Градус на понижение

Снизить выбросы углекислоты в атмосферу и затормозить потепление дороже, чем мы думаем

Фото: yelantsevv/ФОТОДОМ/shutterstock

Основное направление борьбы с глобальным потеплением на сегодня — так называемая «цель двух градусов»: средняя температура на планете не должна подняться больше чем на два градуса от доиндустриального уровня. Для этого нужно снижать выбросы углекислоты в атмосферу.

Времени осталось немного: по расчетам ученых, если ничего не сделать, температура на планете поднимется на два градуса уже к 2050 году. Что можно сделать и почему «зеленые» источники энергии не панацея, «Чердаку» рассказал Аллам Родней Джон, технический директор NET Power LLC, член межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), лауреат премии «Глобальная энергия».

Родней Джон Аллам во время пресс-конференции, посвященной объявлению лауреатов международной энергетической премии «Глобальная энергия» 27 марта 2014 года. Фото: ИТАР-ТАСС/ Сергей Фадеичев

— Как лично вы думаете, можем мы остановить глобальное потепление?

— В настоящий момент, при сегодняшней политической неопределенности в мире, я бы сказал, это очень маловероятно, и мы застанем потепление на два градуса. Но мы, конечно, можем его затормозить. Я думаю, что единственный реальный шанс достичь этого — заставить работать Парижское соглашение по климату.

— Каким образом?

— Проблема в том, что люди, которые рассуждают о стоимости производства энергии, не рассматривают стоимость углекислоты, от которой хотят избавиться. Например, вам известно противопоставление возобновляемых источников энергии и углеводородов. Люди, которые выбирают возобновляемые источники, не задумываются о проблемах стоимости — они просто верят, что углеводороды — это зло и должны быть истреблены. Для них это почти религия. Однако правительства должны смотреть на реальную стоимость тех мер, которые позволяют избежать выбросов углекислоты. Если вы поставите ветряк, то избежите выбросов некоторого количества CO2 в атмосферу, но, если вы скрупулезно все подсчитаете, то окажется, что углекислота попадает в атмосферу при производстве самого ветряка и его обслуживании, а также в тех случаях, когда ветер не дует и приходится использовать другие источники энергии. В результате таких комплексных расчетов оказывается, что стоимость энергии ветра довольно высока.

— Может быть, можно использовать солнечные батареи?

— Солнечная энергия может стоить недорого где-нибудь в Египте, но в средних широтах ее не имеет смысла использовать. Поэтому если люди устанавливают солнечные панели на своих домах (здесь речь идет о Германии — прим. ред.), то единственный способ экономически оправдать их использование — государственные субсидии. Это не самая низкая цена, которую можно заплатить за уменьшение выбросов углекислоты. Но из-за того, что «зеленые» так проголосовали в парламенте, Германия покрыта ветряками. Эта страна тратит каждый год на субсидирование солнечной энергии 30 миллиардов долларов. А в результате у них очень дорогая электроэнергия.

Никто не спрашивал людей в Германии, хотят ли они платить за электричество больше, чем в других странах, не это интересовало политиков, которые принимали решения. А теперь люди, например в Британии и Америке, принимают решения, которые приводят политиков в ужас. Люди реагируют на глобализацию и на практику принятия решений без оглядки на их интересы. Мы сейчас достигли точки, когда обычные люди говорят: «Минуточку. Мы хотим дешевой электроэнергии, мы, конечно, очень заинтересованы в проблемах изменения климата, но мы хотим, чтобы цена на электричество упала прямо сейчас».

— Но выбросы парниковых газов ведь нужно как-то снижать?

— Единственный путь, которым это может быть сделано, — это честно представить, какова цена избегания выбросов парниковых газов. Если поставить ветряк или солнечную панель, то затем придется вложить в эту систему еще энергию, чтобы компенсировать то время, когда они не работают. Это нормально, когда ветряки поставляют 5—10% от всей электроэнергии. Тогда о них можно не беспокоиться. Но когда это 40%, как в Германии, у вас возникают серьезные проблемы с балансом источников энергии, и приходится импортировать электроэнергию из других стран, когда нет ветра или небо затянуто облаками. Если вы используете возобновляемые источники слишком широко, это делает всю энергетическую систему нестабильной.

Нефть и газ абсолютно необходимы, хоть их сжигание и связано с выбросом парниковых газов. Нам нужно строить энергостанции, очищать их выбросы от CO2 и хранить его под землей. Технологии для этого уже существуют. Для этого нужны демонстрационные проекты, но у нас есть еще 35 лет, и, если для этого будет реальный стимул, они будут осуществлены.

— Как можно стимулировать энергодобывающие компании к снижению выбросов парниковых газов?

— Этим стимулом должна стать монетизация. Каждое предприятие по производству энергии, в результате работы которого в атмосферу поступает углекислота, должно платить налог. Тогда у вас будет механизм, который позволит назначать цену и сравнивать технологии на рациональной основе, без политики или религии, с учетом особенностей ситуации и местности.

Например, на юге США все используют природный газ, но, с другой стороны, у них есть и крупные производители нефти. Если вы возьмете CO2 из выбросов газовой станции, вы можете использовать его в нефтяных скважинах, замещая добытую нефть и увеличивая ее добычу. Таким образом углекислота получает реальную ценность: люди платят 20 долларов за тонну. И правительству не нужно субсидировать снижение выбросов парниковых газов.

Теги:

Читать еще на Чердаке: