Зыбкая надежда на мужчин

Сусликов поставило на грань вымирания собственное половое поведение

Взрослый самец желтого суслика. Фото Ольги Батовой

Российские ученые выяснили, что саратовские суслики ставят под сомнение идеи, которые ведут свое начало еще от работ Чарльза Дарвина, — настолько необычна их стратегия размножения. «Чердак» выяснил, как небольшие зверьки переполошили зоологов.

Согласно традиционным представлениям о работе полового отбора, «вторую половину» для размножения выбирает партнер, которому приходится больше вкладываться в потомство. У большинства видов, от насекомых до млекопитающих, это чаще самка, но есть и исключения: например, у морских коньков о потомстве заботится как раз отец.

Если при «традиционном» раскладе сил самка все же не приносит детенышей, то теория объясняет репродуктивную неудачу ресурсными ограничениями: не хватило пищи, самка оказалась слишком молодой или старой, заболела, на нее напали хищники и так далее. При этом с действиями второго партнера грустный итог никак не связан.

В своей новой работе, опубликованной в журнале Science Advdnces, Нина Васильева и Андрей Чабовский из Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцова РАН утверждают: из-за особенностей жизненного цикла самка желтого суслика может остаться «холостой» не по внешним причинам, а просто от недостатка самцов.

«Такая ситуация для диких популяций ранее не рассматривалась в принципе, и она была описана лишь для видов, страдающих от антропогенного воздействия, скажем от браконьерской охоты на самцов. Пример тому — сайгаки, самцов которых браконьеры массово истребляют из-за рогов», — рассказала «Чердаку» Васильева.

Взрослый самец желтого суслика. Фото Ольги Батовой


Желтый суслик Spermophilus fulvus — самый крупный из живущих в России: масса самца может достигать двух килограммов. По данным Международного союза охраны природы (IUCN), он распространен от Волги и Каспийского моря до озера Балхаш на юго-востоке Казахстана, а также в Узбекистане, Таджикистане, Туркмении, на севере Ирана и Афганистана и в Китае. До девяти месяцев в году желтый суслик проводит в спячке, из которой самцы выходят в конце марта, а самки — в начале апреля.

Ученые, которые занимаются поведенческой экологией, любят сусликов и других наземных представителей семейства беличьих: при очень большом сходстве между видами этих грызунов у них встречаются самые разные социальные системы. Например, у тринадцатиполосных белок принят промискуитет — и самцы, и самки спариваются с несколькими партнерами, и нет никаких устойчивых парных связей. А, скажем, альпийские сурки строго моногамны: в каждой группе есть одна размножающаяся пара и несколько особей, которые не оставляют потомство.

«Как и большинство евразийских видов наземных беличьих, желтые суслики практически не изучены, в противоположность огромному количеству работ по североамериканским видам. Мы восполняем этот пробел, что очень важно для сравнительного межвидового анализа, который, в свою очередь, важен при изучении эволюционных процессов», — говорит Васильева.

Четыре сезона, весной и летом 2004—2007 годов, ученые наблюдали за колонией сусликов в Саратовской области неподалеку от села Дьяковка. Зная «в лицо» почти всех животных в колонии, изучать которую начали еще в 2001 году, специалисты отслеживали репродуктивные успехи 112 самок, а также фиксировали плотность мужского и женского «населения».

Проанализировав собранные данные, Васильева и Чабовский установили, что ключевую роль в размножении самок играла относительная доступность самцов, то есть соотношение количества самок, готовых к размножению, и самцов в каждый момент времени. Вопреки теории на вероятность того, что у самки будут детеныши, не влияли ни ее возраст, ни состояние здоровья, ни предыдущие достижения на любовном фронте.

Суслики выглядят беззаботными, но на деле их жизнь весьма непроста. Фото Ольги Батовой


Иными словами, именно вторая половина определяет, будет ли очередная попытка самки суслика размножиться (а всего в ее жизни их не более трех) успешной. Как отмечают авторы статьи, до сих пор зоологи не знали других примеров такой необычной репродуктивной стратегии.

При этом ученые предупреждают, что распространять их выводы на людей «абсолютно неправомерно и просто смешно». В драматические периоды истории, например во время войн или революций, дефицит мужчин в популяции может возникать и у людей, но такие эпизоды к исследованию не имеют отношения. «В нашей работе речь о природных популяциях диких животных, где самки остаются холостыми в силу сочетания естественных факторов», — подчеркивает Васильева.

Среди этих факторов, например, разный возраст полового созревания — самки готовы к размножению на год раньше самцов, а также высокая смертность у последних, низкая мобильность самок, короткий период их готовности к размножению и образ жизни животных. Такие особенности свойственны не только этому виду, так что, скорее всего, есть и другие существа, которые отдают свой репродуктивный успех на волю случая.

Популяции, которые используют подобную стратегию, заведомо оказываются в большей опасности, чем другие. Если условия среды немного изменятся, популяция может вообще исчезнуть — просто из-за того, что «на всех не хватает». Часть самок не спаривается, численность животных понижается, самцов становится все меньше, и так по кругу, пока размножение и вовсе не прекращается.
Ольга Добровидова
Теги:

Читать еще на Чердаке: