этих причин, манипулируя работой отдельных генов.

Мы уже умеем создавать отдельные клетки человека, работающие так, как нам нужно, — тому пример одобренная недавно CAR-T клеточная терапия для больных лейкемией или излеченный от буллезного эпидермолиза мальчик. В обоих случаях врачи забирали у больных неправильно работающие клетки и заменяли отредактированными, правильными.

Но вывод на рынок РНК-интерференции впервые позволяет нам радикально менять работу генов in vivo, и это принципиально новый уровень управления работой нашего организма.

Все на борьбу с амилоидозом [ ... ]

Читать полностью