Выбирать или не выбирать?

За два дня до назначенных еще осенью выборов в Академии наук от них вдруг решили отказаться

Александринский дворец в Нескучном саду — бывшее здание президиума Российской академии наук
Александринский дворец в Нескучном саду — бывшее здание президиума Российской академии наук

В Российской академии наук, кажется, проводят выборы Шредингера: они то ли состоятся, то ли нет, и выяснить это, не дожидаясь начала самих выборов, никак нельзя. «Чердак» объясняет, из-за чего все, кто имеет хоть какое-то отношение к российской науке, несколько переполошились.

Почему это вообще интересно?

Вы, наверное, читаете научные новости. Так вот, когда вы видите в новостях упоминание российских, а не британских ученых, велик шанс, что это сотрудники каких-нибудь институтов РАН. Когда вы гордитесь российской наукой, вы на самом деле гордитесь какими-нибудь сотрудниками институтов РАН. Если у вас есть друзья-ученые, они наверняка или работают в таком институте, или учились там, или сами дружат с кем-то оттуда.

Над всеми этими людьми в конечном итоге возвышается сама Российская академия наук. Собственно академия как собрание людей — это чуть больше двух тысяч академиков и членов-корреспондентов, которые избираются пожизненно за «обогащение науки» своим выдающимся трудом. Эти люди сами занимаются наукой и руководят институтами, их экспертное мнение спрашивают, когда нужно узнать что-нибудь важное об устройстве окружающего мира. Из них выбирается президент РАН, главный начальник научного цеха в стране.

В общем, в российской науке пока без этих трех букв никуда, что бы вы ни думали и о науке, и о самих буквах. А значит, если вам интересна наука, мимо темы выборов в РАН не пройти.

Хорошо, что там у академиков стряслось?

Долгое время РАН фактически была гигантской самостоятельной корпорацией, которая занималась одновременно как собственно наукой в институтах, научных центрах и других интересных научных местах, так и хозяйствованием, и жила, в общем-то, своей внутренней жизнью. В 2013 году академию довольно стремительно и сильно реформировали, и в РАН наступили интересные времена, которые, как показала прошлая неделя, продолжаются до сих пор.

В пятницу, 17 марта, когда некоторые участники общего собрания уже отправлялись в Москву, два уважаемых академика РАН Владимир Захаров и Валерий Рубаков внезапно сообщили научным журналистам, что выборы, ради которых все едут в столицу, переносятся на полгода. То, что эти выборы состоятся в 2017 году, было известно еще три года назад — это прописали в уставе РАН после реформы академии. На 20—24 марта всю процедуру назначили в ноябре 2016 года.

Кандидатов в президенты РАН трое: действующий глава академии Владимир Фортов и еще два академика, биолог Александр Макаров и физик Владислав Панченко. У них есть программы, которые можно прочитать на сайте РАН, но в случае выборов главы РАН это, скорее, просто сочинения на заданную тему — голосуют не столько за программы, сколько за людей. Опросы академиков и прочих экспертов, которые проводили научные СМИ, показывали, что в среду собрание РАН, скорее всего, собиралось переизбрать Фортова.

Когда пыль пятничных сенсаций чуть улеглась, выяснилось, что выборы могут перенести, потому что группа академиков, в том числе и как минимум один из кандидатов (по другим данным, два из трех — кроме Фортова), в последний или предпоследний момент предложили их перенести. Как и в любом демократически устроенном институте, предложить что-нибудь собранию имеют право все члены академии.

Логика у инициативной группы, со слов главного ученого секретаря Президиума РАН Михаила Пальцева, такая. В уставе академии ничего не написано о том, как правильно выбирать президента РАН (это действительно так, можно убедиться). Процедуру выборов, которые все же надо как-то провести, определил президиум, что-то вроде совета директоров, который управляет текущей работой РАН между собраниями. Но в уставе не сказано, что президиум может это сделать единолично, без собрания — это не запрещено, но и не разрешено.

Значит, заключает инициативная группа, итоги выборов, если их провести сейчас, не исправив пробел в уставе РАН, можно будет оспорить в суде и признать нелегитимными. Поэтому надо сначала «выправить» документы, а потом выбирать президента. Так как до среды, 22 марта, изменить устав РАН не получится никак, выборы откладываются.

Важно еще сказать, чего, по-видимому, не случилось: по первоначальным слухам, действующего президента РАН Владимира Фортова якобы отстранили от должности, заставив уйти в отставку. Но эти слухи упорно опровергают все, кого об этом догадались спросить, от пресс-службы РАН до его заместителей, и пока никак не подтверждают ни сам Фортов, ни какие-то политические источники. Полномочия действующего президента РАН в любом случае истекают 27 марта, что бы там ни произошло с выборами. В понедельник само собрание, которое состоится в любом случае — его-то никто не пытается перенести, — начнется с доклада Фортова о работе академии.

И что теперь?

Градус безумия происходящего пока не разочаровывает. В большом и основательном интервью «Российской газете», которое появилось на сайте издания в 18:00 воскресенья (и выйдет в бумажной версии в понедельник), Фортов решительно высказывается против изменения правил выборов в последний момент. А в начале девятого вечера в то же воскресенье он уже говорил журналистам «Чердака», что поддерживает перенос выборов, например, на сентябрь.

Теперь первый день общего собрания, понедельник, становится невероятно интересным: помимо ритуальных докладов Фортова и Пальцева о работе РАН и ее президиума, участникам собрания надо будет как-то отнестись к предложению перенести выборы на полгода. Дискуссия, несомненно, будет нелегкой.

Согласно уставу РАН, решения по выборам президента и остального руководства РАН принимаются большинством не менее двух третей голосов, как и любые изменения в устав. Для остальных решений достаточно простого большинства. Пока не очевидно, сколько голосов потребуется, чтобы перенести или не перенести сами выборы.

Уже сейчас известно, что в понедельник на общем собрании академиков будет выдвинуто и «встречное предложение» — оставить все как есть. «Клуб 1 июля», довольно крупное неформальное сообщество академиков и членов-корреспондентов РАН, уже обратился к членам академии с призывом никого не слушать и провести выборы по плану. В «Клубе» аргумент о процедурных пробелах в уставе не принимают, а сомнения в его качестве буквально накануне голосования называют недобросовестными.

Если выборы перенесут, это будет прецедентом: ничего похожего с РАН, кажется, еще не происходило. Если выборы не перенесут, это станет однозначным сигналом: академикам надоело, что с академией все время что-то происходит внезапно и как будто не по ее собственной воле.

Ольга Добровидова
Теги:

Читать еще на Чердаке: