Не пронесет

Цунами — вопрос не «если», а «когда»

Последствия землетрясения и цунами 2011 года в японском поселке Оцути. Фото: U.S. Navy / Wikimedia

По инициативе ООН 5 ноября стал Всемирным днем распространения информации о проблеме цунами. Метеорологи, геофизики и спасатели рассказали, как они ждут следующую большую волну в полной боевой готовности и надолго ли хватит этой готовности.

Не более десяти минут — именно столько времени сейчас требуется Росгидромету, Единой геофизической службе РАН и МЧС, чтобы разогнаться с нуля до режима полной боевой готовности к цунами. Как только сейсмостанции зафиксируют землетрясение в тихоокеанской зоне, которое может вызвать цунами, ученые оценивают его параметры и возможные характеристики волны: когда и куда она придет, какой будет высоты. На все уходит не более восьми минут — этого хватит даже для «ближних» землетрясений в пределах 3 тысяч километров от побережья, волны от которых дойдут до российских берегов за 30−40 минут. Еще за две минуты об угрозе оповещают всех, кого она касается, с помощью сирен, экстренных радио- и телепередач и других сервисов, и начинается эвакуация.

На самом деле все эти службы никогда не работают «на нуле»: сейсмостанции собирают и отправляют данную информацию раз в секунду, гидрометеорологи постоянно следят за уровнем моря — эти данные можно даже посмотреть в интернете. Страны Тихоокеанского региона постоянно обмениваются информацией и учатся друг у друга. Даже работоспособность сирен оповещения МЧС проверяет, не включая их, дважды в сутки.

Так российский Дальний Восток живет каждый день, в невидимом напряжении, совершенно экзотическом для всех остальных жителей России. Об угрозе «волны, приходящей с моря», — так переводится японское слово «цунами» — забыть очень легко, но очень опасно и дорого. Поэтому в прошлом году ООН решила выделить специальный день в году для того, чтобы о ней напоминать (тем, у кого под ухом не звучат сирены, конечно).


Ноябрьские волны

Примерно 85% всех цунами вызваны землетрясениями и моретрясениями, остальные приходятся на обвалы, оползни и извержения вулканов. Всего этого на российском Дальнем Востоке более чем достаточно: так называемое Тихоокеанское огненное кольцо объединяет наши Курилы, Камчатку, Японию, Филиппины, Новую Зеландию и острова Океании, а также западное побережье Северной и Южной Америки. По данным Геологической службы США, здесь происходит до 90% всех землетрясений в мире.

Тихоокеанское огненное кольцо. Изображение: Wikimedia

При этом цунами — это совершенно необязательно стена воды с трехэтажный дом: строго говоря, волны, подходящие под это определение, могут быть и высотой со скворечник. Даже такие 30-сантиметровые, казалось бы, совсем безобидные для людей цунами могут навредить, например, плохо пришвартованным судам, поэтому ученые отслеживают и их.

Самый известный каталог российских цунами ведут довольно далеко от моря — в Институте вычислительной математики и математической геофизики СО РАН в Новосибирске. В нем 110 записей, причем первая относится еще к 1737 году и землетрясению на относительно недавно открытой русскими Камчатке. Известный ученый и путешественник Степан Крашенинников удачно оказался в регионе как раз в это время и смог подробно описать масштабы цунами и даже оценить ее высоту — от 20 до 60 метров, в зависимости от района.

Выбор 5 ноября в качестве международного дня информации о цунами, как гласит резолюция ООН, связан с «Инамура-но-хи». Это хорошо известная история о японском крестьянине, который якобы в этот день в 1854 году «пожертвовал своим имуществом, чтобы спасти жизни жителей своей деревни: он поджег принадлежавшие ему снопы риса и тем самым быстро оповестил людей о цунами, благодаря чему они успели покинуть деревню».

Правда, в других источниках «Инамура-но-хи», буквально «пожар рисовых снопов», описывается несколько иначе. Во-первых, эта история считается основанной на вполне реальных событиях — двух мощных землетрясениях с магнитудой 8,4 на юге Японии, 23 и 24 декабря 1854 года, и цунами высотой до пяти метров. Как рассказывается в подготовленном в университете Хиросаки буклете, Горе Хамагути, состоятельный житель деревни Хиромура, после землетрясения увидел, как море отступает от берега, понял, что скоро придет цунами, и поджег весь свой собранный рис, чтобы привлечь внимание других жителей и заставить их собраться на возвышенности, где находился его дом. Затем Хамагути помог восстановить деревню и в том числе построил защитную дамбу на случай следующих цунами.

Российский фрегат «Диана», погибший во время землетрясения 1854 года в заливе Суруга острова Хонсю. Изображение из The Illustrated London News, 1856

У России же есть свой, менее лирический, повод вспоминать о цунами 5 ноября: почти через 100 лет после японской истории, в 1952 году, цунами высотой около 10−12 метров полностью разрушила Северо-Курильск и еще несколько десятков поселков на Курильских островах и Камчатке. Погибло, как считается, не менее 5 тысяч человек, в основном военнослужащие и работники рыбной промышленности. Старший научный сотрудник Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Александр Белоусов пишет, что его дед, советский геолог и вулканолог Борис Пийп, через две недели после цунами участвовал в рейсе гидрографического судна в этом районе, и приводит, например, такую цитату из его дневника:

«Самолет, прилетевший на рассвете к Парамуширу, обнаружил, что Северо-Курильск смыт и весь пролив полон обломков домов, бревен, бочек и всего державшегося на воде, в том числе и людей <> [На рыбозаводе в бухте Океанской] цунами был нацело разрушен огромный, протяжением 120 метров, глубиной 7 метров и шириной 6 метров железобетонный мол, построенный еще японцами, большие блоки этого мола были смещены на 50−70 сантиметров в сторону по пути движения цунами».

Вид на портовую часть Северо-Курильска, где находился весь город до цунами 1952 года. Фото: Victor Morozov / Wikimedia

Наблюдения за состоянием океана и угрозой цунами на Дальнем Востоке в те времена не принципиально отличались от рисово-пожарного подхода в деревне Хиромура: визуальные данные об уровне воды — то, что видели люди на станциях, — передавались по телеграфу и радиосвязи. Борис Пийп в дневнике пишет, что радиостанция в Северо-Курильске «непрерывно передавала SOS, но как-то бестолково, так что Петропавловск ничего не мог понять». После трагических событий на Курилах в СССР решили наладить более эффективную систему предупреждения о цунами, но особенно далеко по этому пути уйти не удалось.

Гром грянул не у нас

В той же статье 2005 года Александр Белоусов писал, что на тот момент из-за «нищенского финансирования» система предупреждения о цунами находилась в печальном состоянии и никак не могла бы застраховать население тихоокеанского побережья России от катастрофы, подобной цунами 2004 года в Юго-Восточной Азии. Это подтверждает и директор Единой геофизической службы РАН Алексей Маловичко: когда специальная комиссия после азиатского цунами оценивала защищенность дальневосточного побережья России, ей честно показали немногие работающие станции «прошлого века».

Волна цунами 2004 года в Ао Нанге, Таиланд. Фото: David Rydevik / Wikimedia

Декабрьское землетрясение недалеко от острова Суматра и цунами высотой до 30 метров унесли жизни около 230 тысяч человек в Индонезии, Таиланде, Малайзии, Бангладеш и даже на восточном побережье Африки. Эта чужая беда в итоге стала поводом для полномасштабной модернизации российской системы в следующие пять лет, после которой за оснащение сейсмологам уже было «не стыдно», подчеркнул ученый.

«В марте 2011 года происходит землетрясение в Японии, недалеко от города Тохоку. Ближе всего оказался наш сахалинский филиал, поэтому операторы филиала говорили: «Надо же, впервые за всю жизнь мы совершенно спокойны», — рассказал глава геофизической службы на пресс-конференции в Москве.

По словам Маловичко, российские специалисты в итоге получили даже более точную оценку магнитуды землетрясения, чем японские, и так «российская система показала, что она работает на самом высоком уровне».

Последствие цунами и землетрясения 2011 года в японском городе Сендай. Фото: U.S. Navy / Wikimedia

Директор Камчатского филиала ЕГС РАН Данила Чебров на той же пресс-конференции в Москве согласился, что модернизацию провели довольно удачно, и, в частности, «улучшилось взаимопонимание» между ведомствами, ответственными за готовность к цунами. Однако, по его словам, за 2006−2010 годы Россия во многом только «догоняла» другие страны.

Ружье, которое обязательно выстрелит

Росгидромет сообщает, что в последние 10 лет наша новая система предупреждения о цунами настоящую тревогу ни разу не объявляла — не приходилось. Несколько раз ее приводили в режим повышенной готовности, например в том самом злополучном марте 2011 года, но реальной угрозы российскому побережью пока не было.

Тем временем сама технология прогнозирования цунами, которая используется в нашей системе, пусть медленно, но устаревает. Как пояснил Вячеслав Шершаков, генеральный директор НПО «Тайфун» (одно из научных учреждений Росгидромета), так называемый магнитудно-географический принцип, когда сейсмологи определяют координаты, магнитуду и другие параметры землетрясения, а на их основе затем моделируется угроза цунами, сильно критикуют. В частности, такой подход может «пропускать» действительно опасные цунами, которые неожиданно могут возникать даже при землетрясениях относительно небольшой магнитуды.

Поэтому во всем мире сейчас активно развивают гидрофизические наблюдения, то есть слежение за самой волной с помощью автоматических датчиков, а не только за землетрясением, ее породившим. После модернизации у нас работают 25 таких станций на поверхности и две современные донные станции — преимущество последних в том, что поставить их можно сколь угодно далеко от берега.

Однако, по словам Шершакова, китайские рыбаки случайно сломали у одной из станций буй для связи с берегом, и в итоге установка стоимостью 40 миллионов рублей сейчас не работает.

«К сожалению, с 2015 года активного продвижения в развитии системы нет, а очень жаль — хотелось бы все, что сегодня понято, внедрить. Она неплохо работает, но с каждым годом все напряженнее держать ее в работоспособном состоянии», — заключил директор «Тайфуна».

Данила Чебров добавил, что по количеству станций — и гидрофизических, и сейсмических — мы все еще сильно отстаем, скажем, от американских и японских коллег. Более того, на средних Курилах сохраняется довольно большая «дыра» в сети сейсмостанций: в этой сейсмоактивной, но безлюдной зоне точек наблюдения до сих пор нет.

«Землетрясение 2011 года, которое принесло столько бедствий, не было воспринято как такой же сигнал, как землетрясение на Суматре (в 2004 году). Работы фактически были свернуты, финансирование закончилось», — сказал ученый.

«Катастрофические цунами — это явления редкие, но они обязательно будут. Можно сэкономить что-то в текущий момент, надеясь, что пронесет? Не пронесет», — заключил Чебров.

Ольга Добровидова
Теги:

Читать еще на Чердаке: