Текст уведомления здесь

«Хочется верить, что совсем скоро мы научимся лечить даже самые страшные болезни»

Руководитель молекулярных и клеточных исследований GE Healthcare Екатерина Авилова об иммунной терапии и производстве биофармацевтических лекарств

Производство современных лекарств — сложный, долгий и дорогостоящий процесс, в котором задействованы биоинженеры, биотехнологи, химики и биологи. Создание препарата начинается с синтеза новой макромолекулы активного вещества, которое ляжет в основу лекарственного средства. О современной персонализированной медицине и одном из перспективных методов борьбы с раком мы поговорили с Екатериной Авиловой, руководителем направления молекулярных и клеточных исследований GE Healthcare Life Sciences Россия/СНГ, кандидатом биологических наук.
Добавить в закладки
Комментарии

[Ch.]: Понимание того, как ведут себя клетки и молекулы при конкретном заболевании, — это, пожалуй, единственный на сегодняшний день способ создать эффективный препарат для его лечения.  Расскажите, пожалуйста, как создаются биофармацевтические препараты.

[Е.А.]: Биофармацевтические препараты на данный момент составляют по разным оценкам около 70% всей большой фармы.

Создание препаратов для персонализированной медицины основано на технологиях получения сложных молекул, идентичных тем, что уже есть в живых организмах.

Такие препараты получаются биологическим путем с использованием специальных  клеток-помощников. В них трансфицируется генетический материал, на основе которого идет наработка рекомбинантного белка. Производство таких антител делится на два больших этапа.

Первый этап называется Upstream, когда происходит рост клеток в биореакторах, где они активно делятся в питательной среде.

Биореактор с одноразовой пластиковой системой в Testa Center, Уппсала, ШвецияАнастасия Тмур

Сейчас для производства, например, моноклональных антител [*используются для терапии рака, прим. ред.] прибегают к одноразовым технологиям — стерильным пластиковым системам (мешкам), которые помещают в волновой или вертикальный (с магнитной мешалкой) биореактор. В данных стерильных мешках выращивают клеточную культуру, объем которой начинается всего с нескольких миллилитров и может доходить до сотни литров. В результате жизнедеятельности и роста клеток происходит наработка биофармацевтического продукта (рекомбинантного белка), который необходимо очистить от примесей (питательная среда, клетки и т.д.) в процессе второго этапа, называемого Downstream, с помощью различных видов препаративной хроматографии и фильтрации. Конечным результатом этого этапа производитель получает готовую субстанцию в сухом виде, с которой можно проводить манипуляции: растворять, упаковывать и т.д.

Хроматографическая система GE ÄKTAPilot в Testa Сentre, Уппсала, Швеция.Анастасия Тмур

[Ch.]: Екатерина, что такое принцип 4П в современной медицине?

[Е.А.]: Тренды, которые есть в России на сегодня, это персонализация — индивидуальный подход к пациенту, предикция — ранние скрининги и выявление предрасположенности к заболеваниям, превентивность — создание профилактических мер и партисипативность — вовлечение пациента в процесс лечения.

Персонификацию можно рассмотреть на примере иммунотерапии, которая действует на конкретного пациента, например CAR-T-терапии при лечении онкологических заболеваний.

[Ch.]: Расскажите, пожалуйста, подробнее.

[Е.А.] Первый успешный случай применения CAR-T-терапии был зафиксирован у Эмили Вайтхэд в США, когда удалось вылечить острый рак крови у ребенка.

Когда пациент приходит в больницу, у него отбирают кровь из вены. После этого из крови необходимо выделить Т-лимфоциты, модифицировать их, нарастить в достаточной для терапии дозе и вернуть (инъецировать) пациенту. Большая часть процесса должна проходить при помощи биотехнологов. Отобранная кровь поэтапно охлаждается (без использования жидкого азота) до -100 градусов при помощи системы asimptote Via Freeze таким образом, чтобы Т-лимфоциты не потеряли свой функционал. После заморозки кровь помещается в жидкий азот и транспортируется в биотехнологический центр, где оттаивается в специальной системе, которая не повреждает функции клеток (Via Thaw).

Следующим важным этапом является аферез, когда Т-лимфоциты из образца крови выделяются на проточной центрифуге малого объема (в стерильном замкнутом контуре) Sepax C-Pro. В результате мы получаем лимфоциты, пригодные для генетической модификации.

Разные производители по-разному модифицируют лимфоциты (лентивирусный вектор, транспозоны и др.), доставляя генетическую конструкцию, которая заставляет Т-лимфоцит экспрессировать химерный рецептор. Теперь Т-лимфоциты обладают свойствами, необходимыми для борьбы с заболеванием: гиперактивностью и специфичностью против конкретной опухоли.

Схема Car-T-терапииWikimedia

После наращивается количество уже обладающих нужными свойствами лимфоцитов в специфицированном биореакторе с использованием специальных сред и добавок.

Затем препарат отмывается, «собирается урожай» при помощи проточных центрифуг Sepax C-Pro или Sefia, полученный продукт нужной концентрации снова замораживают, возвращая в больницу, где он после оттаивания проходит финальную отмывку и вводится пациенту.

Иммунная терапия — многообещающее направление. Хочется верить, что мы вплотную подошли к тому, чтобы научиться эффективно лечить многие страшные заболевания.

(Редакция благодарит за помощь в организации интервью конкурс Tech in media.)

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы