Призвание: стартап

Кто поможет ученым стать богачами (и разбогатеет сам)?

Лабораторный корпус МФТИ. Фото: пресс-служба МФТИ

Технологический предприниматель — человек-машина, который способен придумать технологию, а потом успешно вывести ее на рынок. «Чердак» и «Мастерские инноваций» ФИОП «Роснано» продолжают рассказывать о профессиях будущего.

Стив Джобс, Марк Цукерберг, Илон Маск, Евгений Касперский — всем знакомые имена. Эти люди — яркий пример того, какого результата можно добиться, обладая техническим образованием и предпринимательской жилкой. Сегодня компании, созданные этими людьми, стоят миллиарды, и они достались им вовсе не по наследству. Они добились грандиозного успеха благодаря труду и способности оценить и внедрить на рынок нечто совершенно новое. Это сложно: люди склонны к консерватизму, предпочитают сохранять статус-кво и потому не доверяют новинкам. И именно здесь на сцену выходит технологический предприниматель — человек, создающий новый бизнес, в основу которого положена инновационная идея или новая технология.

Выделение технологического предпринимательства в отдельную группу «основанных на новых технологиях фирм» произошло сравнительно недавно, примерно в середине 1990-х. Случилось это, когда весь мир заговорил о Кремниевой долине, где высокотехнологичные стартапы начали вырастать как грибы после дождя. И действительно, огромное количество гаджетов, приложений и других удивительных вещей, плотно вошедших в нашу жизнь за последние годы, не заметить сложно. В зарубежной практике компании, которые производят подобные девайсы, иногда называют specialist technology suppliers (специализированные поставщики технологии). Конечно, благодарить нам стоит в первую очередь талантливых разработчиков. Но на одной идее далеко не уедешь: любую гениальную разработку необходимо правильно подать на рынок.
Генеральный директор и соучредитель компании ЗАО «Лаборатория Касперского» Евгений Касперский. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС


Конвейер технологий

В России традиционно производителями инновационных разработок считают НИИ и КБ. Сотрудники этих учреждений действительно занимаются выполнением заказов на НИОКР, поступающих от крупных предприятий: сами на себя они, как правило, не работают. Мотивация технологических компаний иная. Они вполне самостоятельны и никаких заказов не принимают — наоборот, зачастую такие компании сами инициируют процесс создания новых технологий с целью вывода их на рынок. Собственно, в этом и заключается вся суть технологического предпринимательства.

С экономической стороны технологическое предпринимательство, возможно, и есть тот самый механизм, который позволит сократить огромный временной разрыв между созданием новой технологии и началом ее коммерциализации. Технологический предприниматель играет роль рычага для запуска конвейера: он находит технологию, продает ее, ищет следующую, продает, и так по кругу.

«Наука производит новые технологии. Но что с ними делать? Технологические предприниматели — ответ на этот вопрос. Эти специалисты должны найти покупателей, — объяснил «Чердаку» выпускник кафедры технологического предпринимательства РОСНАНО в МФТИ Юрий Стебунов. — Сами ученые не смогут довести технологию до конкретного потребителя, потому что они не умеют строить бизнес. Это отдельная задача, которую и решает технологический предприниматель».

Сейчас Стебунов разрабатывает сверхчувствительный наномеханический биосенсор для анализа химического состава веществ в одной из лабораторий университета вместе со своим коллегой Дмитрием Федяниным. Их сенсор способен обнаруживать разные биологические объекты, к примеру маркеры вирусных заболеваний, которые появляются, когда иммунная система реагирует на частицы таких страшных вирусов, как ВИЧ, гепатиты, герпес и многие другие.

И чтец, и жнец

Технологический предприниматель — уникальный человек, обладающий большим набором совершенно разнообразных знаний и при этом еще и крепкой бизнес-хваткой.


В первую очередь ему необходимо понимать, как правильно формировать идею и где искать нужных людей. Он должен разбираться в типах инвесторов (профессиональные, непрофессиональные и др.), а также не понаслышке знать, что такое венчурные фонды и бизнес-ангелы. Помимо всего прочего, он должен уметь составлять маркетинговый и бизнес-планы, быть хорошим оратором, создавать продающие презентации. И желательно делать это все на хорошем английском, ведь всегда есть шанс, что технология приглянется инвесторам из-за рубежа.

Пример того, как отечественные идеи могут реализоваться на Западе, — стартап в сфере интеллектуальных сенсорных сетей MeshNetics. Значительную часть средств в него инвестировала американская компания Atmel, разработки стали ее собственностью, и сейчас она продает высокотехнологичные устройства уже под собственной маркой. Дело в том, что цикл вывода продукта для биофармацевтических стартапов занимает годы, поэтому иностранные компании с удовольствием предоставляют средства отечественным разработчикам, взамен же получают интеллектуальную составляющую проекта — проще говоря, права на продукт. Впрочем, MeshNetics — пока скорее исключение, и особо рассчитывать на иностранные инвестиции молодым инновационным компаниям, похоже, не стоит. Хотя это и не повод не учить английский.

Но и в России искать инвестиции непросто. «Я занимаюсь прикладной наукой, цель которой — коммерциализировать продукт, — говорит Юрий Стебунов. — Здесь самое сложное — определить рынок и понять конкурентные преимущества. С инвестициями тоже не все гладко. В России есть венчурные фонды, но пока они не настолько квалифицированы, как на Западе. Хотя наши фонды развиваются. Так что качественные инвестиции найти сложно, но можно. Хотя пока российским компаниям найти средства в России сложнее, чем, к примеру, американцам в Америке».

Весьма любопытные данные о перспективах технологического предпринимательства представил ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Олег Хархордин на международном форуме «От науки к бизнесу». Он изучал культурные предпосылки и стратегии достижений успеха у людей, занятых в области продвижения на рынок новых высокотехнологичных продуктов. Исследования проводились в разных регионах России, на Тайване, в Южной Корее и Финляндии. Всего было проинтервьюировано более двухсот технопредпринимателей.

Оказалось, что между азиатскими и российскими предпринимателями есть принципиальное отличие: в Азии в эту область экономики в основном идут самые обычные люди, закончившие провинциальный вуз: они знают, что нужно людям в обычной жизни, и нацелены на прикладной результат. В России же, по словам Хархордина, «очень много Кулибиных, но мало Эдисонов». У нас любят придумывать всякие «игрушки», а вот жизненно-важные проекты пока редкость. Впрочем, не исключено, что их больше, чем мы думаем, просто пока на них не нашелся толковый технопредприниматель.

«В России с технологическим предпринимательством, к сожалению, пока дела обстоят плохо, — считает Юрий Стебунов. — Такие специалисты очень помогли бы стране в 90-е годы, после распада СССР, когда свет увидело множество технологий с закрытых предприятий. Их можно было бы грамотно продать и много заработать. Сегодня эти технологии частично перешли на Запад. Тем не менее сейчас фундаментальная наука в России снова начинает развиваться, появляются новые технологии, есть много хороших идей. Но опять же есть недостаток в людях, которые эти идеи могут превратить в реальные продукты. Но технологических предпринимателей становится больше, и в этом очень помогают специализированные кафедры. Их заканчивают люди, чьей работой непосредственно является коммерциализация технологий».

Лабораторный корпус МФТИ. Фото: пресс-служба МФТИ


Ориентация на бизнес

Уровень классического инженерного образования в ведущих российских вузах традиционно высок, но с каждым днем все более очевидно, что этого недостаточно. Рынок сегодня требует инженеров с новыми компетенциями, знающих и понимающих механизмы коммерциализации технологий, обладающих менеджерскими навыками — от управления разработками на предприятии до управления маркетинговыми исследованиями и продвижением инновационной продукции.

«Мало иметь свою идею, проект, инновационную технологию, — поясняет заместитель заведующего кафедрой технологического предпринимательства РОСНАНО в МФТИ Вячеслав Чикин. — Нужно уметь довести ее до человечества и сделать успешной. Была необходима структура, обеспечивающая всплеск интереса студентов к предпринимательству, и несколько лет назад мы начали образовательный проект, призванный научить этому студентов технических вузов. Студент нашей кафедры попадает в компанию, работающую над проектом, и компания определяет его бизнес-роль. Его учат правильно развивать проект, делать его наиболее успешным. В результате такого обучения мы получили магистрантов, не только заинтересованных в работе в инновационной сфере, но и обладающих достаточными для этого компетенциями».

Так что, выбирая техническую специальность, нужно понимать, что в современном мире быть простым инженером или разработчиком уже недостаточно. Нужно не только уметь собирать что-то своими руками, но еще и обладать массой других компетенций. В противном случае есть риск остаться на обочине, в то время как более предприимчивые и ориентированные на бизнес молодые люди наводнят рынок своими продуктами.

Куда пойти учиться?

1. МФТИ. Кафедра технологического предпринимательства
Сайт кафедры


2. Межвузовская магистерская программа подготовки инженеров в сфере высоких технологий для новой экономики Москвы. Инженерная школа высоких технологий
Сайт программы


3. ИТМО. Кафедра технологического предпринимательства и управления инновациями. Реализует магистерскую программу Master of Technology Entrepreneurship.
Сайт программы


Теги:

Читать еще на Чердаке: