Человек наук

2 января исполнилось 95 лет со дня рождения американского фантаста Айзека Азимова

2 января исполнилось 95 лет со дня рождения американского фантаста Айзека Азимова
Olga Popova/shutterstock

2 января 2015 года исполняется 95 лет со дня рождения Айзека Азимова — ученого, писателя-фантаста и одного из главных популяризаторов науки и сторонников всестороннего образования и самообразования XX века.

"Каждый волен верить, во что он хочет. Я только против того, чтобы заставлять всех верить во что-то одно».
Айзек Азимов



Встретив имя Айзека Азимова в первый раз, я невольно пришла к выводу, что он русский. Позже выяснилось, что хотя корни его и растут из Смоленской области, на самом деле Айзек Азимов — американский писатель, входящий в «большую тройку» лучших фантастов в мире. Ну а по совместительству — один из самых главных популяризаторов науки нашего времени. И сегодня ему бы исполнилось 95 лет.

Главной отличительной чертой Азимова, которая сыграла в его жизни не последнюю роль, была любовь к чтению. А началось все с чтения научно-фантастических журналов, которые завозили в лавку к его отцу. «Мой папа считал, что газеты и журналы, которые продавались в его лавке, — это мусор, и не давал мне их читать, но разрешал читать научную фантастику. Отец плохо говорил по-английски, и, мне кажется, он думал, что научная фантастика имеет что-то общее с наукой и принесет мне пользу». Позднее Азимов станет одним из главных научно-фантастических писателей XX века. С детства сочиняя рассказы, свой первый роман он опубликует уже после того, как займется научной деятельностью. Азимов 11 лет публиковал свои рассказы в журналах, поэтому получалось, что его увлечение художественной литературой не такое и афишируемое. Когда Азимов собрался вступать в ряды преподавателей медицинской школы, в издательстве должен был выйти его первый отдельный роман. Декан школы тогда положительно отнесся к тому, что один из его педагогов пишет романы. Многие дети выросли на историях о космическом рейнджере Лакки Старре, а взрослые продолжают находить для себя много научных фактов в его романах «Конец Вечности» и «Сами боги».

Потом пошел выпуск его не художественных книг, и Азимов засомневался: стоит ли ему подписываться своим именем или все же лучше воспользоваться псевдонимом? Люди могут решить, что научные книги автора «ерундовых» научно-фантастических историй и выеденного яйца не стоят. Но подписываться чужим именем было не в его характере, и писатель решил пойти наперекор собственным опасениям. И оказался прав: после выхода его не художественных книг СМИ стали проявлять внимание и к его романам. Получилось, что увлечение фантастикой не является помехой для написания научной литературы, а наоборот — заинтересовывало читателей.

Список тем, на которые он писал не художественные книги, поражает не только количеством, но и разнообразием: химия, биология, математика, астрономия, физика, история, Библия, литература и многие другие. Все эти сферы Азимов плотно изучал и впоследствии написал по ним собственные наблюдения и выпустил их с более доступным читателю объяснением. Одно из ярких его высказываний очень хорошо характеризует то, чего он больше всего добивался в своих не художественных книгах: «Самая волнующая фраза, какую можно услышать в науке, вовсе не «эврика!», а «вот это забавно». По характеру знаний Азимов был энциклопедистом, как его нередко именовали и в прессе. Его близкий приятель, писатель Курт Воннегут как-то спросил Азимова: «Каково это: знать все?». На что Азимов ответил:

"Я знаю только, каково иметь репутацию человека, который знает все. И это нелегко».


В своих интервью он нередко признавался, что все самое непонятное ему самому для него интереснее всего описывать. Заинтересовывается, находит ответы на собственные вопросы, а потом делится с читателями. А помогали ему в этом общение со многими учеными и чтение научных трудов. Он и сам вел научную деятельность, умножая знания и совершенствуя стиль. Азимов не считал себя гениальным, но справедливо любил все собою созданное, нередко говоря, что он очень тщеславен. «Просто скажите, что я самый разносторонний писатель в мире и величайший популяризатор многих предметов».

Помимо чисто литературного вклада в своих произведениях Азимов принес в наш мир несколько неологизмов. Его перу принадлежит создание таких слов, как «позитронный мозг», «психоистория» и «робототехника». И это не говоря уже о том, что им и его редактором Джоном Кэмпбелом были придуманы три закона робототехники, которыми многие писатели и сценаристы пользуются до сих пор.

И писательство стало не единственным его хобби, популяризирующим науку. Еще тогда, когда Азимов попал в Колумбийский университет, в нем раскрылся талант преподнесения научного материала устно, перед широкой аудиторией. В 1946 году его, молодого аспиранта, ожидала задача читать лекции перед студентами. Азимов переживал, что большинство лекторов, видя незаинтересованность среди сидящих перед ними, спустя пять минут после начала лекции начинают рассказывать материал «для себя», а не для аудитории, и дальше лекция больше похожа на презентацию, в которой преподаватель бубнит себе под нос, а студенты заняты своим делом и ничего не понимают. Азимов перед своей первой лекцией написал несколько формул и уравнений на доске, чтобы потом не делать это во время чтения. Один из вошедших студентов остановился перед досками, осмотрел все формулы и сказал: «Я никогда этого не пойму». На что Азимов ответил: «Вздор. Просто слушай все, что я буду говорить, и все написанное станет для тебя таким же прозрачным, как горное озеро». Азимов всю лекцию следил за вниманием студентов и заметил, что к концу они по-прежнему были полны энтузиазма. Позднее один из коллег профессора Даусона, который присутствовал на лекции, передал Азимову слова профессора, что это была самая понятная лекция из всех, что ему приходилось слушать. И Азимов очень полюбил читать лекции. Когда в 1952 году он начитывал последнюю пару своего третьего семестра — «Тепло и работа», где-то на середине лекции он высказал довольно громкое утверждение о концепции «тепловой смерти» и зал разразился овациями, которые никак не давали ему закончить. Кто-то из коллег потом рассказал ему о разговоре на другом этаже здания: член Департамента по физиологии спросил: «Что это за звук?», говоря о несмолкаемых аплодисментах и смехе, а другой его коллега ответил: «Наверное, лекция Азимова». И оказался прав.

Азимова нередко спрашивали, как же стать таким же умным, и один его ответ навсегда стал одним из самых популярных его афоризмов:

«Я твердо верю, что самообразование — единственный способ стать образованным».


А его книги — отличный способ проверить это на себе.

Татьяна Пацан, младший научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН
Теги: