Текст уведомления здесь

Незримые жнецы

Четыре болезни, бравшие города штурмом

От одних названий болезней, которые свирепствовали на планете в Средневековье, до сих пор бросает в дрожь. Этот страх оправдан: не все вирусы и бактерии, вызывающие смертельные болезни, остались в прошлом. Мы расскажем о невидимых врагах, которые нанесли сокрушительные удары по цивилизации: чуме, оспе, холере и проказе.
Добавить в закладки
Комментарии

Чума: зараза зараз

Именно так — зараза — и переводится с латыни слово pestis — «фамилия», которую носит чумная палочка, Yersinia pestis. Вызываемая ей болезнь еще с античных времен выкашивала людей сотнями тысяч. Самая крупная волна чумы, Черная смерть, прокатилась по Азии, Гренландии, Европе и Северной Африке в середине XIV века: из природного очага в пустыне Гоби монгольские конники и торговцы передали эстафетную чумную палочку в Китай и Индию. Оттуда чума проникла в Европу, где убила десятки миллионов человек. В Средние века никто не догадывался о том, что такая форма жизни, как бактерия, вообще существует, и тем более не знал, как лечить чуму и прививать от нее. А сама бактерия, Yersinia pestis, была открыта только в 1894 году.

Считается, что болезнь досталась людям от крыс, а переносили ее блохи, которые в Средневековье водились и у грызунов, и у придворных дам. Сначала развивалась бубонная чума: бактерии по лимфатическим сосудам попадали в ближайший лимфоузел, который воспалялся и разрастался, образуя бубон. Сильнее всего страдали шейные, подмышечные и паховые лимфоузлы. На поздних стадиях чумная палочка попадала в легкие — возникала легочная чума. Размножение в легких позволяло бактериям быстро передаваться между людьми. И наконец, когда палочки добирались до кровеносных сосудов, развивалась септическая чума — самая опасная и чаще всего летальная.

«Чумная» маска, которую надевали врачи во времена эпидемий. Фото: Wellcome Collection / CC BY 4.0
«Чумная» маска, которую надевали врачи во времена эпидемий. Фото: Wellcome Collection / CC BY 4.0

Средневековые врачи при встрече с чумой оказались бессильны. Чумные доктора в пропитанных воском плащах и масках не знали, как бороться с болезнью, и боялись ее. Лечение сводилось в основном к прокалыванию и прижиганию бубонов, но в ход шли и экзотические средства — вроде смеси золота и рубленых изумрудов, магических ритуалов и окуривания больных дымом сильно пахнущих трав. Конечно, это не помогало. Тем не менее чума стала первой формой болезни, которую смогли вылечить благодаря убитой вакцине (т.е. использовали уже мертвые бактерии в качестве «тренировочного стенда» для иммунитета), созданной Владимиром Хавкиным в начале ХХ века, а затем и вакцине живой, которую разработала и испытала на себе советский бактериолог Магдалина Покровская.

Сейчас все три вида чумы поддаются лечению, но остаются смертельно опасными, поскольку распознаются не сразу, особенно в тех районах, где мало диагностических лабораторий. Заразиться ими можно, например, в некоторых странах Африки. При этом известно несколько сценариев, при которых палочка может попасть в организм человека. Среди них — не только контакт с зараженными грызунами или людьми, но также поедание мяса зараженных верблюдов или общение с кошками, съевшими зараженных грызунов.

Холера: болезнь грязных рук

«Холера тебя забери!» — столь же распространенное в литературе ругательство, сколь и когда-то болезнь, которая стала причиной его появления. Холера поражала жителей США, России, Японии и других стран, а в европейской истории известно семь крупных пандемий, унесших миллионы жизней: от первой, которая началась в 1817 году, до седьмой, случившейся в 70-х годах ХХ века. В Античности и Средневековье холера локализовалась в основном на Индийском субконтиненте и была не так активна в Европе. Считается, что в Европу Нового времени попал уже мутировавший холерный вибрион, который и стал причиной массовой гибели людей.

Болезнь проявляется в виде целого комплекса симптомов: вялость кожи, контактный дерматит, тахикардия, исчезновение голоса, постоянная жажда, слабость в мышцах, озноб, судороги, диарея и одышка. Все это — дело рук не самой бактерии, а ее токсинов, который она вырабатывает, размножаясь на стенках тонкого отдела кишечника. Основной токсин проникает в клетки кишечника и заставляет их секретировать наружу воду и ионы. Второй токсин действует на белки, скрепляющие друг с другом клетки стенки кишечника. Он нарушает прочность их связывания, и стенка начинает буквально протекать: вода устремляется из организма в просвет кишечника, а затем наружу. Опасность заключается в том, что на начальных этапах действия токсина холера неотличима от обычной острой диареи. Без должного лечения наступает тяжелое обезвоживание, и возможен летальный исход.

Во времена эпидемий холеры европейцы не теряли чувства юмора. На фото: карикатуры (слева немецкая, справа британская) первой половины XIX века, высмеивающие множественные рекомендации по тому, как уберечься от холеры. Изображения: Wellcome Collection / CC BY 4.0
Во времена эпидемий холеры европейцы не теряли чувства юмора. На фото: карикатуры (слева немецкая, справа британская) первой половины XIX века, высмеивающие множественные рекомендации по тому, как уберечься от холеры. Изображения: Wellcome Collection / CC BY 4.0

Еще в XIX веке источником холеры считался «плохой воздух». Ситуация изменилась благодаря англичанину Джону Сноу (и он, в отличие от другого, гораздо более известного в последние годы Джона Сноу, что-то явно знал!). Во время вспышки холеры в Лондоне в 1854 году он составил карту, на которой отметил случаи заболевания, и выяснил, что больных объединяло использование воды из одного и того же колодца. Люди на соседних улицах, употреблявшие другую воду, болели гораздо реже. Так стало понятно, что холерный вибрион переносится в основном грязной водой, а также фекалиями зараженных организмов, через которые бактерия может попасть в воду. Сейчас болезнь распространена в Юго-Восточной Азии, Индии, Африке и Латинской Америке, где микроочаги холеры вспыхивают в течение всего года. По данным ВОЗ, каждый год заражаются 1,3—4,0 миллиона человек, из которых погибают от 21 до 143 тысяч.

Лепра: болезнь нечистых

Крымская, финикийская, или скорбная, болезнь, хансениаз, ленивая смерть, недуг Лазаря, хронический гранулематоз — все это лепра, или проказа, с которой человечество борется сотни лет. Сначала болезнь поражает покровы — они отмирают и внутрь попадают возбудители других инфекций, вызывающие уже разрушение мышц, костей и внутренних органов. Проказа убила бесчисленное количество людей, особенно в Европе XII—XIV веков, позже передав пандемическую эстафету бубонной чуме. В средневековой Европе было более 19 тысяч лепрозориев, куда людей отправляли умирать, устроив им символические похороны. Больной с уродливыми наростами на лице и теле мог выходить за ворота только с колокольчиком, бродя неподалеку от изолятора в надежде на милостыню. Звонок нужен был не только для того, чтобы прохожие успели в ужасе разбежаться: прокаженные зачастую не могли попросить о помощи вслух, а позже недуг лишал их не только голоса, но и ушей, носа и пальцев на руках и ногах.

Двух прокаженных не пускают в город. Миниатюра из рукописи Винсента из Бове, XIV век
Двух прокаженных не пускают в город. Миниатюра из рукописи Винсента из Бове, XIV век

В 1873 году врач Герхард Хансен открыл возбудителя заболевания — микобактерию Mycobacterium leprae. Этот микроорганизм является облигатным внутриклеточным паразитом, то есть не может вести свободный образ жизни. В связи с этим большая часть его генома неактивна — 40% генов превратились в нерабочие псевдогены. А в 2008 году оказалось, что у него есть близкий родственник — Mycobacterium lepromatosis, который вызывает одну из самых тяжелых форм болезни (диффузная лепроматозная проказа, или лепра святого Лазаря). Разницу между двумя родственниками обнаружить непросто: их геном отличается единичными нуклеотидами. Однако ученые полагают, что разделились эти два вида очень давно — около 10 миллионов лет назад (еще до того, как древние люди перешли к прямохождению). То есть проказа буквально сопровождала человека в течение всей его истории.

По данным ВОЗ, лепра до сих пор не побеждена: это подтверждают и ежегодные случаи заражения, и отдельные очаги в природе — например, группа прокаженных красных белок, обнаруженных в 2016 году в Великобритании. Однако у людей болезнь успешно лечится антибиотиками, так как ленивые бактерии никакого механизма сопротивления к ним не выработали. Сейчас для того, чтобы заразиться, нужно едва ли не целыми днями обнимать прокаженного. Но это не повод терять бдительность: с момента заражения до проявления первых симптомов могут пройти и месяцы, и десятки лет. А выявить лепру на ранней стадии почти невозможно, поскольку слабость и сонливость любой человек скорее спишет на переутомление, чем на грозную болезнь с анамнезом длиной больше семисот лет.

Оспа: побежденная и воскрешенная наукой

Оспа — первая и единственная в истории вирусная болезнь, которую удалось победить с помощью вакцинирования: последний случай заражения произошел в Сомали в 1977 году. Натуральная оспа известна более двух тысяч лет, и за это время болезнь унесла жизни десятков миллионов человек. Известны несколько форм оспы, среди которых самая страшная — черная. Она характеризуется не только вздутиями на коже, но и кровоизлияниями. Гематомы под кожей выглядят черными, отсюда и название разновидности болезни. Такая оспа часто становилась смертельной из-за кровоизлияний во внутренних органах. Она стала причиной нескольких эпидемий: в IV веке вирус нанес удар по Китаю, через два века — по Корее, а еще через два — по Японии. Из Азии вместе с арабами оспа попала в Индию, Персию и Сирию, а к XV веку добралась до Испании, Италии и Франции, и для европейцев настали действительно черные времена.

Семеро членов французского комитета по вакцинации возмущены сомнением коллеги в эффективности метода Дженнера. Карикатура 1800 года. Источник: Wellcome Collection / CC BY 4.0
Семеро членов французского комитета по вакцинации возмущены сомнением коллеги в эффективности метода Дженнера. Карикатура 1800 года. Источник: Wellcome Collection / CC BY 4.0

За три века оспа убила, по разным оценкам, от 400 до 800 тысяч европейцев, две трети американских индейцев и 200 тысяч мексиканских. Жизнь на фоне смерти от неизлечимого и уродующего недуга стала такой привычной, что во Франции, население которой оспа существенно проредила в 1577 и 1586 годах, по шрамам опознавали преступников, а модницы скрывали оспины под плотным слоем белил. Последняя эпидемия оспы нанесла удар по Европе в 1871—1873 годах, несмотря на вакцину, которую Эдвард Дженнер получил еще в 1798 году.

О победе над оспой ВОЗ заявила в 1980 году. Однако вирус не исчез бесследно: не так давно биологам удалось воскресить один из «вымерших» вирусов — вирус лошадиной оспы. Лошадиная оспа легко переносится человеком, но где гарантия, что никто не реконструирует таким образом натуральную оспу?

О том, каковы шансы людей на спасение в борьбе со смертельно опасными болезнями, расскажет новый трехсерийный проект Discovery Channel «Вирусы», посвященный оспе, гриппу и Эболе: зрители увидят, как человечество сотни лет сражалось с невидимыми врагами и что может случиться, если они нанесут новый удар.

Добавить в закладки
Комментарии
Вам понравилась публикация?
Расскажите, что вы думаете, и мы подберем подходящие материалы

Послеродовая депрессия

Что происходит с организмом женщины

Считается, что рождение ребенка — самое счастливое время в жизни женщины. Откуда тогда после родов может появиться депрессия? Почему молодые мамы чувствуют себя несчастными, готовы все бросить и уехать куда подальше? Что происходит с организмом во время беременности и после родов? Беседуем об этом с педиатром и экспертом по роддомам Татьяной Буцкой.
Добавить в закладки
Комментарии
Татьяна БУЦКАЯ, педиатр, эксперт по роддомам:

— Беременность и роды — это совершенно естественное состояние женщины. И как говорят акушеры-гинекологи: «Никто беременной не оставался до конца, на всю жизнь». Все равно беременность когда-то заканчивается.

И вот когда это происходит, кажется, что в жизни женщины произошло самое счастливое событие и она должна стать самым счастливым человеком, а слова «депрессия» и «молодая мама» совершенно несовместимы. Потому что тут такое счастье! Какая может быть депрессия? [ ... ]

Читать полностью

Мифы и правда о прививках

Интервью с педиатром Анной Левадной

Тема прививок всегда вызывает споры и порождает много мифов и страхов. Противники прививок пытаются находить новые «подтверждения» своим домыслам, а приверженцы говорят об опасности отказа от вакцинации. Кто прав? Правда ли, что мы скоро будем делать прививки от каждого чиха? От каких болезней нужно вакцинироваться в первую очередь и почему? Существуют ли какие-то противопоказания к вакцинации? Разбираемся подробно в этом вопросе.
Добавить в закладки
Комментарии

Анна Левадная, неонатолог, педиатр, к.м.н.:

— Начнем с самого насущного вопроса: скоро мы будем прививаться от каждого чиха или нет? На самом деле, нет. Нам нет необходимости защищаться от банальных вирусов, с которыми организм справляется самостоятельно. Мы прививаемся только от тех болезней, которые действительно протекают очень тяжело, имеют важное эпидемиологическое значение, быстро распространяются, имеют высокие показатели летальности (смертности) и против которых не разработано на сегодняшний день какое-то адекватное успешное лечение.

Чем раньше мы привьем ребенка, тем раньше он будет защищен. И на самом деле важно защитить именно маленьких детей, потому что в силу особенностей иммунитета они тяжело переносят все инфекционные заболевания. Исходя из этого, разработан национальный календарь вакцинации. Когда мы говорим о том, необходимо ли вообще прививать детей так рано или нет, мы должны понимать: самая большая частота осложнений и самая высокая летальность — именно у детей первых пяти-шести лет жизни и именно эту группу населения нам важнее всего защитить. [ ... ]

Читать полностью

Зачем сохранять стволовые клетки?

Интервью с педиатром Татьяной Буцкой

Зачем нужно задуматься при рождении ребенка о сохранении его клеточного материала и чему это может способствовать в дальнейшем.
Добавить в закладки
Комментарии

— Я заканчивала ординатуру в Морозовской больнице. У меня была ординатура по детским болезням. Я — врач-педиатр. И когда ординаторы дежурят, они отвечают не только за свое отделение, но и ходят по всей больнице.

Каждый раз, когда я попадала в Морозовскую больницу, в отделение гематологии, для меня это был огромный стресс. Я не представляю, как врачи там работают. Я видела там родителей, которым приходилось рожать вторых детей для того, чтобы спасти первых. Потому что если у ребенка начинался рак крови, то его могли спасти стволовые клетки, которые надо было где-то найти, похожие. Если клетки были непохожими, то они отторгались.

И когда было невозможно найти эти клетки, когда они не приживались (чужеродные), то иногда родители шли на то, чтобы родить второго ребенка. Собирали стволовые клетки второго ребенка и ими лечили первого. Понятно, что это все равно были не свои клетки, что существовала какая-то вероятность отторжения. Но носители все равно хотя бы были близкими родственниками. [ ... ]

Читать полностью